На выставке в галерее им. М. Савицкого представлены фотографии Юрия Иванова

Известный белорусский фотожурналист Юрий Иванов, персональная выставка которого сейчас проходит в галерее им. М. Савицкого, рассказал, как бегает с камерой в поисках нужного ракурса, чем грешат современные фотографы и почему его экспозиция называется «Вне времени».

1.ЮРИЙ ИВАНОВ      фото Леонида ЛЕВШИНОВА

– Юрий, мы встречаемся в зале, где организована ваша фотовыставка. Часто заходите проверить, есть ли посетители?

– Скажу так: не все мои друзья смогли побывать на торжественном открытии, поэтому пару раз в неделю выступаю для «опоздавших» экскурсоводом (улыбается). И постоянно интересуюсь, сколько посетителей пришли в тот или иной день. Галерея Михаила Савицкого обладает несколькими залами, поэтому трудно сказать, только ли ради меня приходят сюда люди. При этом в книге отзывов много добрых слов в мой адрес, а также в адрес героев фотографий.

– Но согласитесь, что в XXI веке уже не комильфо ходить и рассматривать фотографии на выставках. Люди все чаще пролистывают их в Интернете. Вам не обидно?

– Не обидно, да и сам я грешен – тоже листаю изображения на фотосайтах. Люблю порыться в Cети, посмотреть на достижения коллег и заокеанских профессионалов. Но на выставке у меня есть определенная задача – рассказать о своем времени. Сейчас-то время совсем другое, цифровое, но уверен: и молодежи будет полезно пройтись по залу и улыбнуться удачному ракурсу, допустим, тридцатилетней давности. Как сказал один поэт, порой нужно просто остановиться и оглянуться. Это уже мало кому удается, но это надо делать!

Летучка
Летучка

– Читал, что аналоговую камеру вы впервые взяли в руки в 10 лет. А когда стали использовать цифровой фотоаппарат?

– Впервые я щелкнул таким устройством лет тринадцать назад, когда работал фоторепортером в газете «Беларускi час». Помню, как сказал себе: пришло новое время. Но «цифра» оказалась очень удобной, если хотите, для ленивых людей, в чьи ряды вхожу и я (смеется).

– Какой кадр, на ваш взгляд, лучше, репортажный или постановочный?

– Сейчас я преподаю в Институте журналистики, и мои студенты постоянно спрашивают меня об этом. Фотография или есть, или ее нет… Мой коллега Макс Альперт, с которым мы вместе работали в одном крупном агентстве, во время Великой Отечественной войны сделал кадр «Комиссар», где старший по званию военный, держа в руке пистолет, ведет в атаку солдат. Этому снимку на родине главного героя кадра даже поставили памятник. Но это была не постановка: просто документальный снимок благодаря таланту фотографа приобрел художественный оттенок и показал то время… Так же и со многими снимками, в том числе моими. Придуманные всегда видны, достоверность – совсем другое дело. Вот, допустим, взять мою фотографию героя Великой Отечественной войны. Конечно, я мог его посадить дома на диван и просто снять. Но решил с дедушкой и двумя его внучками прогуляться по городу. Так и родился кадр… Фотокорреспондент – это и автор сценария, и режиссер, и оператор. А возьмите мой снимок «Летучка», который сейчас экспонируется в Национальном художественном музее. Он вошел в топ-118 лучших снимков мира за 10 лет. Я придумал его в рамках акции «Один день из жизни Советского Союза». Не думаю, что, вмешиваясь в повседневную жизнь людей, фотограф ее калечит или уродует. Просто помогает зрителю принять то время и в том ракурсе, в каком вижу я.

Немига, 1965 год
Немига, 1965 год

– Вас часто можно увидеть на светских мероприятиях. А вас никогда не называли «папарацци»?

– Мой друг Анатолий Бутевич, экс-министр культуры, всегда называет именно так. Но если видит, что я обиделся, сразу говорит: ладно уж, будешь «мамарацци» (улыбается). При этом я всегда фотографирую только с согласия героев, если это не светский раут. Но мне неинтересно лезть в личную, интимную часть человеческой жизни. Другой вопрос, что за эти снимки некоторые издания платят большие деньги, вынуждая так зарабатывать, может, и хороших фотохудожников.

– Фотография как продукт для читателя в печатных изданиях сегодня стала дороже или обесценилась?

– Я часто листаю газеты и, конечно, скучаю по тому мастерству фотографов, которое было раньше. И свет не тот, и события не те, и цвет печати слабый… Да и ценз культуры, признаемся, стал ниже. И не потому что у всех появились фотоаппараты, а потому что у многих редакторов нелады со вкусом. Но хорошая фотография всегда найдет себе дорогу. Есть журнал «Мастацтва», где художественный редактор Андрей Гончаров никогда не позволит себе пропустить плохую фотографию. Считаю за честь, если там меня напечатают. Также люблю публиковаться в журнале «Журналист».

– А вам, как фотографу, не надоело бегать?

– Что не сделаешь для поиска нужного ракурса! У меня есть снимки, снятые с высоты 50 метров над землей. Специально для этого я заказывал подъемник у минских спасателей. Совсем скоро вновь буду пользоваться их услугами для съемки главного здания академии наук.

– Кого вам интереснее фотографировать: молодых людей, артистов, друзей по жизни или, может, рабочий класс?

– Иногда я просто вижу красивый свет, а люди… прилагаются, задавая ритм. Ведь фотографы, как художники, просто рисуют, но не красками, а светом. Моя персональная выставка богата на портреты: тут и легендарные «Песняры», и рабочие с тракторного завода, и первые лица государства. А вообще я люблю фотографировать жизнь и ее проявления. Ко мне в кадр попадают не должности, а личности. Вот буквально в июне снимал в новом здании музея истории Великой Отечественной войны, где познакомился с генерал-майором Александром Фенем. Ему 91 год, а он научный консультант танковой экспозиции! Генерал мне позировал, и я запечатлел всю силу его характера и жизнь в глазах. Он участник Сталинградской битвы, освобождал Минск – в общем, герой.

Александр Фень
Александр Фень

– С возрастом люди, наверное, становятся более фактурными. И все же молодежь фотографировать любите?

– Конечно. Как-то взял своих студентов, и мы пошли в мастерскую Михаила Андреевича Савицкого. Мне понравилось, как его обступили мои ученики, и я стал снимать. Один из кадров есть на выставке. Я не делю людей на молодых и старых, есть просто люди, и есть я.

– Говорят, фотография продлевает жизнь. Вот недавно вы отметили 75-летний юбилей, а выглядите очень хорошо! Может, от каждого героя снимка вам космос дарит один день?

– У меня есть друг Василий Кононцев – экстрасенс. Это уникальный человек, который имеет разрешение на врачебную экстрасенсорную практику от Министерства здравоохранения. Так вот, он умеет читать фотографии. Поэтому, конечно, какая-то информация на фотокарточках сокрыта… Кстати, совсем скоро я собираюсь выдать новую книгу, где расскажу о волшебных свойствах фотографии.

– На выставке много снимков людей и отраженных событий. А что не сфотографировали?

– Тут представлена 101 работа, и, поверьте, отобрать их было непросто. Есть фото моей мамы, сына, друзей. Порой хочется показать и свою жизнь, а также опоэтизировать то время, когда я жил полной жизнью. Да и сейчас есть у меня такие снимки. Мне вспоминается Евтушенко, стихи которого уверяли: «Поймет когда-нибудь хоть кто-нибудь». Сегодня я с этим согласен, и это приятное чувство.

 

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ