НА ВСЕ ЧЕТЫРЕ СТОРОНЫ. Про птиц, молодую маму, военное дело и гендерные роли

Порой незначительные с виду подробности составляют фон городской жизни, насыщают ее красками, звуками, запахами. Журналисты и фотокорреспонденты агентства «Минск-Новости» любят ходить на все четыре стороны. Многое можно увидеть и услышать… Своими наблюдениями они делятся с читателями.

Жил певчий рюм

Музей природы и экологии

В Троицком предместье запели птицы. Вьюрки и юрки. Длиннохвостые синички и снегирь. Волнистые попугаи и большой красивый попугай розелла. Овсянки в желтых «кофтах» и солидный черный дрозд. Чечетки щебечут, что мои каблучки стучат. Рогатый жаворонок рюм и обыкновенный воробей похожи, но голоса у них разные. Первый — тенор, второй — шансонье. Устав от их пения, стучит красным клювиком экзот — зебровая амадина. С ней соперничает щегол: у него красным цветом вокруг глаз и клюва помечено, а трель звонкая, яркая. Все птички клюют зернышки, а обжора свиристель еще и яблоки смакует, ему петь неохота. Самый активный — поползень, он же волчок и ямщик. Делает такие кульбиты, что любой гимнаст позавидует, при этом успевает просвистеть соседям все анекдоты, какие знает.

Фью кругом да фью. Особенно по утрам и вечерам.

Это они водички просят. Каков бокал, таков и вокал, — комментирует видавший виды дедушка, пришедший вместе с внуком послушать птичек.

Понятно, что в Троицком такого сквера нет, чтобы собрать пару десятков самых разных пернатых вокалистов. Они в выставочном зале. А привез их в Минск из Молодечно коллекционер птиц Илья Рудь. Он же предложил посетителям, а это в основном школьники, конкурс на лучший скворечник. Трем победителям отдаст своих птиц прямо с выставки — кому щегла, кому снегиря.

Между прочим, мода на птиц поменялась: теперь в квартирах вместо канареек заводят щеглов. Говорят, в репертуаре иного щегла до двух десятков красивых мелодий.

Подготовила Светлана Шидловская

Неожиданный поворот

Магазин нижнего белья

Во времена моего детства о гендерных ролях не спорили. Хоть я и не вникала во все разговоры взрослых, но могу сказать точно: никто из них слово «гендерный» не то что не использовал, даже не знал. К тому времени полет Валентины Терешковой был далеко в прошлом, женщина за рулем комбайна никого не удивляла, казалось совершенно очевидным, что она может все. Но… Военная карьера — для мужчин. За прилавками магазинов исключительно представительницы прекрасного пола.

Первыми в торговый зал — на женскую, повторюсь, территорию (единственного мужчину продавца я видела в фильме «Берегись автомобиля» в блистательном исполнении Андрея Миронова) — проникли охранники. И в том не было ничего удивительного: охранять — удел мужчин, точка. Какое-то время так и оставалось. Но в последние год-два все чаще вижу мужчин за прилавком и кассой. Сначала в магазинах электротоваров, что можно понять. Потом в продуктовых. И вот в отделе нижнего белья на кассе бережно заворачивает мне покупку молодой человек в самом расцвете призывного возраста. Признаюсь, от недоумения в голове зазвучали посторонние голоса. Первой высказалась бабушка: «Цi не сорамна, хлопчык?» Затем прораб: «А толковых работников на стройке не хватает…» И уж совсем эхом знакомый подполковник: «Армия по тебе плачет!» Собственных мыслей в голове не было.

Уже потом, отойдя от шока, задумалась: вакансий в городе хватает. Тот же строитель во все времена получал больше рядового продавца в магазине. Допустим, молодой человек за кассой еще студент и нашел подработку. Но тенденция не радует. Все больше магазинов переходят на самообслуживание, все активнее развивается торговля через Интернет. А юноши, которые могли бы получить толковую профессию и пусть медленно, но верно сделать карьеру в выбранной сфере, предпочитают незамысловатую и, на мой взгляд, начисто лишенную перспектив роста сферу продаж.

Подготовила Мария Говорова

Не щелкай каблуками

Центр допризывной подготовки

Последняя учебная четверть началась с сообщения: один день в неделю мы отдаем военному делу. Занятия проводят не в родной школе, а в центре допризывной подготовки, расположенном в другом микрорайоне.

Десятые классы в нашей гимназии девичьи, поэтому представитель центра допризывной подготовки, задумчиво оглядев собравшихся, сразу же посоветовал забыть о мини-юбках и шпильках. Оценить его слова по достоинству мы смогли буквально через полчаса, когда отправились на строевую подготовку.

Да-да! Помимо медицины девчата, как и парни, учатся маршировать по всем правилам, как рота Почетного караула. И высокие каблуки уверенности в этой науке не придают! Как, впрочем, и мини, да и просто прямые юбки.

У тебя же замок-молния на всю длину юбки, сделай разрез повыше и маршируй! — слышу за спиной чей-то дружеский совет. Ага, сейчас!

Находившись вдоволь, натерев мозоли и убедившись в том, что в шутках про сено-солому есть немалая доля правды, отправляемся на медподготовку, где учимся делать искусственное дыхание на манекене. Что ж, всякое знание — благо! Жаль только, что в тир наш девичий батальон, судя по всему, не попадет: обращаться с оружием будут учить только парней. Хотя кто знает, до конца четверти еще много времени.

Подготовила Антонина Циркун, 10-классница гимназии № 11

В последний вагон

Минское метро

В очередной раз убедился, какие у нас терпеливые и благожелательные люди. Несмотря на обеденное время, пассажиров в последнем вагоне на 2-й линии метро собралось немало. Перед самым закрытием дверей на «Фрунзенской» прямо в толпу буквально врезалась молодая женщина с прогулочной коляской, в которой сидела полуторагодовалая девчушка. Люди волей-неволей расступились, насколько могли. Молодая мама, довольная, что успела заскочить в последний момент в вагон, громко произнесла:

Простите, если кому-то на ноги наехали.

Народ не возмущался, спокойно добрались до «Купаловской». Некоторые пытались заговорить с малышкой: «Какая красивая девочка!», «А как тебя зовут?» Ребенок только улыбался в ответ.

И лишь один мужчина позволил себе робкое замечание:

С коляской лучше в средние вагоны заходить, они намного свободнее.

Но никто эту тему не поддержал, а мамаша на реплику не отреагировала.

Приехали на «Купаловскую». По лестнице и эскалатору я помчался на «Октябрьскую». Снова зашел в последний вагон. Пассажиров еще больше, чем на «Фрунзенской». Поскольку на следующей станции выходить, повернулся к дверям лицом. И тут дежавю: к нам снова устремилась та же мамаша с прогулочной коляской. На этот раз люди даже не подумали расступиться — некуда. С недовольным видом женщина направилась к середине платформы.

Я так и не понял, что это было: квест или испытание чувств горожан? Жаль ребенка, если его используют в таких опытах. Одно утешает: минчане оказались на высоте, никто не высказал недовольства по поводу поведения молодой женщины.

Подготовил Андрей Живица

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ