Ночной джаз, рок-каверы и музыка с улиц. Какие крутые проекты задумали в минском дворце культуры

Ровно год назад, 7 мая 2018-го, после долгого ремонта открыли Минский городской дворец культуры. Он стал одним из подарков городу к 9 Мая. Старый ДК полностью преобразился: не только обновили фасады, интерьеры и элементы конструкций, но и переосмыслили творческую концепцию и даже изменили название. О том, как советский Дворец текстильщиков стал современным городским палацем и в чем сегодня его «фишка», корреспонденты агентства «Минск-Новости» поговорили с директором Николаем Казюлиным. 

ЗДАНИЕ

Нынешняя Маяковка и то место, где сегодня располагается Минский городской дворец культуры, долгое время были самой окраиной города. Удивительно, но в пограничном состоянии — между столицей и деревней — этот район жил целый век: с 1900 по 2001 год. Но в один из дней все изменилось: оживление в размеренную сельско-городскую жизнь внес Дворец культуры текстильщиков, который открыли в 1964-м.

Строение — в стиле советский конструктивизм. На его фасаде — сграффито, созданные народными художниками БССР Гавриилом Ващенко и Владимиром Стельмашонком. Одна из надписей, которых уже нет, со свойственной советскому времени категоричностью гласила: «Искусство принадлежит народу. Ленин».

Дворцу был дан хороший старт. Уже спустя несколько месяцев после его открытия там состоялись съемки советской комедии «Саша-Сашенька». Главные роли исполнили Наталья Селезнева и Лев Прыгунов. В эпизоде засветился сам Владимир Высоцкий. Сегодня старая кинолента дает возможность сравнить, как было/стало, ведь на экране отчетливо видны центральное фойе, лестница, зрительный зал с бордовыми сиденьями, мозаика с аистами. При просмотре этих кадров невольно ловишь себя на мысли: а ведь сейчас все другое — стиль, цвет, настроение, даже воздуха в интерьерах, кажется, стало больше.

— В 1960-х, когда открыли дворец, это был классный культурный объект. Возведен богатым на тот момент предприятием — Камвольным комбинатом, — отмечает Н. Казюлин.

Советские годы были золотым периодом жизни ДК: по 1 000 посещений в день, щедрое финансирование шефствующего предприятия и три десятка творческих коллективов под его крылом.

— В 1990-х произошли изменения в стране и мире. Экономические проблемы не заставили себя ждать. Бывшее богатое предприятие потеряло нити. Дворец медленно умирал. Решение о его восстановлении было принято председателем Мингорисполкома — на тот момент Михаилом Павловым, — продолжает директор.

В 2006-м здание передали в коммунальную собственность Минска, на реконструкцию его закрыли в 2012-м. В том году и пришел новый руководитель.

— Строение находилось в полуразрушенном состоянии, — говорит Н. Казюлин. Проект 2007 года к тому моменту во многом потерял актуальность. Мы могли бы просто продолжать по нему работать, но я принял решение вмешаться и внести коррективы. Цельного дизайн-проекта не было. Все, как говорится, с миру по нитке. То, что получилось в результате, плод нашего коллективного воображения: холл, зрительный зал, гардероб и даже скамейки на улице. К примеру, повесить в холле другую, отличную от проекта, люстру — моя инициатива. Согласно документу, их предполагалось шесть — больших, монументальных и очень дорогих. Подходящую замену я нашел на одном из белорусских предприятий — они оказались гораздо дешевле, к тому же по стилю подходили лучше: хайтековые, а не помпезные.

Вместо пыльного и проблемного в эксплуатации паркета, предусмотренного проектом, решили положить светлый полированный керамогранит. Нестандартно подошли к обтяжке кресел в зрительном зале: вместо привычных бордового или зеленого цветов выбрали сиреневый.

— На одном из мероприятий — уже после открытия дворца — телеведущая Светлана Боровская все время повторяла: «В этом прекрасном лавандовом зале»! — вспоминает Н. Казюлин. Скамейки перед зданием выкрасили в такой же оттенок. И у нас в городе уже появились последователи — тоже выбирают violet.

Знаменитое панно на фасаде, увы, сохранить не удалось. Здание так долго не ремонтировали, что спасти изображение не представлялось возможным. Вместо него на стенах нарисовали белорусский орнамент.

— Насчет названия. Раньше это был Дворец культуры текстильщиков. ДК «Лошицкий» мне не пришлось по душе. Хотел назвать круто: по аналогии со знаменитым немецким «Фридрихштадтпаласт» — «Минск-Палац». Рассуждал как филолог: это устойчивое выражение, а значит, краткое, легко запоминается, аналога нет, понятно всем — и своим, и иностранцам. Но утвердили другое название — Минский городской дворец культуры. Но «Минск-Палац» — это наш бренд, который есть и на логотипе, и на сайте, и на афишах, и на промопродукции, — объясняет собеседник. — Планируем использовать его и после того, как у нас появится собственная фирменная одежда.

 

ШТАТ

Дворец работает всего год, и штат все еще в стадии формирования: творческих сотрудников наберется десятка два, остальные — техперсонал. Кроме того, в штат дворца включен коллектив концертного оркестра «Немига».

— Самое главное, что нам удалось за этот год, — привлечь профессионалов, мастеров своего дела. Ничто не заменит отличного специалиста. Стараюсь, чтобы у нас работали доброжелательные, внимательные и порядочные люди, и мне это удается. Пригласил хороших людей из других учреждений культуры. И все оказались дома, в комфортной дружеской обстановке, — говорит Н. Казюлин.

 

ПРОЕКТЫ

Дворец — универсальная площадка. Здесь могут принять торжественное официальное мероприятие, организовать рок-концерт, детский фестиваль и даже провести бал.

Во время ремонта удалось сохранить поворотный круг сцены, благодаря этому возможны театральные постановки, в которых события легко переносятся из эпохи в эпоху за пару минут.

Мы считаемся клубным учреждением, хотя это в большей степени советское понятие, которое, тем не менее, до сих пор в ходу. Мне бы хотелось, чтобы дворец был концертным залом. После открытия мы стали принимать у себя большие торжественные городские мероприятия. Наряду с ними проводятся фестивали, творческие конкурсы и другие культурные проекты: дворец хорошо встроен в систему государственно-частного партнерства. Моя задача — привлекать сюда интересные мероприятия и внебюджетные средства. Уже заявлял: положу много сил и здоровья, чтобы в ближайшие годы дворец стал самоокупаемым. Это возможно, — говорит собеседник.

Дворец располагает двумя залами: большим на 612 мест и малым на 180. Организаторов также привлекает просторный двухэтажный холл — там можно проводить выставки и интерактивы.

Несмотря на то что график мероприятий расписан на несколько месяцев вперед, работникам дворца этого кажется мало. В рукаве — много любопытных задумок.

— Среди них, к примеру, ночной джаз; проект «Рокавыя старонкі»хотим привлекать каверщиков, которые исполняли бы рок-хиты. В Молодежном театре эстрады существовал подобный проект — «Азбука рока», и он пользовался бешеной популярностью! Также мечтаем организовать фестиваль уличных музыкантов. Среди них много талантливых ребят, — уверен руководитель.

Два раза в год на ул. Маяковского устраивают «Дворцовый переворот» — рождественский и весенний.

— Опять же, это игра слов — переворот в искусстве, во взглядах в творчестве, — поясняет Н. Казюлин.

На этих фестивалях коллективы, которые существуют при дворце культуры (а их тут около 30), демонстрируют свои таланты. Среди них ансамбли «Шчодрыца», «Жавароначкі», детские школы эстетического развития и изобразительного искусства, хореографические, вокальные студии, театральные и спортивные коллективы…

— Занятие у нас найдется для многих, особенно для детей. Самым старшим, правда, предложить пока нечего. Иногда приходят и просят устроить вечер танцев. Но, на мой взгляд, это не для нашей площадки. Как и всевозможные ярмарки: ремесленников, меховых изделий, меда — этого у нас не будет. Мы городской дворец. Нужно держать планку! — резюмирует директор.

Фото Ирины Малиновской

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ