Не пойму

Владимир Жданович
Автор материала:
Владимир
Жданович

Почему всех работающих минчан так волнует судьба неработающих?

Так получилось, что вокруг меня все работают: родители, друзья и знакомые. Поэтому к Декрету о социальном иждивенчестве изначально относился как к чему-то очень далекому от моей реальности. Конечно, следил за новостями и историями. Это привело к мысли, что «тунеядцев», как прозвали неработающих в Глобальной сети, жалко. Ведь найти хорошую (!) и тем более высоко­оплачиваемую работу сегодня действительно трудно. Сложнее всего, конечно, людям в регионах, где достойные вакансии на вес золота.

Но больше всего удивило и удивляет отношение именно работающих к введению такого сбора. Недовольству, опять же в Интернете, нет предела — «опять новый налог», «не за горами налог на налог». Тему подогревают статьи о тех, кто «не может связать концы с концами, а тут им приходит извещение заплатить 460 рублей». И вот уже половина столицы размышляет на кухне, как надоели налоги, что жить могли бы мы лучше, если бы не отдавали последнее на нужды чиновников и государства. Вот едешь в автобусе на работу, мимо проносятся тысячи машин, и получается, что вроде бы все вокруг рассержены на власть? Отнюдь.

Чаще сердимся, да чего уж — злимся друг на друга. У того машина лучше, у той квартира новая, а у тех есть деньги отдыхать по два раза в год. Сидим и думаем: эх, если бы не налоги, я бы тоже и автомобиль купил, и двушку в районе Новая Боровая… Отчасти наивные мысли, но все же. Не пойдешь же ругать человека на дорогом внедорожнике, но чувство это надо куда-то девать. Веду к тому, что неделю назад в Минске прошел марш рассерженных белорусов. Несанкцио­нированная акция была на

слуху в Сети, поэтому не упустил возможности понаблюдать за ней в Интернете. Идут люди, некоторые, и правда, без работы, а другие просто злятся. «Вы из Минска?» — спрашивают одного мужичка. «Нет, но живу тут у дочки». — «У вас нет работы, вам нужно платить налог?» — «Да у меня дочка на платном учится, это вообще беспредел».

Из диалога журналиста и мужчины непонятно, работает «рассерженный» или нет, надо ли ему платить этот сбор. Такие ответы были не у одного опрошенного. Всем сегодня трудно жить, и дело вовсе не в очередном налоге. Просто время такое. Вроде как в Польше, говорят, лучше. Но ведь везде есть свои нюансы. Помню, как студентом ехал из Нидерландов автостопом и словил маршрутку до Познани. Внутри — одни поляки, возвращавшиеся после работы домой на выходные. Из другой страны. Но не в этом суть. Дело в том, что сейчас любой призыв со словом «должен» очень напрягает. Даже домашним порой хочется сказать, что ты никому ничего не должен. Власть прислушалась и подумала: может, и правда — не должен. В результате организовали приемы, где люди рассказывают о своей непростой жизненной ситуации, если таковая имеется. Система работает, местами — со скрипом, и все же потихоньку разруливает рассерженность общества. Но проблема в том, что громким информационным шумом пользуются все кому не лень: оппозиционные политики, мало получающие, но работающие люди, ну и, конечно, те, кто работают в «тени». А ведь именно на последних делает главный акцент Декрет № 3.

Вот мне и непонятно, почему я работаю и должен платить налоги, а они — нет. Живем-то мы рядом, в больницы, поликлиники, кафе и магазины ходим одинаково.

Самое читаемое