«На нем учились делать уколы. И так больше 20 лет». Как спасают выбракованных лошадей

Для кого-то они старые клячи, отработанный материал, у которых одна дорога — на мясокомбинат. Для нее это лошади, заслужившие своим трудом достойную старость. Корреспондент агентства «Минск-Новости» побеседовала с Екатериной Любомировой, которая с командой волонтеров уже семь лет занимается спасением этих прекрасных животных. На сегодня их около 300!

Такая благодарность…

Как складывается судьба лошадей в большом спорте, Екатерина знает не понаслышке. С 12 лет она занималась конкуром в Ратомке. А в 15 ей довелось сопровождать выбракованную лошадь на мясокомбинат. Ужас и страх в глазах животного, его метания и сопротивление навсегда врезались в память девушки. Спустя годы, рано уйдя из спорта по семейным обстоятельствам, она решила хоть что-то изменить к лучшему.

Лошадь приносит спортсмену звания, титулы, награды. Они вместе как напарники стремятся к победе. На каком-то этапе ресурс животного оказывается исчерпан. Вначале коня берут на подготовку юниоров, потом оно может перейти в прокат — катать всех желающих, а после его настигает выбраковка. И чаще всего — билет в один конец, на мясокомбинат. Как правило, у лошади за это время был не один хозяин-спортсмен. И что стоит им всем собраться, выкупить ее и обеспечить достойную старость, уход и лечение, ведь она сделала вас чемпионом? — рассуждает Екатерина.

Своего напарника она не оставила. Рыжего красавца Зенкера после выбраковки выкупила и была с ним до его последнего вздоха.

Я Зенкера очень любила. Это был конь моей души. Вторым спасенным стал Гриф. На нем занимался мой супруг. За 20 лет жизни жеребец принес победы многим спортсменам и сам завоевал титул чемпиона Беларуси, становился призером этапов Кубка мира и чемпионатов СНГ по конкуру. Всего нам удалось спасти около 30 лошадей-спортсменов. Меня часто спрашивают: а вам не жалко остальных? Жалко. Но я реалист. Понимаю, что всех не спасешь, — вздыхает собеседница.

Уран. Голубоглазый красавец ахалтекино-тарийской породы изабелловой масти. Ему 24 года. Всю жизнь трудился в прокате в Ратомке. Пять лет назад его спасли после выбраковки. С тех пор никто на него не садился верхом. А вот сфотографироваться — всегда пожалуйста. Он очень фотогеничен

Такая судьба…

Чтобы пообщаться с Екатериной, я приехала на ранчо в Смолевичском районе. Здесь за животными ухаживают, их кормят, выгуливают. Сейчас подопечными команды спасения являются три лошади и пони. Также есть те, кого выкупили неравнодушные люди. Они оплачивают все затраты, навещают лошадок.

Вот две «бабушки» из выбраковки Могилевской детской спортивной школы. Им 24 и 26 лет. У одной хроническое расстройство желудка, у второй больные легкие, и она уже одной ногой в могиле, — рассказывает Екатерина во время нашей прогулки.

Она каждый день приезжает на ранчо, чтобы ухаживать за лошадьми: ставить капельницы, уколы, делать массаж и ингаляции. Не боится грязной работы. Радуется, когда к команде присоединяются новые волонтеры. Но признается, что их не хватает, особенно в холодное время года.

В конюшне подходим к красавцу мерину Амуру. Его история не так прекрасна, как кличка.

Он жил в комнате с белой плиткой в стенах Витебской ветеринарной академии, не видел травы, улицы, только группы студентов, которые на нем учились делать уколы. И так больше 20 лет. Девушка, которая там постигала профессию ветеринара, забрала его. Теперь он с нами, — говорит Екатерина.

Спасение табуна

Это было что-то невероятное! Волонтеры узнали, что в колхозе закрывают ветку коневодства и на продажу выставили 33 лошади. Команде дали две недели, чтобы найти новых хозяев для животных. Одного они оставили себе, а вот пристроить остальных казалось нереальной задачей. Куда проще было придумать клички каждой лошадке. Так кто-то стал Звездочкой, кто-то Березкой, кто-то Серой, кого-то нарекли Аполлоном… И всех до одного спасли. Большая часть уехала в Россию. Ребята поддерживают связь с новыми хозяевами, интересуются дальнейшей судьбой лошадей. Важно показать, как преображаются животные, когда оказываются в любящих руках. Туда же отправился и Дед Посейдон. На тот момент ему был 41 год! Беспородный мерин всю жизнь работал на ферме, отдавая энергию и силы во благо людей.

Команда помощи лошадям HeaRT была создана в 2013 году при поддержке Международного благотворительного общественного объединения помощи животным «ЗООшанс». За время существования команды около 300 лошадей спасено от смерти и неблагоприятных условий содержания, почти 100 титулованных спортивных лошадей получили право на заслуженный отдых, примерно 50 жеребят обрели надежду на светлое будущее.

Везунчик Лелик

Ему 20 лет. Он счастливчик. Во-первых, ему удалось избежать встречи с мясником после выбраковки. Волонтеры выкупили его за 440 рублей. Именно во столько животное оценили прежние хозяева. Всю жизнь этот породистый покладистый пони, несмотря на врожденную деформацию скакательных суставов, катал на себе детей в Гродненской спортивной школе. Из-за неправильного рациона заработал еще и сильнейшее ожирение. Но теперь у него есть замечательный куратор: спортсменка Анна Карасева, номер один в сборной Беларуси по выездке, увидев Лелика, просто влюбилась в него. Девушка полностью оплачивает его содержание, балует вкусными и полезными мюсли. А Лелик не верит своему счастью: проводит дни в поле, щиплет травку и никого не катает на себе.

Неразлучные подружки

Энергия — участница Олимпийских игр в Пекине — 2008. Из-за своего возраста больше не могла участвовать в тренировочном процессе. Когда ее выставили на выбраковку, волонтеры сообщили на форумах и в соцсетях, что ее можно купить. Но никто не отозвался. Люди не хотели брать больную и старую лошадь, от которой нет никакой пользы. К тому же она требует тщательного ухода: нужны специальное дорогое кормление и ветеринарные препараты. Животное так выглядит благодаря большому труду и немалым материальным затратам. В месяц уходит примерно 250 долларов.

Есть у Энергии подружка Гипатия. Из Ратомки ее забрала девушка Катя, которая в детстве занималась в спортивной школе и долго ездила на Гипатии. Она пообещала не бросать лошадь и спустя годы сдержала свое слово. Цена поддержки друга — 750 рублей. Сейчас Энергия и Гипатия — неразлучные подружки.

Фото из личного архива Екатерины Любомировой

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ