Нивхи называли его Прекрасным Брониславчиком

17 мая исполняется 100 лет со дня смерти ученого-этнографа Бронислава Пилсудского. О его жизни рассказывает корреспондент агентства «Минск-Новости».

…Фамилия Пилсудский ассоциируется у нас прежде всего с Юзефом Пилсудским, государственным деятелем Польши, одним из отцов современной польской нации. Бронислав Пилсудский – его старший брат. Братья, как положено, любили и поддерживали друг друга. И все же Бронислава хочется назвать другим Пилсудским – во всех отношениях.

Мы, быть может, и не вспомнили бы эту фамилию, не откройся в Художественной галерее Михаила Савицкого масштабная выставка «Бронислав Пилсудский. 1866–1918. От Сахалина до Закопане». Давно не было у нас из Польши такой интересной, крупной экспозиции, где представлены раритеты из Татровского музея имени доктора Халубинского в Закопане и других научных и культурных польских учреждений.

Вот фотография, открывающая выставку, – детская.

Два малыша рядом. Но уже угадывается характер. Юзик напряжен, смотрит букой, у Бронюся лицо светлое, открытое. Мемуаристы вспоминают: мягкий, доброжелательный Пилсудский-старший по натуре был полной противоположностью младшему.

В 1887-м обоих, в ту пору студентов, арестовали по делу Александра Ульянова – того самого брата Ленина, казненного за подготовку покушения на царя Александра III. Брониславу грозила виселица, хотя особым революционером он не был – влип, по сути, из-за приятельства с одним из заговорщиков. В последний момент петлю заменили 15 годами каторги на Сахалине. Первое время был на общих работах, но грамотных людей не хватало, так что перевели в канцелярию.

Каторжанским поселением Рыковское, куда Пилсудского определили, управлял человек умный. Интеллигента, отличающегося от уголовно-каторжанской братии, он поставил на тихую должность наблюдателя метеостанции, где у Пилсудского оказалось много свободного времени. Рядом с Рыковским располагалось селение одной из коренных сахалинских народностей – нивхов (гиляков). Они жили своей жизнью, никого не интересовали, и Бронислав занялся их изучением. Работы вел по всем правилам этнографии. Позже героями его научного интереса стали другие местные народы – айны, ороки.

Пилсудский открыл миру неведомые, считавшиеся полудикими племена, их язык, быт, фольклор, материальную культуру. Приходя с уважением и добром, завоевал ответную благодарность. Прозвище, которое ему дали нивхи, можно перевести как «прекрасный Брониславчик».

Еще каторжанином он стал известен как крупный ученый. И после освобождения, во Владивостоке, уже будучи признанным знатоком вопроса, обладателем медали Русского географического общества, он занимался изучением дальневосточных народов. Даже женился на девушке-айнке. Фото его живущих в Японии потомков тоже среди экспонатов выставки. Как и материалы из собранных коллекций, например уникальный айнский меч.

После русско-японской войны Бронислав уехал в Японию, оттуда в США, затем вернулся в Польшу. На выставке представлена карта его жизненных странствий – это, по сути, кругосветное путешествие. Дома он много занимался этнографией гуралов (одной из польских народностей). Собранные тогда материалы тоже часть выставки. Грянула Первая мировая. Пилсудский-старший оказался вовлечен в политику и столкнулся с грязью и интригами, к которым по-человечески не был готов. В состоянии тяжелого морального кризиса в мае 1918-го покончил с собой в Париже. Это произошло столетие назад.

Польша чтит обоих Пилсудских. Но Брониславу отдают должное и за ее пределами – на Сахалине, например, ему поставлен памятник.

Мы же заметим, что мать братьев была из белорусского рода Биллевичей, и семья некоторое время жила в Вильно…

Вот с таким ярким, незаурядным человеком, почти земляком, знакомит нас экспозиция в центре Минска. Она будет работать до 13 мая, так что есть возможность не только побольше узнать о необычном человеке, равном эпохе, в которую он жил, Брониславе Пилсудском, но и совершить увлекательное этнографическое путешествие.

Самое читаемое