Наши в Раше: Дакота рассказала, почему после «Фабрики звезд» не вернулась в родной Минск

Корреспондент агентства «Минск-Новости» встретилась с Дакотой (Ритой Герасимович), которая всего на неделю приехала в Минск. Как складывается судьба певицы и почему она осталась покорять российскую публику, а не вернулась в Беларусь?

– Рита, как ты решилась, будучи школьницей, отправиться в Москву на телепроект «Фабрика звезд»?

– Мне было 17 лет. Тогда уже я писала песни и очень хотела, чтобы их услышали, дали оценку. Но в Беларуси вышло так: предлагали участвовать в песенных конкурсах, но оговаривали: «Спой-ка ты лучше песню Долиной»… От всех, кому ни приносила свои материалы, слышала один ответ: «О нет, авторские тексты нам неинтересны». Никогда не понимала, зачем исполнять чужие песни? Не считаю, что я невероятный вокалист: да, пою хорошо, но не лучше чем те же участники проекта «Голос». Я автор! Задавалась вопросом: как это может быть программным директорам и руководителям телеканалов не интересно то, что человек создает сам?

В Москве иначе. Продюсеры и программные директоры ведут настоящую охоту на тех, кто сам пишет, а все потому что поющих много, красивых еще больше. Россия в этом плане равняется на Запад, где в принципе никто не возьмется работать с не пишущими исполнителями.

– Чем занималась после проекта?

– Школьные экзамены удалось сдать экстерном. Вместе с «фабрикантами» отправилась в тур по России. Организовывались концерты, нас приглашали выступать на корпоративы. Но серьезно я к этому не относилась.

Представьте, приезжаешь на корпоратив в гигантский дом на Рублевке, где за столом сидят чиновники. Едят себе икру ложками, беседуют. Ты надрываешься, но тебя не слышат и не слушают. Это очень грустная работа.

3

– Сейчас ты солистка рок-группы Monroe. Получаешь удовольствие от работы?

– Группа появилась два года назад. И с тех пор выступления в кайф. Конечно, не секрет, что помимо клубных концертов, фестивалей мы выезжаем и на корпоративы, но и они отличаются от «постфабричных». Играли, например, на дне рождения компании Adidas. В зале 500 человек, которые знают наши песни, подпевают, танцуют.

Суперкреативная панк-семья приглашала на свою свадьбу в Прованс. Выступали на берегу озера. Гости отрывались, прыгали в воду… Видела, что людям близко наше творчество. Это мне по душе.

Моя работа – не только музыка. Я открыла в Москве караоке-клуб и хенд-мейд ателье, где создаем классную рок-одежду. Не подумайте, что музыка меня не кормит. Нет, основной доход приносит именно она. А клуб и ателье – это мои увлечения, страсть. Люблю открывать для себя что-то новое. Мне в кайф жить по принципу «Всегда говори «да». Стараюсь не жалеть ни о чем и пробовать себя во всем.

4

Песни для Monroe пишешь ты?

– Правильнее сказать, все, что делает Monroe, – это коллективный труд. Не зря ведь мы в группу собрались!

Вот, зимой вышла песня «Перчатки». Принесла ребятам из группы послушать первоначальный вариант – под мелодию, исполненную на рояле. Как мы песню ни обрабатывали, какие инструменты ни добавляли – с роялем она звучала круче. Решили оставить в первоначальном виде. Оказалось, это новый поворот для Monroe! Песня вызвала бум в Интернете. Я выложила ее у себя на странице в соцсети и удивилась: расхватали! Писали комментарии, скачивали, рвали на цитаты… Почему это было странно для меня? В московском шоу-бизнесе у артистов есть традиция или привычка – выпустил новый альбом, песню и просит всех знакомых в Интернете сделать перепост. А я не делала вообще ничего! Клянусь! Это был такой эксперимент.

А песни пишу не только для своей группы. У Елки, Аниты Цой, Зары, Насти Кочетковой, группы БИС в репертуаре есть мои работы. Вообще, всех артистов, с кем работала, перечислять долго, список очень длинный.

– Какие планы у Monroe на ближайшее время?

– Записываем новый альбом. Выпустим осенью. Он будет двойным: один диск привычного рокового звучания, на другом – акустические рояльные необработанные песни. Такая идея пришла как раз после эксперимента с песней «Перчатки», потому что благодаря ее чистому инструментальному исполнению у нас появилось еще больше поклонников. Раз народу понравилась такая версия, почему не поделиться и теми, что давно лежат в столе? Все они невероятно честные – без всяких обработок. К слову, что было бы с некоторыми музыкантами, если бы вовсем мире отключили электричество? А ведь истинная музыка та, что не разбавлена всякими модными битами и примочками…

В ноябре приедем с концертом в Минск.

2

– Скучаешь по дому?

– Дом там, где семья. Мне повезло, у меня два дома. В Минске живут родители и несколько хороших друзей детства. В Москве – молодой человек и музыкальная семья: музыкальные братья, творческие мужья (смеется).

Сюда стараюсь часто приезжать. Дружу с белоруской Бьянкой, которая, так же как и я, живет в Москве. Бывает, у одной из нас никак не получается вырваться в Минск, тогда через друг друга передаем подарки родным.

Бьянка вообще для меня родная душа там. Вместе любим драники покушать, по-белорусски разговаривать в компании или переписываться в соцсетях. Друзей из России это забавляет, их удивляют некоторые слова. Часто говорят «Скажите-ка еще что-нибудь на белорусском».

Фото Алексея Колесникова

Самое читаемое