«На сцене вдруг ощутил внутри себя болезненную пустоту и одиночество». История о музыканте, ставшем протоиереем

Он и сейчас, хоть и нечасто, слушает хорошую зарубежную рок-музыку, Цоя, Шевчука, «Океан Эльзы». А когда-то и сам в лучах софитов выходил на сцену, играл на ударных инструментах, пел в первых белорусских рок-группах и работал в проектном институте, не ведая, какая стезя ему уготована. Нынче у настоятеля прихода храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» Игоря Коростелева совсем иные заботы и радости. Какие они — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Кстати, профессия архитектора очень пригодилась будущему протоиерею и единственному в стране дважды лауреату премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение» при строительстве грандиозного столичного храмового комплекса на ул. Притыцкого. Корреспондент агентства «Минск-Новости» встретился с настоятелем.

В апреле 1991-го, в пятую годовщину чернобыльской катастрофы, на пустыре был заложен памятный камень. Несколько лет службу вели в обычной армейской палатке. Сейчас здесь размещается Центр духовного просвещения и социального служения Белорусского Экзархата, на территории возведены крестильная Свято-Евфросиниевская церковь, часовня, звонница, учебный корпус с социальными мастерскими для людей с ограниченными возможностями, воскресной школой, трапезной. Достраивается величественный соборный храм. Тысячи минчан приходят сюда помолиться, а в большие церковные праздники огромные очереди выстраиваются далеко за церковной оградой.

Даты разные, но Рождество одно

— Отец Игорь, на днях мы отпраздновали Рождество Христово, которое, правда, христиане других конфессий отмечают раньше на две недели. Это расхождение настолько принципиально для православной церкви, что его нельзя устранить?

— На сегодняшний день — принципиально, хотя для всего человечества и для нас наступивший 2020-й — это год от Рождества Христова. Мы отмечаем главный праздник по новому стилю 7 января, а по-старому получается 25 декабря. По старому, юлианскому календарю живут пять православных церквей мира. Вместе с Русской православной церковью праздник Рождества Христова 7 января отмечают Иерусалимская, Грузинская, Сербская и Польская православные церкви, афонские монастыри, а также многие католики восточного обряда и некоторые протестанты.

А большинство христиан западного мира и 10 из 15 православных поместных церквей пользуются григорианским или новоюлианским календарями. Они Рождество празднуют также 25 декабря, но по новому стилю. Чего, казалось бы, проще — консолидироваться нам с ними, и разногласия устранены?.. Но верующие люди, постоянно посещающие храм Божий, привыкают к традиционной форме службы и датам, на которые приходятся церковные праздники. Любые изменения будут их смущать и вызовут чувство протеста. Старообрядческий раскол начался с того, что патриарх Никон ввел свои новшества очень резко, в приказном порядке, буквально «с завтрашнего дня». И мы получили в православной церкви рану, которая кровоточит до сего дня и останется с нами, наверное, до скончания века.

— То есть, в двух словах, это в большей степени вопрос традиций?

— Это проблема такого же свойства, как, например, когда в начале 1990-х в постсоветских республиках, особенно в России, начали предлагать проводить службы на современном русском языке. Якобы в миссионерских целях. Дескать, церковнославянский труден для понимания. Но если бы подобное сделали повсеместно, боюсь, мы бы опять не избежали раскола. Надо очень внимательно и осторожно к таким вопросам подходить, мы уже научены горьким опытом.

— Соблюдение Рождественского поста наверняка входит в противоречие с Новым годом с его застольем, излишествами, бурным весельем…

— Некоторое смущение в этом, конечно, есть. Многие из нас родились и жили в Советском Союзе, когда самым главным и ожидаемым праздником считался Новый год. Традиция сохранилась, однако пост и застолье трудносовместимы, и лично у меня стали возникать проблемы, когда я уже стал в открытую ходить в церковь. Сначала родственники что-то бубнили, но потом приняли как данность и на празднествах накладывали мне картошечку какую-то, огурчики. Вопрос отпал сам собой.

Худший вариант — отталкивать от себя и от церкви близких людей. Господь учил нас не уподобляться фарисеям, на всех перекрестках трубящим о своей праведности. Если, допустим, у кого-то из родных свадьба, я сижу спокойно до того момента, когда начинаются пляски. Это не мое. Мне плохо становится, как рыбе, попавшей из воды на берег, которой не хватает кислорода. Тогда я просто откланиваюсь и ухожу. В целом же каждый человек должен решать сам, соблюдать пост или нарушать.

Зарубежные приходы и Иисусова молитва

— Немало наших соотечественников сейчас живут за рубежом. Как им поступать, если поблизости нет православного храма?

— Сейчас с этим легче, чем, скажем, в периоды массовой эмиграции после Гражданской войны или Второй мировой. Лучший вариант, конечно, найти православный приход, они возникают повсеместно. Например, наш отец Олег несет послушание в Америке, там большая община русскоговорящих — украинцев, россиян, белорусов. Где-то есть греческие, сербские, румынские православные церкви. Или, допустим, в итальянском курортном городке Римини традиционно много отдыхающих из Восточной Европы, и там действует православный приход. Настоятель — священник, учившийся в Петербурге, матушка его оттуда же, а служат они и на итальянском, и на церковнославянском, и на румынском языках.

Что касается посещения протестантских или католических церквей, то для нас это неприемлемо. Но если ты хочешь помолиться, распятие есть в каждой из них, а во многих, относясь с уважением к нам, устраивают специальные места для православных, с православными иконами. В том же Римини есть католический Никольский храм, в котором находится частица мощей Николая Чудотворца. Там оборудована часовня, в определенные дни туда приходит православный священник и служит молебны перед святыней.

— Отец Игорь, понятно, что при нашей нынешней перегруженности (нужной и ненужной) информацией выучить наизусть много молитв не каждому по силам. И все же есть ли такие, без знания которых человек не может считать себя верующим?

— «Отче наш» — это та молитва, которую Господь наш Иисус Христос по просьбе учеников, чтобы быть услышанными Богом, дал им, а значит, и нам. Ее обязан знать каждый верующий человек. Утренние и вечерние молитвы мы совершаем дома по православным молитвословам. Если же находимся в дороге, то по молитвослову не всегда удобно молиться, вот тогда мы молимся либо молитвами, выученными наизусть, либо Иисусовой молитвой. Господь, предвидя наши трудности, сказал: не думайте, что вы в многословии будете услышаны… именем Моим спасетесь. Ведь смысл в том, чтобы обратиться к Нему сердцем, а не количеством. Поэтому через церковь Он дал нам Иисусову молитву «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». И вот ее можно все время творить. Главное, чтобы шла она от сердца.

— Спрошу совет на каждый день. Как спокойно, без эмоциональных взрывов реагировать, если тебе нахамили в магазине, подрезали на дороге и тому подобное?..

— Господь нас учил: если на зло отвечать злом, мы еще больше разжигаем пожар злобы и ненависти, и когда тебя ударили по правой щеке, подставь левую… Еще не став священником, я уже пел в малом хоре в Свято-Духовом кафедральном соборе, после окончания работы спешил туда. И однажды в переполненном троллейбусе меня так прижали, что нечем стало дышать, боль была просто нестерпимой. Пришлось просить мужчину убрать локоть. Он чуть не с кулаками, мол, давай выйдем, разберемся! Я стерпел грубость и смиренно попросил: вы простите меня, но мне просто больно. И вдруг… этот человек совершенно изменился. Что же, говорит, вы сразу не сказали, что терпите боль! Тогда я понял, что означают слова Господа о правой и левой щеке.

Музыкант, архитектор, профорг и диакон

— Как же вы, инженер и музыкант, пришли к Богу?

— Сейчас, оглядываясь назад, на 100 % уверен, что все произошло по Его промыслу, Господь вел меня в храм. Мой отец был офицером Советской армии, коммунистом. Однако в 1947-м, когда я родился, родители вызвали мою бабушку Наталью из Магнитогорска, и та немыслимым образом, при тогдашних разрухе, разбитых железных дорогах и поездах, добралась в Минск и крестила внука в деревянной церквушке иконы Божией Матери Казанской, что стояла до 1961 года на нынешней площади Мясникова…

Удивительных знамений, стука Господа в мое сердце было немало. Все это хранится в памяти как бесценное сокровище. А уже став достаточно известным музыкантом, на сцене в блеске прожекторов, шуме музыки, море веселья я неожиданно ощутил внутри себя болезненную пустоту и давящее одиночество. Мне вдруг стало понятно, что никакого смысла в этой развеселой удали нет. Господь, попустив увидеть мне так называемые прелести мирской жизни, уже тогда показал: все это суета сует, которая не может дать человеку ни настоящего счастья, ни радости.

— И тогда вы вошли в храм?

— Сначала стал приобретать атеистическую литературу, другой в те времена у нас не издавали. Я покупал в магазине книгу, где было много цитат из Священного Писания или произведений святых отцов, подчеркивал нужные тексты и читал только подчеркнутое. Странно, но даже с ребятами из группы «Наследники», очень популярной тогда у молодежи, мы заходили в церковь, что-то тянуло нас туда. А наш гитарист Евграф оставил музыку и поселился возле Троице-Сергиевой лавры, став ее прихожанином.

Я же, когда начал ходить в Свято-Духов кафедральный собор, первое время прятался за колоннами и не сразу осмелился открыто посещать службу. Но когда осознал, что нашел Истину, страх прошел.

— Священнослужителем вы стали, еще оставаясь архитектором?

— Да, спустя годы после обращения к церкви. Много лет посещал Минский кафедральный собор. Господь сподобил меня пожить и в Псково-Печерском монастыре, где старец Иоанн Крестьянкин предсказал, что я буду священником…

И вот свершилось — 11 октября 1987 года, накануне моего 40-летия, по рекомендации настоятеля собора протоиерея Михаила Буглакова и по благословению Владыки митрополита Филарета меня рукоположили в диаконы. А 3 ноября — в иереи. Когда на работе узнали, что руководитель группы архитекторов, да еще профорг, стал священнослужителем, там случился настоящий шок. Меня не хотели увольнять. Пришлось убеждать начальство… Зато мою супругу, работавшую в Доме пионеров, уволили сразу, так как жена священника не могла преподавать советским детям.

Камень на пустыре и доллары в конверте

— На строительство этого грандиозного комплекса вас благословил сам митрополит Филарет?

— Да, место мы выбирали вместе, тогда это был пустырь на окраине города. Заложили камень в память о жертвах Чернобыля, владыка освятил его, и с Божией помощью я приступил к строительству с нулевого цикла по проекту, сделанному по моей просьбе коллегами-архитекторами. Шаг за шагом продвигались к цели. Ушли на это годы, приходилось стучаться во все двери. Нам помогали богобоязненные бизнесмены, понимавшие, что за свалившееся на них богатство они должны благодарить Господа. Помощь оказали ЮНЕСКО, немецкие общественные и церковные организации, простые люди. Все, что вы здесь видите, построено исключительно на пожертвования.

— А не посещало вас — строительство то не одного дня! — чувство уныния, считающееся одним из смертных грехов? Как вообще не упасть духом, если неприятности и невзгоды измучили?

— Такое душевное состояние знакомо каждому. Однако я заметил, что даже у нас на строительстве именно в те моменты, когда все дается тяжело, путем страданий, переживаний, стрессов, идет подвижка. Как-то раз очень долго не мог расплатиться со строителями. Вернувшись из Москвы после недельного отсутствия и опасаясь встречи с ними, с предосторожностями заглянул на стройку ночью. Внезапно из темноты появился подвыпивший человек и упал передо мной на колени, умоляя помолиться за него, великого грешника, дал какой-то конверт и исчез. Дома открыл его, а там пачка долларов! Утром работяги, готовые меня чуть ли не линчевать, всё получили сполна…

— Настоящее чудо!

— А разве сама жизнь, подаренная нам Богом, не чудо? Однажды у супруги возникли сильные боли, я вызвал скорую, и медики сказали, что ее нужно срочно, не мешкая, отправлять на операционный стол. Приехали в больницу, там больную усадили на коляску и увезли. Ночь, никого нет, хожу туда-сюда по обезлюдевшему приемному покою и молюсь, молюсь беспрестанно. И вдруг жена выходит, а следом за ней врач, вопрошающий: а что она тут делает? С ней все в порядке! Вот вам и ответ. Да, я действительно горячо, от всего сердца молился. А ведь нужно именно так обращаться к Господу. Стучите — и вам откроют!

Фото автора и с сайта sobor.by

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ