«Надо быть вечно молодым». Игорю Лученку – 80 лет

Композитору, народному артисту Беларуси и Советского Союза Игорю Лученку 6 августа исполняется 80 лет. Корреспондент агентства «Минск-Новости» заглянула к нему в гости.

Меня встретила его жена Александра Григорьевна.

— У Игоря Михайловича гости — приехали знакомые из Франции. К нам почти каждый день сейчас кто-нибудь приходит: то журналисты, то друзья или коллеги, — отмечает она.

Ждать долго не приходится, и композитор приглашает на интервью.

— Игорь Михайлович, с каким настроением встречаете юбилей?

— Надо быть вечно молодым, как говорили Маркс и Энгельс, — улыбается он и добавляет, что не любит праздновать дни рождения. У меня в жизни было столько ярких событий, зарубежных поездок, встреч с интересными людьми, что на их фоне они меркнут.

— Ностальгию по прошлому испытываете? Что чаще всего вспоминается?

— Мне посчастливилось учиться у выдающихся людей: Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, Тихона Николаевича Хренникова… Я с ними много общался. А какие талантливые музыканты и исполнители меня окружали: Виктор Вуячич, Эдуард Хиль, Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Валентина Толкунова, Александра Пахмутова, Владимир Мулявин. Со многим дружу до сих пор. В свое время объездил весь Союз, полмира. Все, что происходило в стране и за рубежом, было мне интересно. Куба, Америка, Сибирь, полярный круг… Больше десяти раз бывал на Северном флоте. Как там принимали нашу с Алесем Ставером песню «Журавли на Полесье летят»! Я сам играл на инструменте и пел. Жил этими поездками. Благодаря им и появлялись новые песни. Жизнь, люди, комсомол вдохновляли на творчество.

— Как вам удавалось создавать шлягеры?

— Популярными песни становятся не сразу — нужно время, чтобы люди их полюбили. Главное в песне — мелодия, она всем руководит. Считаю, что мне Бог, мама и папа дали мелодический дар.

— Можно ли человека научить сочинять музыку?

— Можно, главное — учиться, учиться и учиться. Я окончил консерватории в Минске, Ленинграде и Москве. Трижды прошел курсы полифонии, гармонии… Работать надо.

— А вы сейчас пишите музыку?

— Пишу. Это уже жизненная потребность. Одно из последних — посвящение 100-летию Вооруженных Сил. Песня про танк, который при освобождении Минска первым ворвался в столицу. Стихи к новой песне написал Иван Титовец. Я ведь не только автор музыки к песням, но и сонат, прелюдий, писал квартет, кантаты, в их числе «Курган» на слова Купалы. Вместе с Володей Мулявиным создали и рок-оперу «Гусляр». Но я не динозавр и не аксакал.

— Вы уже классик. Как относитесь к славе, испытывали ли звездную болезнь когда-либо?

— Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца. Так писал Пушкин, и я разделяю его позицию. К славе отношусь совершенно спокойно. Считаю, деньги — это зло, большие деньги — большое зло. Я без денег выбился в люди.

— Родители вам помогали?

— Папа хотел, чтобы я был музыкантом. Он, военный врач, учил меня играть на аккордеоне, фортепьяно, баяне. Сам он скрипач — выступал в труппе первого народного артиста Беларуси Владислава Голубка. Но моя мама уговорила его выучиться на врача. И так спасла его. Вы же знаете, что Голубка расстреляли. Тогда было страшное время. А после войны как было непросто… Не хочется вспоминать. Все, чего я добился в жизни, достигнуто своим трудом. Меня, подающего надежду юношу, заприметили люди, которые работали тогда в комсомоле. Ну а дорогу в мир открыла Москва. В 1966 году песня «Память сердца» завоевала первую премию на Всесоюзном конкурсе.

— А как вы со своей женой познакомились?

— Это было в санатории в Марьиной Горке. Я в библиотеке что-то искал, и туда зашли две девушки. Саша мне сразу понравилась. И все 12 дней мы общались. На свой день рождения познакомил ее с родителями.

— Я тогда только окончила второй курс Брестского музыкального училища. Училась на вокальном отделении, — вступает в разговор Александра Григорьевна. Во время интервью она была рядом с супругом. После санатория мы разъехались, а когда вернулась в Брест, то меня уже ждала телеграмма от него с пожеланиями успехов в учебе. Так стали писать друг другу. Потом он приезжал ко мне и в Брест, и в Пинск — с моей мамой познакомиться. Ездила и я в Минск, но не к нему, а к своим родственникам. Но мы встречались и ходили во вновь открывшуюся филармонию. Потом я окончила училище, поехала в Пинск преподавать в музыкальной школе. Однажды он пригласил меня к себе в Ленинград. Мы гуляли по городу, ходили в Мариинский театр, филармонию, была у него в консерватории на одном из экзаменов… Вскоре мы и поженились. И вот уже 53 года вместе.

— Говорят, быть женой талантливого человека — талант. Согласны?

— Да, жить с известным человеком непросто. Тем более характер у него мятежный и взрывной был. Но когда утром встаешь и уже играет музыка — это счастье. Я была свидетельницей того, как рождались многие песни. Из-за двери тихонько прислушивалась, как он сочинял что-то красивое, возвышенное. Обычно музыка шла от стихов. Если ему что-то нравилось, он ставил книжку сразу на пюпитр… Я всегда чувствовала, что Игорь талантлив. Когда он садился за инструмент, сразу преображался — становился то романтичным, то дерзким…

— Вы, как настоящая хранительница семейного очага, создавали дома уют?

— Когда вышла замуж, поняла: Игорь главный, и мне о вокальной карьере лучше забыть. Поэтому переучилась на теоретика, и с тех пор преподаю сольфеджио и музыкальную литературу в детской музыкальной школе № 10 имени Евгения Глебова.

— Дети не пошли по стопам родителей?

— Дочь окончила консерваторию и преподает игру на фортепиано, а вот сын стал юристом. Внук экономист, ну а правнук еще совсем маленький.

— Семья — это мое счастье. Они меня всегда и во всем поддерживают, — резюмирует Игорь Михайлович.

В этот праздничный день хочется пожелать ему крепкого здоровья и долгих лет жизни. Чтобы в его глазах горел огонь, и на душе всегда было тепло и радостно. Пусть каждый день дарит вдохновение, и музы не покидают творца.

Фото из личного архива Игоря Лученка

Самое читаемое