Настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» — о том, как можно помочь зависимым

Со времени обретения в XIX веке в городе Серпухове чудотворного образа Божией Матери «Неупиваемая Чаша» принято считать, что молитва перед ним способствует избавлению от известных пагубных пристрастий. Православный приход, созданный для помощи алко- и наркозависимым людям, существует и в Минске. Подробнее о нем — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Иконы пишут не художники

Храм иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» находится в Слепянке. С 2007 года служит в нем настоятелем протоиерей Дионисий Пясецкий.

— Наша церковь еще не полностью построена, — рассказывает священнослужитель,  но уже более 20 лет приход является действующим. В женском Введенском монастыре в Серпухове, где в переходе из храма на колокольню изначально был обретен и находился чудотворный образ Божией Матери «Неупиваемая Чаша», по благословению игуменьи мы взяли несколько старинных кирпичей и вмуровали в купол строящегося в Минске храма. Это можно назвать духовной и символической связью между нашими приходами.

— А главную икону в вашем храме писал профессиональный художник?

— Нет, профессиональный художник не иконописец, потому что икона не картина. Картину пишут для радости, для эстетического наслаждения, чтобы люди посмотрели и вдохновились какими-то идеями, мыслями. А икона создается с молитвой и ради молитвы. То есть человек на себя налагает особый пост и молится тому, кого с помощью Божией изображает. Кроме того, есть каноны, следовать которым необходимо. Наш образ создан иконописцем при Свято-Елисаветинском монастыре. И если художник на картине обычно оставляет свой автограф, то на иконе его, как правило, не ставят, потому что рукой мастера пишет Господь.

— Много ли среди ваших прихожан тех, кто по-настоящему одержим упоминаемыми пагубными страстями?

— Много, но мы их не выделяем в какую-то отдельную группу. В одном из своих выступлений Святейший Патриарх Кирилл высказал очень важную мысль, что каждый приход должен быть социально ориентирован. Поскольку заниматься всем сразу — значит, ничем глубоко. Наша социальная направленность — помощь алко- и наркозависимым и их родственникам. Об этом знают и в Минске, и в районе, и в области, к нам обращаются очень многие.

— Кроме богослужебной у вас ведется и другая деятельность?

— Разумеется. Помимо того что каждое воскресенье служится молебен с акафистом Божией Матери в честь иконы «Неупиваемая Чаша», куда могут прийти все страждущие, почти каждый вечер начиная с понедельника проходят занятия для зависимых и их родственников. Мы собираемся за чашкой чая и занимаемся по особой духовно-психологической программе, где читается Евангелие и ведутся беседы о том, как научиться жить трезво. При храме также созданы благотворительный фонд «Родители за трезвость», группы помощи алко- и наркозависимым «Лествица», а для их близких — «Живоносный источник». Полное выздоровление наступает, считаю, когда человек не просто живет трезво, но еще и обязательно имеет такую добродетель, как трезвомыслие, подразумевающую ответственность за свои действия, семью, дело, которым занимается.

Культура пития — мираж

— Страждущий способен излечиться самостоятельно?

— Безусловно, но при очень благоприятном стечении обстоятельств. Человек так устроен, что пить, спиваться и впасть в крайнее состояние зависимости от алкоголя или наркотиков успешно может в одиночку, компания необязательна. А для выздоровления нужны поддержка и, естественно, помощь Божия. Так вот, когда собирается группа из 10, 20, 30 человек и они начинают рассказывать, что у одного получилось, у другого, третьего, люди не пьют годами (самый большой срок трезвости, по-моему, лет 26), то новичок заражается надеждой: ну вот, раз у него получилось, значит, все возможно.

При этом мы постоянно читаем Евангелие и размышляем, что через него хочет сказать Господь каждому из нас сегодня и сейчас. Ведь вопросов, которые придется научиться решать в трезвости, много: если человек пьет годами, меняется вся его семья. Даже если он не буян, не дебошир, а лишь «тихий пьяница», все равно у супруги, детей и близких формируется деструктивная модель поведения, происходит внутреннее разрушение: психическое и духовное. Поэтому при храме есть отдельная группа для родственников, куда по четвергам приходят жены и матери зависимых, с ними работает психолог. А с самими зависимыми — я.

— Вера и молитва надежнее в этой неравной борьбе, чем воля и разум?

— К воле это вообще не имеет никакого отношения. Когда меня спрашивают, кто виноват в том, что алкоголизм набирает обороты, я отвечаю: общество. Оно провоцирует человека, пытающегося встать на ноги, двумя предлагаемыми моделями поведения: или ты алкоголик, или «культурно пьющий». А самого пьяницу убеждают: дескать, возьми себя в руки, употребляй в меру и с хорошей закуской, и все будет в порядке. Но это мираж. Есть люди, которым пить нельзя категорически. Часто это заболевание связано с плохой генетикой, но стать алкоголиком можно даже при идеальной наследственности и в любом возрасте.

— И тогда пиши пропало?

— Да, алкоголизм неизлечим. Но с этим можно научиться жить, если больше не испытывать судьбу. А то ведь некоторые, продержавшись год-два, а то и 5–10 лет, начинают думать: «Ну какой я алкоголик, если могу не пить сколь угодно долго? Сто граммов коньячка мне наверняка вреда не принесут…» И все возвращается на круги своя. Сорвавшись, бедолага уже не хозяин своей судьбы и не способен контролировать себя. Тут никакая сила воли не спасет — болезнь проснулась.

Господь управляет шествием

— Раз он больной, его нужно лечить, а не обличать и превращать в изгоя?

— Да, тем более мы сами зачастую не даем ему шанса на трезвость установкой «можно пить, но в меру». Как у нас относятся к человеку, не употребляющему спиртного, допустим, на семейных торжествах? Сочтут, а то и обзовут ненормальным, будут провоцировать выпить «хотя бы капельку»… А ему-то нельзя категорически. Ведь никому не придет в голову уговаривать больного сахарным диабетом съесть кусочек торта за здоровье новобрачных, чтобы их не обидеть. Наша альтернатива — действующее при храме Общество трезвости.

— Это аналог «Анонимных Алкоголиков»?

— Нет, православные общества трезвости существовали еще в дореволюционной России, пропагандируя трезвость как норму жизни и добродетель. «Анонимные Алкоголики» появились на Западе. «АА» — известная всемирная организация, она не относится ни к какой конфессии, но тоже учит трезвому образу жизни, что само по себе очень хорошо. Однако я назвал бы это начальным, первым этапом, за которым должен последовать второй — духовное наполнение.

— Но ведь и они убеждают своих подопечных, что есть Бог, для обозначения которого используют термины «Всемогущий Руководящий Творческий Разум» или «Сила, более могущественная, чем мы».

— Да. Мы с ними сотрудничаем, предоставляем им помещение для собраний, они тоже делают очень полезное дело.

— Отец Дионисий, что подвигло молодого человека с надежной профессией столь кардинально изменить свою жизнь, посвятив ее служению Богу, и получить основательное богословское образование?

— Господь призывает к служению по-разному, и каждый идет своим путем. Я был по складу ума технарем, мне это нравилось. А потому без колебаний после школы поступил в Белорусскую политехническую академию, окончил ее и устроился на «Белкоммунмаш», причем, получается, жил и работал в этом же, Партизанском районе, где сейчас находится наш храм.

Мой дед был священником, служившим в Заславле, и, конечно, в младенчестве меня крестил. Но по-настоящему воцерковляться мы начали вместе с супругой в 1990-х, когда в стране после долгого перерыва стали издавать религиозную литературу, которую до того можно было прочесть только в самиздате либо в рукописном виде.

— Целый пласт прежде неведомой и закрытой для советского человека информации…

— Да. Я начал осознавать, что весь мир живет не хаотично, а по духовным законам, и ничего случайного в нем нет. Каждый из нас — режиссер своей жизни, но, как говорят святые, сердце человека выбирает путь, а Господь управляет шествием его. Нам дан дар свободы, но дана и инструкция, рекомендующая, как действовать в любой ситуации. Нарушая ее, человек страдает.

Храм вместо злачного сквера

— Под «инструкцией» подразумеваются заповеди Божьи?

— Конечно. Когда Господь мне положил все это на сердце, появились радость и огромное желание донести свое понимание до людей. Согласитесь, Бог создал человека не для мучений и слез, а для радости, вечного блаженства. Человек — венец творения, поскольку у него единственного в природе есть бессмертная душа. Он слабее льва, бегает медленнее гепарда, но своей мудростью приручил их и держит в зоопарке или дрессирует в цирке.

Я еще не знал, каким будет мое служение, куда могут направить, но очень хотелось служить Богу и людям. На этом этапе меня не понимали многие — друзья, родственники, знакомые. А директор «Белкоммунмаша», когда я подал заявление об увольнении, спросил, где мне предложили более выгодные условия.

— Уволившись, вы поступили в Минскую духовную семинарию?

— Да. У нас с супругой уже был сын, и на первых порах нам, откровенно говоря, приходилось весьма нелегко, спасибо, помогали родители. Когда меня после окончания семинарии направили в сельский приход в Несвижском районе, я продал минскую квартиру, чтобы там построить дом. Но никаких сомнений в избранном пути ни разу не возникало.

— Тем более вас всегда поддерживала будущая матушка Марина.

— Мы познакомились промыслом Божьим, когда мне было 15 лет, ей — 13, поженились при ее совершеннолетии. В этом году — четверть века нашей совместной жизни. Идеальный случай, когда жена православного священника тоже служит в церкви. У матушки два высших образования. Она директор нашей воскресной школы, где учатся Закону Божьему около 100 детей.

А еще у нас есть театральный коллектив, для постановок которого супруга пишет сценарии, стремясь наполнить их духовным смыслом и общечеловеческими ценностями. В миссионерских целях мы выступаем в детских домах, школах и видим, что занимаемся этим не зря.

— Сыновья Илья, Павел и Кирилл готовы пойти по вашим стопам?

— Не уверен и принуждать их не стану. Пока они помогают в алтаре, а дальше будут решать свою судьбу сами. К слову, мой отец-художник тоже служит у нас церковным старостой.

— После создания вашего прихода в 1998 году он поначалу ютился в обычном жилом доме. Получив благословение митрополита Филарета возглавить его, вы были готовы к тому, что придется терпеть неудобства в течение долгих лет?

— Даже не задумывался об этом. Храм, как говорят, строит Господь. Наше дело только следовать его плану. Приход был создан по просьбе жителей Слепянки, ветеранов войны, матерей, жен крепко выпивавших людей, коих в то время здесь было великое множество. Причем для своих посиделок выпивохи частенько выбирали полузаброшенный сквер, на месте которого теперь действует центр их исцеления и благодати — наша церковь. Это ли не чудо и убедительнейшее доказательство промыслительной воли Божьей?

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ