«Никогда не получится абстрагироваться настолько, чтобы кому-то не сопереживать». Сергей Паско рассказал о своей работе

Почему люди любят смотреть криминальные новости и реально ли вернуть украденные кибермошенниками деньги, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал начальник управления Следственного комитета по Минску генерал-майор юстиции Сергей Паско.

Сергей Паско— Сергей Мирославович, ваша трудовая деятельность началась в 1996 году со следствия в прокуратуре Заводского района столицы…

— Это были так называемые лихие 90-е: уровень преступности не сравним с нынешним — и по количеству, и по жестокости. Намного больше регистрировали убийств и изнасилований. Прокуратура тогда занималась расследованием тяжких и особо тяжких преступлений. Это время моего профессионального становления. Было трудно, но те, кто выдержал, справился с нагрузкой, по-настоящему закалили характер и отточили мастерство.

— Представителям вашей профессии постоянно приходится видеть изнанку жизни, обратную сторону медали.

— Я стараюсь не запоминать негатив. Людская боль, кровь, эмоции потерпевших… Если все это пропускать через себя, то не останется сил на службу. Лишнее в себе держать не стоит, иначе просто-напросто в массиве информации и впечатлений не заметишь важных деталей.

Навсегда остался в памяти страшный случай из 1990-х, когда в Шабанах произошел пожар. Женщина ушла по делам, оставив дома пятерых спящих детей. Все они погибли. Старшему было 12 лет…

Как руководитель, порой очень переживаю за своих подчиненных. Рабочий день следователей начинается с изучения сводок, а там нет позитивной информации. После этого они открывают уголовные дела и снова погружаются в негатив. Сотрудники постоянно живут среди стресса.

Поверьте, никогда не получится абстрагироваться настолько, чтобы кому-то не сопереживать: детям, чьи родители упорно не хотят содержать и воспитывать их; старушке, у которой негодяй отнял последние деньги… А как успокоить мать, которая потеряла единственного ребенка?

Надеюсь, следователям удается не приносить это все домой, в семью. Мы же со своей стороны поддерживаем сотрудников, стараемся создать им комфортные условия для службы и отдыха: экскурсии в музеи, выезды с семьями на природу, спортивные мероприятия. Все это помогает перевести дух и хоть на время переключиться.

— Но простые люди, наоборот, любят смотреть выпуски криминальных новостей, читать о различных ЧП…

— Есть спрос — будет и предложение: по телевидению сегодня транслируется очень много таких передач, постановочных судебных заседаний и различных шоу. А в чем смысл получения этой информации? Как человек дальше будет ею пользоваться? Для чего ему знать, что кого-то ограбили, убили, расчленили? Видимо, чтобы удовлетворить свое любопытство или успокоиться: где-то дела обстоят хуже, чем у него. Следователи смотрят на это иначе. Если такая программа убережет от необдуманного поступка хоть одного человека, если кто-то после просмотра сюжета задумается и не станет жертвой преступника — это уже наша общая заслуга. Но меру, считаю, надо знать во всем.

Сергей Паско— Часто доводится самому выезжать на места преступлений?

— Да. Вспомните лето прошлого года, когда в результате массовых беспорядков было повреждено городское имущество. Масштабы беспрецедентные, ущерб исчислялся сотнями тысяч рублей. И все это нужно было увидеть своими глазами, понять, что вообще происходило.

Больше всего меня расстроило участие в протестах молодых людей, которые шли туда, не задумываясь. Сегодня мало кто из них смотрит телевизор, большинство черпает информацию из Интернета. В моем детстве на площадках возле дома в буквальном смысле трава не росла — ребята гоняли в футбол, играли в прятки, лапту, прыгали в классики… А современные подростки проводят много времени в виртуальном мире. Они одержимы компьютерными играми, где есть место убийствам, разрушениям. И без какой-либо ответственности за то. К сожалению, у них нет понимания законов. Они вышли на протестные акции, поддавшись на призывы деструктивных Telegram-каналов, и продолжили в реальности делать то, чем до этого занимались в игре, не осознавая, что за эти действия предусмотрено наказание. Я уверен: из всего этого мы просто обязаны сделать определенные выводы.

Выезжая на места происшествий, стараюсь не мешать работе следственно-оперативной группы — сотрудники самостоятельно принимают решения. У нас профессиональный и грамотный коллектив, и я в полной мере доверяю своим коллегам.

— А какова в целом криминогенная обстановка в столице?

— Последние несколько лет уровень преступности снижался. Однако в первом квартале 2021-го по сравнению с аналогичным периодом прошлого года количество уголовно наказуемых деяний увеличилось на 29 %. В три раза возросло число хищений путем использования компьютерной техники.

— На ваш взгляд, насколько эффективна профилактика таких злoдеяний?

— Возможно, она и не дает желаемого результата, но мы обязаны попытаться предостеречь граждан от преступных посягательств. Только в прошлом году я подписал порядка 200 предупредительных писем, которые были разосланы на все крупнейшие предприятия столицы. Мы с коллегами постоянно выступаем на телевидении, радио, в трудовых коллективах. Но всё равно люди продолжают попадаться на уловки кибермошенников. Еще можно было бы понять, если бы среди потерпевших оказывались те, кто мало посвящен в компьютерные технологии или по каким-либо причинам не воспринимает информацию, но жертвами таких преступлений становятся директора предприятий, работники IT-сферы и даже сотрудники силовых ведомств и банков.

К сожалению, не все потерпевшие обращаются в милицию своевременно. А это очень важно, ведь похищенные деньги киберзлодеи зачастую переводят на кредитки «дропов» — тех, кто за вознаграждение оформляет на свое имя банковские карты и передает их в пользование третьим лицам. Как правило, обналичивание происходит в течение суток, и при оперативном взаимодействии потерпевшего, людей в погонах и работников банков есть шанс вернуть сбережения. И примеры такие существуют.

Сегодня у минских сотрудников СК есть четкое понимание, как нужно расследовать такого рода преступления, у них имеются хорошие наработки. Осложняется всё тем, что часто call-центры, откуда непосредственно поступают звонки потерпевшим, находятся за рубежом.

— Как часто сами гoрoжане пoмогают выйти на след злoумышленникoв?

— Люди стали более сознательными. Мне есть с чем сравнить: 25 лет назад, когда начинал свою службу, дела обстояли иначе. Сейчас граждане активно откликаются на объявления о розыске подозреваемых, размещаемые в средствах массовой информации, и даже иногда самостоятельно задерживают злоумышленников, которые пытаются скрыться с места преступления.

— В чем преимущество службы в СК? Каким критериям должны соответствовать будущие следователи?

— Как только следователь начинает работу над уголовным делом, ему нужно организовывать не только свою деятельность, но и милиции, экспертов и других специалистов. При этом в большинстве случаев он работает с той информацией, которую ему предоставили сотрудники уголовного розыска и экспертных подразделений. Управленческие навыки, умение делать выводы и анализировать — вот главное оружие в арсенале следователя. Кроме того, он является координатором в сфере профилактики преступлений, ведь обязан выяснять причины и условия их совершения. Мне кажется, всё вышеперечисленное очень интересно.

— Некоторые информационные интернет-ресурсы заявляли, что в последнее время из-за личных убеждений из вашей системы ушло много сотрудников. Так ли это?

— Приведу цифры: подразделения УСК укомплектованы сотрудниками более чем на 90 %. При этом ежегодно около 15 следователей только с нашего управления уходят на повышение в центральный аппарат Следственного комитета и другие ведомства, что говорит о высоком уровне подготовки столичных следователей. Поэтому мы являемся своего рода кузницей кадров.

Справочно

Сергей Паско стоит у истоков образования Следственного комитета — в этом ведомстве он работает с 2012 года.

Несмотря на общий рост количества зарегистрированных в столице преступлений, на 44 % сократилось число убийств, на 28 % стало меньше тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего.

Фото Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ