Непобежденные. О людях, приближавших Победу

Корреспонденты агентства «Минск-Новости» — о своих людях, приближавших Победу.

Все дальше и дальше от нас события Великой Отечественной войны. И, увы, все меньше среди нас тех, кто сражался на фронтах и в тылу врага большой страны… Но проявленные ветеранами героизм, твердость и силу духа, несгибаемую волю мы помним. Помнит Беларусь. Помнят родные и близкие, бережно хранящие письма с фронта, боевые награды своих дедов и прадедов. Важно, чтобы Память продолжала жить.

Жизнь сверяю по отцу

Заведующий лабораторией пористых сред Института тепло- и массообмена им. А. В. Лыкова НАН Беларуси доктор технических наук, профессор Леонард Васильев:

— Мой отец Леонид Николаевич Васильев окончил медицинский факультет Иркутского университета и получил диплом педиатра. В 1938 году его призвали на военную службу. Боевое крещение состоялось во время конфликта с японцами на Халхин-Голе в Монголии, за что из рук М. Калинина получил орден Ленина. Позже участвовал в финской войне. Во время Великой Отечественной возглавлял медицинскую службу (состоящую из нескольких госпиталей) 3-й танковой армии под руководством маршала П. С. Рыбалко.

Медслужба комплектовалась в основном из молодых женщин, и не было случая, чтобы кто-то из них пасовал перед сложным, опасным заданием.

Отец рассказывал, как 28 июня 1941 года на правом берегу Двины после боя в одном из поселков оставили группу раненых. Медсоставу поставили задачу их эвакуировать. Ночью медсестры и санитары, рискуя жизнью, вернулись в населенный пункт, занятый противником, погрузили на машины пострадавших бойцов и вывезли.

При форсировании водных артерий (например Днепра в 1943-м) под беспрерывным обстрелом медработники прятали раненых на берегу для того, чтобы на лодках и паромах перевезти на другой берег и поместить в госпиталь. Врачам часто приходилось оперировать под артиллерийским огнем и при авиационных налетах. Так было на Орловско-Курской дуге, на украинском плацдарме на Днепре. Даже в конце войны на медиков нападали группы фашистов, оборону организовывали своими силами.

День Победы отец встретил в Праге. Мы с мамой всю войну провели на Урале у бабушки. Мама работала в эвакогоспитале в городе Кизеле. И только в январе 1946-го встретились с отцом, когда приехали по месту его службы в Холлабрунн (Австрия).

Затем отец служил в Белорусском военном округе в Гродно, был начальником медицинской службы армии. С 1954 по 1956 год его командировали в Прагу в качестве военного советника в области медицины. Позже отца направили в Минск, где он работал деканом в мединституте (теперь БГМУ), возглавлял военную кафедру. На пенсии руководил аспирантурой и ординатурой этого вуза.

Сегодня в Киеве одна из школ носит имя полковника медслужбы Леонида Васильева.

Бережно храню его награды: орден Ленина, орден Красного Знамени, два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны, ордена и медали Польши, Чехословакии, Монголии и другие.

Осталась мне в наследство карта движения госпиталей в составе армии и схемы их развертывания. А еще ношу часы, которые в свое время отцу подарили благодарные аспиранты. Уточняя время, вспоминаю его и стараюсь по нему сверять свою жизнь и поступки.

«Мы не боимся их пуль…»

Ирина Еромкина, народная артистка Беларуси, прима-балерина Большого театра Беларуси

Иван Савин

— Мой дедушка Иван Павлович Савин родился и вырос на Вологодчине, на реке Совза. Пули засвистели над ним рано: 26-летний Иван стал участником советско-финской войны. Вернулся в 1940-м в родную деревню, а через год снова оказался на фронте. С первых дней служил в войсках дальнобойной артиллерии. Ранения были, но небольшие. Встретил Победу младшим сержантом в Кенигсберге. После трудился на комбинате «Североникель» в Мончегорске, за Полярным кругом. Как настоящий коммунист, он всегда находился там, куда посылает Родина, — на рубеже атаки. Тяжело работал, жил с семьей в бараке. Там, в Мончегорске, родилась моя мама. Дедушка умер от рака легких, это произошло за 16 лет до моего рождения, но я немало знаю о нем из рассказов родных. К сожалению, не удалось сохранить его медали, зато в семейном архиве есть фотоснимки, я с трепетом прикасаюсь к ним. Рассказываю про Ивана Савина своим детям, их у меня трое: двадцатилетний Максим, восьмилетняя Ксения и четырехлетняя Екатерина.

Детям сложно представить, что такое война и как воевал их прадедушка. В семье хранится как драгоценная реликвия письмо с фронта. Оно-то и стало мостиком между поколениями. Дело в том, что воевал также младший брат моего деда, Александр. Он ушел на фронт добровольцем. Был ранен в ногу, лежал в госпитале, тогда и написал письмо. После ранения Александру предлагали остаться в тылу, служить в военкомате. Отказался. Вернулся в действующую армию. И больше родные его не видели…

Поэтому можете представить, с какими чувствами я читаю строки на пожелтевшей от времени бумаге. Письму 77 лет. Саша пишет брату Ване:

«Нахожусь в госпитале в Челябинской области на Урале (…) уже третий месяц. (…) На фронте находился два месяца, хватил лиху. 22 августа, в день моих именин, ранило вечером во время атаки: я думал, что я для фашистов неуловим, но все-таки одна шальная пуля, разрывная, влетела в ногу, в ступню, и перебила все кости. (…) Мы не боимся их пуль и мин, а они наших боятся, как черт ладана. Один раз мы сидели в обороне в количестве 5 человек, а их шло около 40 человек, танк, броневая машина и два грузовика. Но мы с успехом их отразили и на поле боя осталось ихних солдат до 20 человек и 2 офицера убитыми и ранеными. (…) В этой схватке у меня перебили штык в двух местах и прострелили портсигар. Все равно мы их добьем. (…) Пиши ответ. Я с дому уже не получаю писем целых полгода».

Я представляю, каким был огонь врага — шквальным, если даже штык перебит в двух местах… Победа оплачена самой дорогой ценой, какая только есть на свете. Мой дед и его брат навечно стали победителями в самой страшной войне ХХ века.

Он, она и «катюша»

Алексей Гайдашов, начальник Белорусской антарктической экспедиции:

— Мой папа Александр Яковлевич был подростком, когда началась война. Жил в оккупированном Гомеле, откуда сам родом. Однажды попал в облаву. Его вместе с другими сверстниками фашисты хотели угнать в Германию на работы. Поместили во временную резервацию. Но ждать, когда их отправят на вражескую чужбину, ребята не собирались. Посовещались и решили бежать. Пацаны проделали лаз и ушли в лес.

Когда Белоруссию освободили, отца вместе с другими ребятами направили в военное училище в Брянск, где он прошел подготовку в составе расчетов батарей «катюша». Воевал на легендарном орудии под Кенигсбергом. Великая Отечественная вскоре закончилась, но до конца Второй мировой, до сентября 1945 года, папа участвовал в боевых действиях с Японией под Порт-Артуром. Награжден медалями «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией, «За победу над Японией», орденом Великой Отечественной войны. Со своей будущей женой и моей мамой Инной Андреевной встретился в Минске. Служил в органах МВД, затем окончил Белорусский институт народного хозяйства и работал на МАЗе начальником планового бюро.

Маму, совсем еще молоденькую девушку, в начале войны эвакуировали из Смоленска на Урал, в город Миасс. Там она работала на военном заводе, выпускавшем грузовые автомобили «ЗИС» для знаменитых «катюш» и бронетранспортеры. Мать показала себя таким хорошим специалистом, что ее включили в комиссию по приемке готовой военной продукции. Так и трудилась для фронта до конца войны. И кто знает, может, как раз на той самой технике отец и бил врага под Кенигсбергом! Потом мама окончила институт иностранных языков и была направлена в штаб Белорусского военного округа, где служила в системе военной контрразведки переводчиком, в том числе на освобожденных от фашистов территориях в Германии и Австрии. Позже перешла на гражданскую работу: преподавала немецкий язык в политехническом институте и Минском автомеханическом техникуме. Отмечена медалью «За трудовую доблесть», имеет и другие награды.

Когда я листаю страницы семейных фотоальбомов, с волнением смотрю на любимые лица родителей. Как много они мне дали! Наставляли и поддерживали, научили целеустремленности, ответственности, преданности своему делу, передали чувство патриотизма. Я очень благодарен им за все. И в первую очередь за их вклад в Великую Победу.

Долгие версты войны

Татьяна Морозова, главный специалист отдела по использованию государственного имущества комитета «Минскгоримущество»:

Андрей Толстых

— Мой дедушка Андрей Михайлович Толстых родился в Курской области, с 12 лет батрачил за еду и кров… Еще в предвоенное время судьба забросила его в Москву. Там он окончил курсы электрогазосварщиков и работал в одной из организаций энергетической системы. Оттуда его призвали на фронт. Андрей Толстых попал в автобронетанковые войска, был командиром танка. В августе 1943 года в бою под Белгородом его Т-34 подбили. Дедушка получил тяжелое осколочное ранение в грудь (кстати, осколок достали только спустя 10 лет). Был отправлен на лечение в госпиталь под Челябинском. Затем старшина Толстых вновь воевал — участвовал в наступательной операции «Багратион», войну закончил в Кенигсберге.

Наша семья бережно хранит его боевые награды — ордена Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды и множество медалей, в том числе «За взятие Кенигсберга».

После демобилизации дедушка Андрей вернулся в Москву, но позже был направлен на работу в Беларусь восстанавливать БелГРЭС в поселке Ореховск Оршанского района и Минскую ТЭЦ-2. Участвовал в строительстве ТЭЦ-3, которую сдали в эксплуатацию в 1951 году. На этом важном для белорусской столицы объекте он и остался работать (ТЭЦ-3 изначально предназначалась для обеспечения электроэнергией, паром и теплом тракторного завода). За добросовестный труд в 1952-м его наградили грамотой Верховного Совета БССР, которую подписал тогдашний председатель этого высшего органа государственной власти легендарный партизанский командир Василий Козлов.

В Ореховске дедушка Андрей познакомился с будущей женой Еленой Александровной, которая работала в поселке директором продовольственного магазина. Поженились они в 1946-м, прожили более 50 лет, вырастили сына и дочь.

Бабушка также была на фронте. С 1942 года служила санинструктором в танковом полку. Как и дедушка, была тяжело ранена в том же 1943-м, только под Сталинградом. До конца своих дней она сохранила огромную благодарность военврачам, которые успешно сделали ей сложную операцию. Впоследствии бабушка дошла до Берлина… Награждена медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией» и другими.

Дедушка и бабушка запомнились мне как кристально честные люди — у них все должно было быть по справедливости. Любили принимать у себя детей и внуков, всегда старались угостить вкусненьким. Дедушки не стало в 2000 году, бабушка ушла из жизни в 2003-м. В нашей семье помнят их, особое отношение к ним стараюсь воспитать и в своих детях.

«За голову моего отца предлагали 25 тысяч рейхсмарок»

Людмила Крушинская, первый заместитель директора РИУ «Культура и искусство», журналист:

— О Великой Отечественной в нашей семье вспоминают с трепетом и болью. Война унесла жизни двух братьев моей мамы — летчика-истребителя Героя Советского Союза Александра Горовца, сбившего в одном бою на Курской дуге девять самолетов противника, и минометчика Николая Горовца, пропавшего без вести там же в июле 1943-го.

Для участия в партизанском параде 16 июля 1944 года моего отца Алексея Степановича Крушинского, главного редактора областной газеты «Витебский рабочий», командировали в Минск из Витебска. Вернувшись в город над Западной Двиной, 23 июля он участвовал и во втором партизанском параде…

Папы нет с нами уже 13 лет, но память о нем — прежде всего как о самом любящем и добром человеке — останется, пока живы мы с сестрой, живы наши дети и внуки. Через поколения перейдут и его награды — ордена Великой Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды и «Знак Почета», многочисленные медали, свидетельствующие о героическом пути родного человека.

Незадолго до войны его, молодого журналиста, работавшего прежде ответственным секретарем районных газет, ЦК КПБ направил на работу в Западную Белоруссию — тогдашнюю Белостокскую область. Польша к тому времени уже была оккупирована фашистами… 22 июня 1941-го сотрудники редакции под бомбежками и артиллерийским огнем начали пробираться вглубь нашей страны. Дошли до Орши, откуда рукой подать было до папиного родного дома. Может, поэтому его и оставили в этих местах для организации подпольной деятельности. Осенью судьба свела отца с партизанским комбригом Константином Заслоновым. Наизусть помню строки из автобиографической справки, написанной отцом: «…С первых дней Отечественной войны находился на подпольной работе на Оршанщине, а когда нависла угроза ареста, по заданию партийного подполья был направлен в партизанский отряд в качестве начальника разведки, а затем и начальника штаба отряда имени Ворошилова партизанской бригады Заслонова. За мою подпольную и партизанскую деятельность первую жену фашисты взяли в заложники и расстреляли в августе 1942 года в Крупках…»

Никогда не забуду и рассказанный папой эпизод об одной из успешных операций партизан. Нужно было взять языка — какого-то важного немецкого полковника, ехавшего через Оршу с секретными документами. Разведчики, переодевшись соответственно ситуации, пришли в ресторан, где тот офицер ждал пересадки на поезд. Отец, имевший образование учителя и журналиста, немного говорил по-немецки. Он пригласил военного за свой столик, представившись эстонским немцем, чтобы не возникло подозрений из-за акцента. Офицера напоили и предложили ему в подарок ящик бургундского вина, который якобы находился в машине неподалеку. На том автомобиле языка вместе с секретным портфелем и увезли. После этой операции фашисты развесили по Орше листовки, где сообщалось, что за папину голову дают 25 тысяч рейхсмарок…

Осенью 1942-го Крушинского уже как журналиста направили на работу в редакцию областной подпольной газеты «Витебский рабочий», а вскоре утвердили ее главным редактором. После войны, в октябре 1945-го, назначили руководителем «Настаўніцкай газеты», созданной им с нуля. Эту газету папа редактировал почти 10 лет. В середине 1950-х он стоял у истоков Белорусского телевидения, возглавляя главную редакцию пропаганды, позже заведовал редакцией информации БелТА, редакцией Белгосиздата.

В память о войне написал документальную повесть «Взрывы над Днепром» о Константине Заслонове. Ее трижды переиздавали в Москве общим тиражом более миллиона экземпляров.

Материалы Светланы Шидловской, Александра Левкевича, Любови Егоренковой, Ольги Поклонской и Магды Крепак

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ