Народ – об Ильиче. Какие легенды слагали о Ленине

22 апреля — 149-я годовщина со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Корреспондент агентства «Минск-Новости» решил вспомнить не реального исторического деятеля, а Ленина нереального. В смысле выдуманного, причем с благими намерениями.

Ашуги на эйлагах

В 1935 году газета «Известия» сообщила читателю: в горных районах Армении «записаны народные сказания, песни и сказки о жизни Ленина, распеваемые певцами-ашугами. Особый интерес представляет сказка о Ленине, написанная на акбабинских эйлагах (пастбищах в горах)».

Порывшись в соответствующей литературе, я эту сказку нашел. А если не совсем эту, то схожую. В сборнике «Творчество народов СССР» (1937) указывалось: она записана у 65-летнего шерстобоя Габо Барцумьяна из Ленинакана. Старый шерстобой и ашуги на эйлагах наверняка были мастерами одной школы, так что представление об их творениях получить можно. «Все беки и аги сели на коней, / Пошли, поскакали на Ленина-вождя. / Рабочих своих созвал Ленин-вождь, / Пришли. Кто взял кирку, кто — молот, кто — серп. / Сам Ленин-вождь сел на коня, поскакал, / Шаумян-вождь сел на коня, поскакал, / Мясникьян-вождь сел на коня, поскакал, / Микоян-вождь сел на коня, поскакал, / Калинин-вождь сел на коня, поскакал, / Сам Сталин-вождь сел на коня, поскакал, / За ними пошла беднота». Кстати, Мясникьян-вождь — это тот Александр Мясников (Мясникян), который в 1917-м устанавливал у нас советскую власть. Его имя доныне носит улица в Минске. Тогда он не только в Армении на коне скакал.

«Говорят, Ильич скончался…»

С какого момента началось это умильно-дебильное, якобы народное восхваление Ильича, историками установлено точно. В январе 1924-го в репортаже с похорон вождя та же газета «Известия» напечатала стих, вроде бы сочиненный неким заглянувшим в редакцию крестьянином: «Я в Москву вчерась приехал / Навестить своих сынов. / Как явился я в столицу, / Слышу-вижу перполох. / Говорят, Ильич скончался, / Что деятель мировой / Память вечную оставил / У трудящих он собой».

Вскоре встал вопрос об увековечении вождя. Обсуждали, каким будет саркофаг (слово «мавзолей» еще не употребляли), какие нужны памятники. Старый большевик Леонид Красин, например, рассуждал, что статуя в современном костюме не вдохновляет, однако и Ленина в античной тоге лепить неудобно. В те дни журнал «Коммунистическое просвещение» призвал «поспешно приступить к собиранию произведений устного творчества масс о Ленине, особенно теперь, когда смерть вождя остро ощущается рабоче-крестьянскими массами». Тут же вышла инструкция Главполитпросвета: преподавателям политдисциплин предлагали записывать любые образцы народного творчества о Ленине, включая частушки и загадки. Сказано — сделано. Появились первые сборники «Ленин в русской сказке и восточной легенде», «Ленин в творчестве народов Востока», «Ленин в фольклоре»… Упомянутое выше «Творчество народов СССР» из той же серии. Это роскошное издание посвящалось 20-летию Октября и вышло под редакцией А. М. Горького и Л. З. Мехлиса. С Алексеем Горьким понятно: великий пролетарский писатель. Лев Мехлис тогда возглавлял политуправление Красной армии и был одной из ключевых фигур в советском агитпропе. Кроме сказаний о Ленине сборник включал произведения устного творчества о Сталине, Гражданской войне, колхозном строительстве.

Под руководством классика и политработника ашуги, акыны и прочие сказители блистали талантом вовсю. В узбекской сказке «Огненный Ленин» Ильич от любви к народу в буквальном смысле сгорал: «Но потушить это пламя не было сил у людей: / Разве потушишь степь, пылающую от края до края? / А огонь сердца Ленина был в тысячу раз сильней!» Грузинский народный поэт сравнивал Ильича с солнцем, а его коллега-хант — с луной. Впечатляет эвенкийская сказка. В ней охотника Долбонэ злые купцы подговаривают стрельнуть в тайге некоего Владимира (ясно кого). Но жертву защищает сама природа. «Глухарь с ветки кричит: «Меня убей, Владимира не убивай». Белка кричит: «Меня убей, Владимира не убивай». Кукушка кричит…» Кричит вся фауна, включая медведя, лося и выдру. Долбонэ «целит в голову, смотрит: головы у Владимира нет, одно тело за мушкой идет. Начнет целить в спину, смотрит: ноги идут, над ними голова идет, а спины нет, мушка в пустое место глядит». Это, как выясняется, прикрывают Владимира то пихта, то багульник. И Долбонэ раздумывает стрелять. Зато, когда Владимир победил, старый охотник получил новое зимовье, а вместо подлых купцов в лавке сейчас торгует его сын.

Два брата

Белорусы в сборнике отметились сказкой «Ленинская правда» («Два брата»), записанной, как уверяли, в деревне Зломное Жлобинского района. Там нет восточной цветистости, все просто. Два брата-крестьянина решают искать правду. Приходят к пану, попу. Те их обманывают, заставляют на себя работать и говорят: правда в этом и есть. Кто-то подсказывает, что живет на свете Ленин. Братья идут к нему, а Ленин говорит: «Правда в том, чтобы панов, попов и прочих капиталистов выгнать вообще». В 1917-м братья так и делают под руководством Ильича и его лучшего помощника Сталина. Сказку переиздавали и в последующие советские годы, хотя Сталин в ней уже не упоминался.

Законы жанра

Мне скажут: посмеиваться над простодушием народных сказаний все равно что посмеиваться над оперой, где все поют, или балетом, где все танцуют. У каждого жанра свои условности. Фольклористы сегодня обращают внимание на другое, например на то, что сказочный Ленин нередко ведет себя как любой «хороший начальник» в «быличках», записанных у разных народов. То переодевается простым человеком, а потом самолично берет за шкирку зарвавшегося чиновника. То не умирает, а лишь притворно ложится в гроб, желая посмотреть, как соратники будут себя вести. То, отойдя от дел, уходит в народ.

В советском искусстве было такое сложное явление, как лениниана. Великий миф о великом вожде искренне творили по-настоящему талантливые люди: Маяковский, Есенин, Зощенко, Евтушенко, Вознесенский… Интеллигенты-шестидесятники вообще в советские времена противопоставляли хорошего Ленина плохому Сталину. Сказки тоже можно считать одной из форм ленинианы.

Все так. Вопрос в другом. Подлинный Ленин — яркая историческая фигура, заслуживающая долгого и сложного разговора. Но здесь тот случай, когда стараниями самих же советских идеологов тема сознательно примитизировалась до идиотизма. И все считали: так и должно быть.

…Как-то в наши времена в здании некой серьезной организации я в лифте случайно нажал не на ту кнопку и вместо 1-го этажа, где был выход, съехал на цокольный, где подвал. Машинально вышел и не сразу сообразил, в чем дело: чуть поодаль на уровне колен виднелись лысины, лысины… Потом вспомнил: в этом доме в советские годы располагалась важная партийная контора. Видимо, на каждом шагу стояли ленинские бюсты. Во время перестройки их скопом снесли вниз. Пыльная дюжина гипсовых Ильичей вызывала лишь улыбку и мысли о мимолетности земной славы. Как давние якобы народные сказки о Ленине.

От Ленина к Богу

В довоенных сборниках фольклора о Ленине не раз публиковали сказку «Вот проснется Ильич», записанная (или написанная?) писателем Родионом Акульшиным. Сюжет прост: Ленин договорился с главным доктором, чтобы тот дал лекарство, из-за которого вождя все примут за мертвого. Лег в «Мавзолее», поспал немного, потом встал и пошел смотреть, как без него идут дела. Дела шли неплохо. Ленин решил вернуться в «Мавзолей» и снова поспать. Спит до сих пор. «Теперь уж, наверное, скоро проснется. Вот радость-то будет».

В 1920-е сказка помогла молодому тогда Акульшину закрепиться в литературной среде. Он выпустил более 40 книг — детских, о торжестве колхозов, попах-обманщиках. Но в 1941-м грянула война. Акульшин попал в плен и перешел к немцам. Работал в оккупационных и власовских газетах, писал о новом порядке и бандитах-партизанах. В 1945-м перебрался в США, там стал активистом-баптистом и до своей смерти в 1988-м писал все больше о Боге и вере.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ