Номинация «Худший фильм» и бюджет 95 млн долларов. Рассказываем, стоит ли смотреть киномюзикл «Кошки»

О том, действительно ли так плох новый киномюзикл «Кошки», как о нем говорят, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Вот уже третий месяц киноманы всего мира вынуждены сидеть на голодном пайке. Коронавирус распугал более-менее значимые кинопремьеры, словно кот мышей. В итоге, пересмотрев в онлайн-кинотеатрах всё относительно свежее и хорошее, я сам на свой страх и риск пошел к коту. Точнее, к «Кошкам».

Мюзикл Тома Хупера одновременно отталкивал и манил. С одной стороны, шесть премий «Золотая малина» (в том числе в номинации «Худший фильм»), доставшихся ленте, сами себя не вручат. Это, конечно, не рекорд, но достижение заметное, если вы понимаете, о чем я. С другой — именно всеобщее улюлюканье в сторону «Кошек» и привлекало. Так и хотелось посмотреть ленту и сказать зазнавшимся критиканам: котята, вы просто ничего не смыслите в сортах молока. Точнее, в жанрах киноискусства. Но нет. Как ни старался автор этих строк заставить себя полюбить отвергнутое широкой публикой кино, ничего у него не вышло. «Кошки» и правда мяукают невпопад.

Сюжет созвучен с одноименным бродвейским мюзиклом: некое племя избранных котов собирается на ежегодный бал, где в песенной форме каждый желающий рассказывает свою историю. Автор наиболее впечатляющей получает главный приз — билет в кошачий рай. В принципе, сюжет как сюжет, но в фильме мы видим нарезку каких-то музыкальных номеров. Герои поют, танцуют, кувыркаются, но в итоге их участие сводится к… простому участию. Для развития сюжета большинство персонажей не имеют никакого значения. Вот, к примеру, песня старого театрального кота Гуса (его играет милый сердцу поклонников «Властелина колец» Иэн Маккеллен) довольно банальна и вместе с тем душещипательна: «О мир, куда летит время, а вот было дело, играл я королей, а сейчас состарился». Ну и так далее. Но какую функцию выполняет герой Маккеллена, кроме этой песни, спросите вы? Да никакой. Просто фигура, которую бесцельно двигают по доске. Получилось, как у Хармса: «Антон Михайлович плюнул, сказал «эх», опять плюнул, опять сказал «эх», опять плюнул, опять сказал «эх» и ушел. И бог с ним. Расскажу лучше про Илью Павловича».

Впрочем, сюжетные косяки меркнут на фоне самого главного недостатка «Кошек» — компьютерной графики. Вот уж где действительно грандиозный провал. Почти два часа абсолютно невразумительные гибриды людей и котов пытаются убедить публику в своей естественности. Хвосты этих чудищ живут своей жизнью, уши — тоже. Сопереживать не хочется никому, только крикнуть: «А ну брысь отсюда, нечто!» И ладно бы мы говорили про картину, снятую за 1 млн долларов. Здесь бюджет — 95 млн! И это без учета затрат на маркетинг. В мировом прокате фильм кое-как наскреб лишь 73 млн, а это значит, принес студии колоссальные убытки. Пожалуй, в данном случае обиднее всего за известных актеров (Джуди Денч, того же Маккеллена), которые вляпались в это кино от ушей до кончиков хвоста, ну и за Тома Хупера. Едва ли постановщик оскароносной ленты «Король говорит!» мечтал когда-нибудь получить «Золотую малину» как худший режиссер. «Кошки» — не просто плохое кино. Это плохое и очень дорогое кино. Имея большие ресурсы, Хупер не сумел ими грамотно распорядиться. А в Голливуде за такое спрашивают очень строго.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ