«Навсегда в моем сердце». Как девушке из еврейского местечка Зембин удалось выжить в Великую Отечественную

В начале 2000-х при подготовке телевизионной передачи корреспонденту агентства «Минск-Новости» довелось встретиться с Анной Марковной Скумс — учительницей, вдовой фронтовика.

Поразило совпадение судеб: ее — девушки из еврейского местечка Зембин — и моей бабушки — белорусской крестьянки. Обе появились на свет в один день — 24 декабря 1914 года, в канун Рождества. И ту, и другую назвали Анной. Мужья двух Анн воевали с первых дней войны. А 10 ноября 1941-го обе родили детей: Анна Скумс — мальчика, моя бабушка — дочь. Причем не в своем доме… Спасаясь от карателей, бабушка убежала за 20 км от дома к родственникам, Анна Марковна — к свекрови в деревню под Холопеничами.

Судьбы похожи, но у еврейки Анны Марковны жизнь оказалась более горькой.

Воспитанная в бедной, обремененной традициями еврейской семье, Аня Райнес тем не менее была ребенком послереволюционного времени. С достаточным скепсисом относилась к ортодоксальным предписаниям, учение у портнихи сменила на учительский техникум и… полюбила гоя. Но несмотря на то, что ее избранник Федор Скумс, молодой выпускник педагогического института, был уважаемым человеком, завучем школы, еврейская община так и не смогла понять и простить Анну. Молодые были вынуждены уехать из местечка, правда, и к мужниной родне не отправились. Предпочли жить самостоятельно, сменив храм на клуб, религиозные догмы — на знания, целиком посвящая себя строительству новой жизни. Когда пришла война, Федор ушел на фронт в числе первых. Анна, ожидавшая ребенка, осталась среди чужих людей. Гибель соплеменников от рук фашистов на ее глазах, полная изоляция евреев привели к мысли: надо идти к матери, «чтобы умереть всем вместе…»

На пороге родного дома увидела расстрелянных сестру и племянника… Мать не разрешила дочери остаться, уверяя, что у нее есть шанс, и этот шанс — мужнина родня.

Справедливости ради скажем, что свекровь Зося Кузьминична с начала войны не раз приходила к невестке, приносила продукты и умоляла пойти с ней в лесную деревню Липовец. Но молодая женщина не соглашалась. Во-первых, не желая стать причиной чьей-то гибели, во-вторых, не надеясь на людское благородство: мол, когда прижмут, сразу выдадут. И все же дождливой осенней ночью свекровь почти силой увела из местечка молодую, на последнем месяце беременности невестку. Шли лесами, болотами, ночевали под кустами… До конца своих дней Анна Марковна вспоминала эти передышки, когда ей на лицо вместе с холодными каплями дождя падали горячие слезы свекрови.

Деревня была небольшой и бедной. Каменистые почвы родили плохо, еды было в обрез, а после налетов оккупантов сельчане и вовсе оставались без всякой живности и припасов. Но никто из местных жителей не соблазнился заработками и не пошел к немцам на службу, не позарился на вознаграждение и не предал Аню и ее сына. Наоборот, чтобы отвести опасность, маленького Валентина крестили в церкви, соседи всегда предупреждали, прятали или уводили в поля во время наездов полицаев. А однажды Зося Кузьминична заслонила собой Аню, уже стоявшую перед дулом автомата, убеждая фашиста, что это ее родная дочь. И сельчане клятвенно подтвердили это… Крестьянские заботы при столь добрых учителях вскоре самой Анне стали казаться не такими уж сложными. Свекровь научила ее и прясть, и ткать, и муку молоть на ручных жерновах. Анна жала, метала стога, заготавливала со свекром дрова, таскала на себе плуг при пахоте, полола, в общем, делала всю крестьянскую работу, оставив до победы мечты о любимом учительстве. Вместе с матерью Федора и его отчимом Павлом Несторовичем Булаем ждали конца войны и, если повезет, возвращения Федора.

Не повезло. После освобождения Беларуси семья получила письмо, в котором сообщалось, что Федор Скумс пропал без вести. Валентину так и не суждено было увидеть отца. Стойкая и сильная Зося Кузьминична заболела и в конце сороковых умерла. Вскоре за ней ушел из жизни Павел Несторович, преданный муж и любимый дед, в честь которого Валентин через многие годы назвал своего сына.

…Оставшись с сыном одна в целом мире, Анна Марковна многие десятилетия учительствовала — учила детей белорусскому, русскому, немецкому языкам. Но погибшая в войну еврейская родня и принявшая ее как родную белорусская, люди, участвовавшие в ее судьбе и встретившиеся в жизни, не давали покоя памяти. И Анна Марковна Скумс решила написать книгу для внуков, в которой пыталась разобраться в хитросплетениях жизни, в формировании характера как отдельных людей, так и целого народа.

Она никогда не осуждала тех, кто не хотел и не мог помочь в войну гонимым евреям. Ведь за сострадание чужому человеку в то время можно было расплатиться жизнью своей семьи. За простое «здравствуйте», сказанное еврею, разговор с ним, разрешение зайти в дом, в баню, продажу ему продуктов…

На протяжении всей жизни Анна Марковна старалась осмыслить те глубинные ресурсы человеческой души, которые позволяли людям победить инстинкты самосохранения и страха во имя сострадания и милосердия. Спустя многие годы после войны она добилась признания Зоси и Павла Булай праведниками народов мира с занесением их имен в анналы истории и посадкой именных деревьев на знаменитой аллее в Израиле. В атеистическом доме комсомолки 1930-х годов в красном углу, как икона, находился портрет ее белорусской свекрови.

…И вот книга написана и названа «Былое». Перед лицом вечности Анне Марковне не было необходимости приукрашивать ни себя, ни других. Она была предельно честна в своих записях. Все несовершенные стороны повседневного быта, свидетельствовала она, меркнут перед стойкостью и благородством, которые проявили люди под гнетом страшной общей беды.

С прежней благодарностью в сердце семья Скумс живет и после ухода Анны Марковны из жизни. Дети издали ее книгу, написанную как завет внукам, правнукам, всем будущим поколениям. Есть в ней и такие строки: «До конца своих дней буду помнить этих благородных и добрых людей. Навсегда в моем сердце остался образ милой Зоси, моей свекрови, матери моего мужа, бабушки моего сына. Зоя Кузьминична была светлым человеком, Праведником!»

***

В дальнейшем судьбы наших семей оказались и похожими, и разными: мой дедушка прошел войну и остался жив, детей в семье было четверо, все получили высшее образование. Как и сын Анны Марковны. А вот с ее внуком Павлом равняться сложно. Павел Валентинович — известный математик, ученый, автор многих научных работ, преподавал в БГУ, сейчас работает за рубежом.

Справочно

Международный день памяти жертв холокоста отмечают в мире 27 января. Дата выбрана не случайно. 75 лет назад, 27 января 1945 года, советская армия освободила крупнейший нацистский лагерь смерти «Освенцим», в котором погибли, по разным оценкам, от 1,5 млн до 4 млн человек.

«Праведник народов мира» — почетное звание, которое присваивает Израильский институт катастрофы и героизма национального мемориала Катастрофы (Холокоста) и героизма «Яд ва-Шем» тем, кто спасал евреев в годы нацистской оккупации Европы, рискуя при этом собственной жизнью и жизнью близких. Беларусь занимает 8-е место в мире по числу «праведников».

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ