Наш белорусский Голливуд: 90 лет назад решали, где его создавать — в Минске или в Витебске

Наш белорусский Голливуд: 90 лет назад решали, где его создавать — в Минске или в Витебске. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

17 декабря мы отметим 95-летие белорусского кино. Но мало кто знает, что к этому событию имеет прямое отношение юбилей нынешнего года — 90-летие принятия решения построить в БССР собственный киногород. Причем не в столице.

Отправная дата

Начало нашего кино — запутанный сюжет. 17 декабря 1924 года увидело свет постановление Совнаркома БССР о создании управления «Белгоскино» при Наркомате просвещения БССР. Эту дату считают профессиональным праздником кинематографистов. Однако кое-что надо учитывать.

Во-первых, какие-то кинопроекты в стране пытались осуществлять и ранее. Только неудачно, поэтому «Белгоскино» и задумывалось прежде всего как структура, которой надлежало возглавить процесс. Разместили новую организацию в несохранившемся ныне здании на углу улиц К. Маркса и Ленина, а в Москве арендовали офис для представительства. В Минске при управлении через полгода заработала лаборатория, снимавшая хронику, а в Москве и в Ленинграде искали возможности для съемок первых белорусских игровых картин. В 1926-м две такие ленты вышли. Одну — «Лесную быль» Юрия Тарича, рассказывающую о борьбе с белополяками, — обычно вспоминают в первую очередь. Другую помнят лишь профессионалы-киноведы. Это мелодрама Олега Фрелиха «Проститутка» («Убитая жизнью»).

Но нам интересна другая дата, юбилейная.

С точки зрения логистики

Руководителя Музея истории белорусского кино Игоря Авдеева мой вопрос не удивил.

Да, действительно, 60 лет назад студию белорусских фильмов решили создать в Витебске. Почему там? Чистая логистика: Витебск ближе к Москве и Ленинграду!

Тут надо вернуться к разговору о первых шагах нашего кино. К 1929-му, после «Лесной были» и «Проститутки», вышел уже добрый десяток белорусских картин. Но поскольку собственной базы «Белгоскино» не имело, приходилось арендовать площадки у других. Поэтому натурные съемки вели в Белоруссии (и то не всегда), а павильонные — в Москве, Ленинграде, Ялте, где угодно. При этом, понятно, у всех свои задачи, и белорусским группам павильоны выделяли в третью, ночную смену, всё остальное — тоже по остаточному принципу. Одна нерешенная проблема порождала другую. Кадры! Если уж решено создавать свое кино, то следовало готовить собственную школу мастеров. А для начала пригласить профессионалов, которые будут учить этих людей. Но кто же оставит российские столицы, если неясно, где затем предстоит просто работать и жить. Даже с основоположниками ситуация оставалась неясной. Тот же Тарич творчески был связан с Белоруссией, а семья жила в Москве. У Корш-Саблина семья в Минске, а сам он месяцами в России.

В 1928 году, арендовав в Ленинграде бывший театр «Кривое зеркало», создали студию «Советская Белорусь» (писали так). При этом подразумевалось: в Ленинграде она и будет находиться. А почему нет? Тут база, кадры, возможности. Да, тематика фильмов белорусская (или связанная с Белоруссией). Но какая разница, где физически снимают павильонные сцены, где монтируют ленты?

При этом понималось: вариант временный. Раньше или позже свой Голливуд в БССР появится. Вопрос: где конкретно? Козыри ратовавших за Минск были ясны: столица, проще решать вопросы. Но и у агитировавших за Витебск своя логика. Если головная студия в Ленинграде и речь идет лишь о павильонном комплексе, то чем ближе он разместится к главным российским киноцентрам, тем удобнее с точки зрения производства фильмов. Поэтому, в частности, за Витебск выступал тогдашний руководитель «Белгоскино» Абрам Галкин, кстати, из Витебска родом.

Напомним: ведомственно киноотрасль тогда относилась к Наркомату просвещения БССР, который, соответственно, и просил правительство республики о строительстве в Витебске кинофабрики.

Временное и постоянное

Совнарком БССР дал согласие. В Витебске подобрали площадку, расчистили, стали готовиться к строительству и… отказались от самой идеи. Это ведь годы первой пятилетки, индустриализации. Закладывали множество объектов. Деньги требовались на всё, искали, где сэкономить. Возведение белорусской киностудии первоочередной задачей не выглядело. Студия в Ленинграде решает задачи? Ну и ладно пока…

А поскольку нет ничего более постоянного, чем временное, белорусское кино задержалось в Ленинграде надолго — до 1939–1940 годов. Лишь тогда приняли окончательное решение строить будущий «Беларусьфильм», причем уже в Минске.

Фильм из быта милиционерок

Картина «Чёрная кровь» в прокате называлась «Ненависть»

Впрочем, нас интересует 1929-й. Раз уж замаячила в те дни перспектива появления в БССР своего Голливуда, возник вопрос: чем он будет заниматься? И вот 90 лет назад специальная статья в той же «Савецкай Беларусi» ставила белорусскому кино следующие задачи.

Во-первых, завершить работу над картинами, которые уже в работе. Их пять: а) «Отель «Савой» — о подвиге гомельских коммунистов во время Стрекопытовского мятежа 1919 года; б) «Великан» — картина, отображающая разницу между Белоруссией дореволюционной и нынешней; в) «Хамелеон» — комедия, высмеивающая бюрократизм в деле шефства над деревней; г) «Тетя Саша» — «драма з быту мiлiцыянерак» (интересно, что имели в виду?); д) «Черная кровь» — о борьбе польских трудящихся на тамошних нефтепромыслах. В ближайшие годы предполагали создать ленты о революции 1905 года в Белоруссии, о белорусах-беженцах времен Первой мировой войны, об «Осинстрое» — главном тогдашнем промышленном объекте БССР, о белорусских евреях, едущих в Биробиджан.

При этом отмечали: перспективы у нашего кинематографа неплохие. Во-первых, открывается сценарная мастерская, где молодые белорусские писатели будут учиться создавать литературную основу будущих фильмов. Во-вторых, большой шаг вперед сделан в области звукового кино — оператор Мошкович работает в Минске над специальной установкой, позволяющей снимать и показывать фильмы со звуком.

А появится своя киностудия, вообще расцветем!

Фабрика кино

Эту мелодраму тоже считают одной из первых белорусских картин

Осенью 1929 года, то есть 90 лет назад, газета «Савецкая Беларусь» (№ 239) опубликовала следующее сообщение: «Да пабудовы кiно-фабрыкi. Калегiя Наркамасветы выказалася за тое, каб кiно-фабрыка будавалася ў Вiцебску. Пастаноўлена хадайнiчаць перад Сав. Нар. Камiсараў аб пабудове кiно-фабрыкi ў Вiцебску».

«Кiно-фабрыка» — не только особенность тогдашнего написания. Речь шла действительно о фабрике кино — производственном предприятии, киногородке с павильонами, мастерскими, монтажными. Или прообразе «Беларусьфильма», проще говоря. Но «Беларусьфильм» — давний минский бренд. Почему же Витебск?

Торговцы грезами

В том же 1929 году на голливудской студии Warner Bros. окончательно перешли на выпуск цветных фильмов (звуковые были давно освоены). На другой крупнейшей студии, МGM, в 1929-м шла юридическая война: два недавних совладельца Луис Барт Майер и Николас Шенк судились за контроль над бизнесом. Победил Майер, получив приз, за который стоило драться: несмотря на период Великой депрессии, МGM стабильно приносила полновесную прибыль. В том же 1929-м владелец американской общенациональной радиовещательной корпорации NBC Дэвид Сарнов познакомился с русским эмигрантом инженером Владимиром Зворыкиным — данный факт считается важнейшим эпизодом в истории появления телевидения.

Всё это нас интересует с одной точки зрения — у братьев Уорнеров, Майера, Сарнова белорусские корни. Майер родом из Минска, Сарнов — из Узлян (Минская губерния), отец Уорнеров — сапожник из Браслава. Родители вывезли их из нищей «черты оседлости» бывшей Российской империи. Эти люди росли и состоялись в США. Прочь иллюзии — никакой ностальгии по родине они не испытывали, в историю вошли как персонажи, мягко говоря, неоднозначные. Но энергии, деловой хватки, интуиции у них не отнимешь. Интересно, если бы жизнь повернулась иначе и будущие американские кино- и телемагнаты жили в 1929-м здесь, пригодились бы эти таланты у нас?

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ