НА ВСЕ ЧЕТЫРЕ СТОРОНЫ. Пробка в городе, человек с рюкзаком, юный гений, «иностранные вьетнамцы»

Порой незначительные с виду подробности составляют фон городской жизни, насыщают ее красками, звуками, запахами. Журналисты и фотокорреспонденты агентства «Минск-Новости» любят ходить на все четыре стороны. Многое можно увидеть и услышать…

Беги, Юля, беги

Железнодорожный вокзал

Минск не Москва. Нет, конечно, он так же красив и величественен, как Златоглавая, но по уровню пробок ему до нее далеко. И слава богу!

Так думала я до вечера минувшей пятницы, когда наш город буквально весь застрял в пробках. Коммунистическая, частично М. Богдановича, Куйбышева, Ленина задыхались от количества машин, стонали от автомобильной какофонии.

Мы с сыном в это время ехали в автобусе маршрута № 78 в сторону вокзала. Выдвинулись, как бывалые путешественники, заранее — всегда нужно быть готовым к непредвиденным ситуациям. По расписанию должны были прибыть на нужную остановку в 19:27, поезд отправлялся в 19:50. Шли резво до тех пор, пока не оказались в районе площади Ф. Богушевича. Что тут творилось! Несколько десятков машин стояли на всех полосах в разных направлениях. Судя по картине, о культуре вождения многие автомобилисты в этот вечер явно забыли. Одни не желали пропускать тех, кому очень надо было повернуть, другие внаглую заезжали на перекресток, создавая еще больший затор, третьи и вовсе умудрялись стать на двух полосах сразу. Клаксоны от негодования не умолкали.

Признаться, мы уже не чаяли успеть на поезд, считали, сколько потеряем, сдав билеты, и гуглили, когда идет следующий состав. Но надежда умирает последней, верно?!

Автобус в итоге прибыл в 19:48, за две минуты до отправления поезда. Окинув взглядом каблуки и подумав, выдержат ли они крейсерскую скорость, схватив сумки с презентами родным, мы рванули… Так я не бегала со времен школьных кроссов! Люди, издали слыша быстрый топот и видя наши безумные целеустремленные глаза, расступались и придерживали двери, предусмотрительно отойдя в сторонку.

Вот мы забегаем на платформу и… поезд стоит, но ступеньки уже убрали! Проводница ближайшего к нам вагона, видя наше отчаяние, кричит: «На Витебск? Скорее сюда!» и опускает откидную площадку. Мы забрасываем сумки, запрыгиваем сами и буквально через три секунды трогаемся. Выдох.

P.S. Решили с сыном бежать в следующем году полумарафон.

Подготовила Юлия Белкина

Из племени сумчатых

Автобус маршрута № 100

На остановке «Площадь Независимости», как всегда днем, многолюдно. Время обеденного перерыва не самое комфортное для поездок в «сотке», особенно на этом участке маршрута. Тем не менее вся разновозрастная публика без особого труда загрузилась в автобус. Кое-как устроились в душноватом салоне, и все бы ничего, если бы не… У одного из двух молодых людей, вошедших с нами в заднюю дверь, был за плечами огромный рюкзак. Парень расположился в проходе, заставив рядом стоящих отклониться либо отодвинуться.

Сначала пассажиры выразительно смотрели на юношу, давая понять, что его заплечная сумка создает дискомфорт окружающим. Но ребята общались между собой и ни на кого не обращали внимания. Я стояла недалеко и с интересом наблюдала, что же будет дальше.

На следующей остановке в автобус вошли еще несколько человек. Они прямо-таки уперлись в рюкзачище. Тут одна женщина не выдержала:

— Не могли бы вы снять рюкзак? Он же мешает. Неужели непонятно?

Парень, прервав беседу, окинул ее взглядом, затем через плечо осмотрел свою ношу, будто оценивая, и изрек:

— Не могу. Слишком тяжелый: у меня там спортивное снаряжение. Потом трудно надевать будет.

— Но вы же не один в автобусе. С такой поклажей нужно ездить в маршрутке или такси.

— Уважаемая, я вас не трогаю, оставьте и вы меня в покое. Несколько остановок потерпите.

Тут не хватило терпения мне. Поняла, что из всех присутствующих в автобусе я одна могу хоть что-то предъявить упрямцу, а заодно немного просветить пассажиров:

Молодой человек, имейте в виду, что с пятницы (дело было в среду. — Прим. авт.) будут действовать новые правила перевозок пассажиров. Одно — как раз о рюкзаках: в общественном транспорте их надо перевозить в руках. Тех, кто этого делать не станет, водитель имеет право высадить из автобуса.

После короткой паузы все зашептались, заулыбались. Парни зыркнули на меня, а владелец багажа, ухмыльнувшись, ответил:

— Посмотрим, как у водителя это получится.

В тот раз моя нотация не подействовала. Может, позже дойдет?

Подготовила Магда Крепак

Эффект бабочки

Парк «Тивали»

— Мама, посмотри, какую я гусеницу нашел! — спешит похвастаться находкой мой пятилетний сын.

В руках у него интересный экземпляр: довольно крупное создание, пушистое, ярко окрашенное и с рогом на конце тела.

— Мне нужна баночка, я заберу гусеничку домой. И капустный листик дай — она ведь хочет кушать, — заявляет мальчишка.

Его любовь к насекомым проснулась очень рано. Для нас стало обычным делом наблюдать за передвижением муравьев, не упускать из виду бабочек и мотыльков, рассматривать проползающих мимо жуков. А после дождя он самоотверженно старается спасти как можно больше дождевых червей, перенося их на траву. Как-то я рассказала ему об ученом-энтомологе, у которого брала интервью. Он увлекается разведением редких экзотических бабочек. Пестрокрылые красавицы радуют его и близких круглый год. Это очень впечатлило Лешу — вопросов было!.. Стараясь ответить на них, я убеждала сына, что у него так не получится: ведь он не ученый и еще совсем маленький.

Банку с гусеницей он принес домой, положил кусочек капустного листа. А утром всех разбудил его восторженный крик:

— Она превратилась в куколку!!! И у меня скоро будет своя бабочка!

Как знать, подумала я, а Леше сказала, что нужно немного подождать. И, признаюсь, совсем забыла и про гусеницу, и про куколку. А сын, как оказалось, нет. И вот вчера радости и счастью ребенка не было предела: из куколки родилась бабочка! Всей семьей мы выяснили, что это бражник.

— Мама, я понял, я буду гением (подразумевая — ученым), ведь только у них могут дома родиться бабочки! — решил Леша.

Теперь у него новая цель: откопать скелет динозавра в нашем районе. Как знать? Может, ему повезет.

Подготовила Марина Жданова

Город, которого нет

Дворец культуры МАЗ

В почти закрытые двери VIII Международного форума театрального искусства «ТЕАРТ» вечером в понедельник ворвались вьетнамцы и французы. На сцене они давали спектакль «Сайгон». Приглашение на постановку с очень странным названием держал в руках каждый второй гость, переступающий порог ДК. Но были и те, кто билетик купил. Не испугали заядлых театралов ни продолжительность шоу — три с половиной часа, ни два иностранных языка (французский и вьетнамский). Забегая вперед, отмечу, что субтитры оказались очень кстати. Базового уровня французского зрителю явно не хватило бы, что уж говорить о вьетнамском.

Так вот, ни мольеровских образов, ни освещения актуальных ныне мировых проблем из Пятой республики не привезли. Столичной публике рассказали о проблеме вьетнамцев и их вынужденной эмиграции во Францию в 1956 году. Если вкратце, более 60 лет назад в Индокитае хозяйничали французы. Когда они приняли решение покинуть чужую территорию, некоторые местные вынуждены были уехать с ними. Эти эмигранты, живя во Франции, очень тосковали по родине. Но соотечественники их называли «иностранные вьетнамцы», потому что они отказались от родного языка и традиций. Режиссер спектакля решила дать возможность высказаться таким эмигрантам, о которых французы знают совсем немного. Что скрывать, мало кто в зале минского ДК имел представление, что подобная ситуация (вынужденная эмиграция вьетнамцев) вообще была! В итоге в этот вечер все досидевшие до конца спектакля стали чуточку эрудированнее. А кто-то, выходя из зала, живо разъяснял спутнице, почему Сайгон переименовали в Хошимин.

Подготовил Владимир Жданович

 

Самое читаемое