На завтрак – кусок хлеба с сахаром, по субботам – на расчистку руин. Каким было послевоенное детство минчан

На завтрак — кусок хлеба с сахаром, по субботам — на расчистку руин. Как минские школьники и студенты возвращались к занятиям после войны – в материале корреспондентов агентства «Минск-Новости».

После Великой Отечественной столичным властям досталось практически полностью уничтоженное городское хозяйство. Не работали водопровод, канализация, были разрушены электростанции и телефонная станция, трамвайный и автобусный парки, большинство магазинов и почти весь многоэтажный жилой фонд. Именно такую картину описал в книге «Листая жизни страницы» один из послевоенных руководителей Минска Василий Шарапов.

— Однако уже на третий день после освобождения столицы, когда большинство домов и предприятий были буквально напичканы минами и фугасами, работы по разборке завалов горожане начали самостоятельно. А в начале августа исполком горсовета принял постановление о возобновлении работы уличных комитетов, — вспоминал Василий Иванович.

Общественники взяли на себя расчистку улиц и прилегающих к ним территорий от последствий налетов вражеской авиации, контролировали соблюдение санитарных требований владельцами жилых домов и других построек, выполнение ремонта тротуаров, подготовку зданий школ к новому учебному году.

Собирая минчан на субботники, городские власти понимали: работающим матерям не с кем оставить малышей. И предусмотрительно готовили соответствующие решения — открывали ясли выходного дня или круглосуточные группы.

Особое внимание уделяли детским домам. Здесь в основном воспитывались дети партизан и военнослужащих, погибших на фронте. Столичные власти в решении от 1 ноября 1944 года отмечали, что не все интернаты готовы к зиме: не хватает одежды, обуви, мало дров, овощей и картофеля. Поэтому город запросил у Совета народных комиссаров 800 комплектов теплой одежды и обуви, столько же одеял, а также деньги на продукты. Приютам выделили землю для огородов.

Шаг за шагом восстанавливали столичную систему образования. В 1945-м вновь открыли 6 высших учебных заведений, 25 средних школ, в которых обучались свыше 17 тыс. ребят. Состоявшаяся 11 сентября 1946-го сессия Верховного Совета республики рассмотрела и утвердила пятилетний план восстановления и развития народного хозяйства БССР на 1946–1950 годы. Особое место в нем занимали вопросы комплексного строительства, размещения в жилых кварталах предприятий торговли, общественного питания, бытового обслуживания, школ, больниц и других учреждений. В основу расчетов взяли общесоюзные нормативы на 1 000 жителей. Соответствующее постановление спустя неделю приняла сессия Мингорсовета. Общий объем капиталовложений во все отрасли народного хозяйства города составлял 1 800 млн рублей. Из них 515,3 млн выделили на строительство объектов здравоохранения, просвещения, культуры и социального обеспечения. К концу пятилетки город должен был иметь 42 средние школы и 30 тысяч учащихся.

По дороге в вуз

Из воспоминаний Василия Шарапова:

«Состоялось совещание с широким кругом городского актива. Открывая его, первый секретарь ЦК КПБ, председатель СНК БССР Пономаренко обозначил три позиции, по которым идет спор: сохранить Минск на прежнем месте или построить на новом; сохранить на старом и реконструировать согласно утвержденному в 1940 году Генплану; провести реконструкцию города на основе заключения комиссии с участием ведущих архитекторов страны. Так, архитектор Лангбард предлагал перенести университетский городок (от него остались лишь 2 полуразрушенных корпуса) на другую, большую по размеру площадку и расширить площадь Ленина до улицы Бобруйской. Управление архитектуры горисполкома предложило разместить комплекс университетских и лабораторных корпусов, общежитий и стадиона на землях совхоза «Зеленый луг», где теперь построено здание Национальной библиотеки. В то время идею не поддержали, о чем через много лет я очень пожалел, когда тогдашний ректор университета Севченко предложил построить главный корпус БГУ рядом с путепроводом через железнодорожную станцию Минск-Пассажирский. Исполком горсовета не дал разрешение на строительство корпуса БГУ на площади Ленина, основываясь на решении архитектурного совета города. Но это не помогло, корпус был построен по распоряжению Совета Министров. Это привело к тому, что впоследствии общежития для студентов строили на улицах Октябрьской, Парковой (ныне проспект Победителей), учебный корпус — на улице Красноармейской, а лабораторные корпуса были и вовсе построены за пределами города в районе станции Щомыслица».

Из воспоминаний минчанки — ученицы послевоенных лет Ирины Комаровой, учителя начальных классов гимназии № 7:

«Учительницей белорусского языка у меня была Ольга Андреевна Гладкая — разведчица партизанского отряда, в котором воевали Марат и Ариадна Казей. Вместе с ней мы ходили в гости к Ариадне. В нашей школе работала Людмила Александровна Игнатьева, которую ребенком вместе с сестрой увезли в Германию. В каждом подъезде жили фронтовики, и когда проводились праздники двора, мы всех их видели на лавочках и балконах. Когда выходили ветераны, мы восхищались их наградами».

Из решений Мингорсовета 1944 года:

«Мобилизовать для восстановления минских городских электростанций 300 человек. Обязать месткомы ГЭС № 1 и № 2 обеспечить яслями детей мобилизованных матерей».

«Открыть круглосуточную группу на 20 человек при яслях № 5 по Слепянской улице».

Из архивных документов:

  • 11 августа 1944 года 4 детских сада начали работу в Кагановичском районе Минска, 6 — в Сталинском, 3 — в Ворошиловском. Работают 10 детских домов, в которых воспитываются 860 детей.
  • 21 августа — к работе приступили еще 8 садов.
  • 28 августа Мингорсовет утвердил сеть школ: 14 белорусских и 9 русских.

В числе первых школ, начавших работу в послевоенном Минске, была нынешняя СШ № 84, расположенная в жилом районе Восточный. Она открылась 1 сентября 1937 года. Сохранился и по сей день действует один из ее довоенных корпусов. Во время Великой Отечественной учебное заведение не работало: в нем размещался немецкий штаб. От боевых действий здание пострадало, но в 1944-м его реконструкцией занялись солдаты. В 1947 году состоялся первый послевоенный выпуск.

1 сентября 1945 года в Степянке открыли школу (ныне СШ № 182), в которой учились дети также из Дражни и с улицы Парниковой. Равных местным школьникам на физико-математических олимпиадах любого уровня тогда не было, ведь преподавали там офицеры, летчики и артиллеристы — настоящие знатоки точных наук.

О том, что в 1949-м в бараке, расположенном возле стадиона «Трактор», начала работу средняя школа № 22, сегодня вспомнят разве что старожилы. В новое здание ученики и учителя перебрались в 1954/1955 учебном году, причем в его возведении участвовали и сами школьники, помогавшие строителям на субботниках.

Подготовили Екатерина Циркун и Елена Авринская

Фото Сергея Лукашова и Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ