«Никакой коронавирус не страшен!». Чем завлекают покупателей нелегальные торговцы черемшой

Сколько сейчас стоит черемша и почему нелегальные торговцы не боятся ее продавать, выяснял корреспондент агентства «Минск-Новости».

С приходом весны в ассортимент ушлых продавцов всякой всячиной добавляется новый товар. Речь о первоцветах. И если некоторые цветочки (подснежники, ландыши) горе-предприниматели безбожно рвут кому-то на красивый букет, то в нынешних реалиях особо востребованным среди людей становится черемша. Это такая травка, которая действительно очень полезная, в ней много витаминов и аминокислот, она отлично помогает людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Да вот беда: это растение занесено в Красную книгу, а из-за желающих на ней подзаработать популяция этого чудо-лекарства постепенно сходит на нет.

В Минске проводятся всевозможные рейды против нелегальных торговцев первоцветами. Но, к большому сожалению, в этом вопросе пока мало подвижек. В первую очередь из-за самих покупателей – именно спрос порождает предложение, многие минчане не брезгуют озолотить нарушителей закона. Но чем руководствуются сами продавцы первоцветов? Спросим у них самих.

Пятница, разгар обеда. Место действия – известная площадка нелегальной торговли на пути от Комаровского рынка в сторону к станции метро «Площадь Якуба Коласа». Здесь в любое время года стоят «предприниматели» разных возрастов, торгующие напоказ всякой мелочевкой. А нынче – почти половина из них продают черемшу. Подхожу к группке судачащих «божьих одуванчиков».

— Почем черемша, девушки?

— От 50 копеек до 2 рублей за пучок. Та, что подешевле, не очень красивая, а подороже свежая, сочная – хоть к ране прикладывай, хоть вместо маски используй! Никакой коронавирус не страшен!

— Сами выращиваете?

— Нет, конечно! В лесу сыночек нарвал, на машине сюда возит, мы с соседками продаем. Дикая ведь самая полезная, там столько витаминов! Берите! Вы вон какой бледный, вам она нужна обязательно. И девушка ваша потом большое спасибо скажет, — задорно подмигивает бабулька.

— И откуда возите?

— В основном из-под Осиповичей или Михановичей, в тех лесах есть места, где и человек почти не ходит.

— А не боитесь штрафов? Слышал, что вас гоняют постоянно.

— Во-первых, таких проверяющих видно издалека. Все ведь в сумке спрятано, на виду лишь малая часть. Если что – сумку в руки и чаек пойду на рынок попью, потом вернусь. Да и штрафы смешные, я за день на два таких наторгую.

Обращаю внимание на сумку. Действительно, по самым скромным подсчетам, в такой вполне может уместиться около 50 пучков черемши. Выходит, что за день можно выручить под 100 рублей? Неплохая прибыль. Правда, незаконная.

— … Так брать-то будете? Сколько вам в пакетик? – отрывают от подсчетов старушки.

— Слушайте, а может есть все-таки выращенная на участке черемша? Мало ли откуда вы ее возите, может там радиация зашкаливает.

Так торговок, видимо, давно никто не оскорблял. На меня полился град ругательств и обвинений. Но все-таки показали на одиноко сидящего старичка, дескать, у него свои первоцветы.

Владимир Игнатьевич живет под Минском и действительно выращивает на своем участке черемшу. К нему то и дело подходят покупатели, но после одного вопроса уходят к его коллегам. Оказывается, дело в цене – мужчина оценивает свои труды по 5 рублей за пучок.

— Да обидно продавать дешевле! У меня ведь и справка из сельсовета есть. Я никакой химии не использую, ухаживаю за травкой, товар хороший и честный.

— А чего на рынок не идете? Здесь ведь могут за несанкционированную торговлю оштрафовать.

— Дык обороты не те! У меня ее не так много, а аренда на рынке дорогая. Здесь хоть нормально заработать получится, деньги внучке отдам, она на квартиру копит. Будете брать?

Отказываюсь и отхожу, чтобы приготовиться поснимать этот мини-рынок. Ожидаемо, при виде фотоаппарата подуспокоившиеся бабульки превратились в злобных фурий. Под шквалом проклятий делаю снимки и быстро ретируюсь в сторону метро.

В переходе торговцев черемшой не сказать, чтобы много, но они есть. А вот покупателей с избытком, то и дело за пучком первоцветов подходят прицениться люди. К слову, здесь цены пониже – рубль-полтора. Интересуюсь у женщины, почему у нее дешевле, чем на улице.

— Здесь проходимость хорошая, успевай только докладывать траву. У меня ее целая машина, всей семьей два дня собирали.

— А откуда привезли?

— У нас родственники под Гродно, живут неподалеку от шикарного леса.

Для поддержания разговора прошу завернуть один пучок в пакет. Обращаю внимание, что женщина периодически стреляет взором по сторонам.

— Милицию боитесь? – спрашиваю со смехом.

— Да нет, они к нам сюда почти не заглядывают. Позвонила подруга, сказала, что в мою сторону идет какой-то ***** фотограф. Вот честно, они гораздо больше достают, чем проверяющие!

Оскорбившись таким отношением к прессе, отказываюсь от нелегального товара и ухожу.

P.S. Можно много рассуждать о том, почему нелегальные продавцы встали на такую скользкую дорожку. Наверняка у каждого второго найдется душещипательная история о том, что жить тяжело, всегда нужны деньги на хлебушек и лекарства, пенсии маленькие и так далее. Только почему такой заработок обязательно должен идти в пику законодательству? Хочешь торговать – есть арендные места на рынках. Более того, пенсионерам и инвалидам при реализации собственной продукции предоставляются льготы в соответствии с соглашениями, заключенными Мингорисполкомом с руководителями рынков: до 31 декабря 2020 года эта категория продавцов может не оплачивать использование торговых мест для реализации плодоовощной продукции весом до 20 кг. А те же самые первоцветы – это наше общее природное богатство, которое стоило бы сохранять, а не пытаться на нем заработать. Жаль, что не все это понимают.

Фото автора

Читайте также:

Почему не стоит покупать черемшу с рук, и что грозит за нелегальную торговлю первоцветами

В ботаническом саду зацвели первоцветы, а на деревьях набухли почки

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ