Новая Конституция и солнечное затмение: что обсуждали минчане в июне 1936 г.

Что обсуждали минчане в июне 1936 года — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Всесоюзный масштаб

85 лет назад самой обсуждаемой темой в Советском Союзе была Конституция. 12 июня 1936-го минчане взяли в руки свежие номера газет. На первой полосе огромным шрифтом красовалось «О Конституции Союза ССР». С этого дня проект основного закона на неделю вытеснил все другие новости из разговоров. Журналистам даже не надо было ломать голову над тем, где найти героев для публикаций. Достаточно выйти в людное место города, скажем, в Александровский сквер или на площадь Свободы.

Осмотреться и найти компанию, что-то эмоционально обсуждающую. На 100 % можно подходить к ним и расспрашивать. Обсуждают они именно Конституцию. Например, фотокорреспондент газеты «Рабочий» просто заглянул в однодневный дом отдыха в Парке культуры и отдыха (ныне парк имени Челюскинцев). Минчане, абсолютно незнакомые друг с другом, сдвигали шезлонги и слушали тех, кто читал газету. Почти каждая статья в проекте вызывала споры и обсуждения. Осталось только отвлечь одну из таких групп и сфотографировать. В дальнейшем споры поутихли. Многие предложения, выдвинутые в ходе таких незапланированных диалоговых площадок, позднее были оформлены письменно и отправлены в Москву.

Когда ажиотаж вокруг Конституции немного спал, горожане вновь заговорили о здоровье Максима Горького. Пролетарский писатель сильно заболел в конце мая и слег. В печати появлялись бюллетени о состоянии его здоровья. В них рассказывали, какие пульс и температура были у него в течение дня. Мнения минчан разделились. Одни полагали, Горький идет на поправку, другие считали, что автор знаменитых пьес, стихов и романов не жилец. Правы оказались вторые: 18 июня 1936-го «буревестника революции» не стало. Весть о кончине Горького по телеграфу разлетелась по СССР. В столице Беларуси траурные митинги и собрания провели на всех предприятиях после завершения второй смены. 19 июня не вышел пятничный номер газет. Кстати, этот день выдался мрачным для всех минчан. И не только из-за траура. 19 июня в Советском Союзе наблюдалось полное солнечное затмение. Готовились к нему основательно, ведь это первое полное затмение на территории СССР с момента его образования. Причем проходило оно через весь Союз с запада на восток. В Минске началось в 6 часов 18 минут. Однако те, кто подготовил закопченные стекла или приобрел специальные очки-фильтры, остались без зрелища. Небо над столицей оказалось затянуто плотными тучами, которые одаривали минчан моросящим дождем. О том, что нашу звезду медленно заслоняет земной спутник, отчетливо говорила сгущающаяся темнота. В 7:00 Луна закрыла Солнце над городом на 73 %. Ветер слегка разогнал тучи к 8:00, когда частичное затмение закончилось. Минские астрономы вынуждены были довольствоваться лишь сообщениями по радио. В эфир поочередно выходили корреспонденты из Кустаная, Омска, Хабаровска и других населенных пунктов, попавших в полосу полного затмения. Большинство восторженно описывали происходившее природное явление. Лишь Хабаровск постигла та же беда, что и Минск. В пик затмения светило закрыла туча и сорвала наблюдения.

Железнодорожная церковь в 1930-е

Вдоль заборов

В июне 1936-го минчане сильно интересовались темой градостроительства. На месте железнодорожной церкви и кафедрального собора почти месяц лежали руины. Многие писали в горисполком и даже правительство: зачем их взорвали, что будет на их месте? Еще горожан, особенно жителей Комаровки, волновал вопрос централизованного сноса заборов. Объяснять суть происходящего пришлось главному архитектору Минска Герасиму Якушко, недавно заступившему на этот пост. По его словам, здания бывшего кафедрального собора на площади Свободы (ныне на его месте концертный зал «Верхний город») и железнодорожной церкви на ул. Советской, преобразованной в клуб (ныне площадь Мясникова), мешали движению. После сноса площадь Свободы станет гораздо просторнее. Осталось подождать, пока «Минскстрой» уберет завалы, и замостить освободившуюся площадку. Железнодорожная церковь мешала движению транспорта по ул. Советской. Ее снос позволит замостить не только этот участок улицы, но и Бобруйскую до самого вокзала.

А вот с заборами напортачил отдел благоустройства. «Нельзя считать, что это мероприятие было удачным шагом, так как снятием заборов обнажились дворы, открылся вид на уборные, помойные ямы, сараи и так далее. Это, разумеется, ни в коем случае не способствует украшению города. Снесением заборов нарушен уют дворовых площадок, а дети лишены отгороженной площадки для игр», констатировала газета «Рабочий». Пока такое благоустройство провели на главных улицах столицы. Снося заборы вдоль современного пр. Независимости, вплотную приблизились к району Комаровки, где преобладала частная застройка. Оказаться у всех на виду было плохой перспективой. Тамошние домовладельцы забили тревогу. Отдел благоустройства остановил работы и стал думать над тем, как исправить положение. Герасим Якушко решение проблемы видел в посадке живой изгороди или установке «маленьких красивых заборов». Вскоре большинство изгородей вернулось на свои места.

Врачи прилетели

На слуху в то время был подвиг профессора Моисея Шапиро. Его коллега по Минскому медицинскому институту доцент Маневич в отпуск отправился в Сочи. Там у него сильно заболел живот. Местные врачи обнаружили желудочное кровотечение. Больному требовалась сложная операция. В Сочи не оказалось специалистов столь высокой категории, готовых прооперировать Маневича. Они связались с Наркомздравом БССР и сообщили о проблеме. Отправиться в Сочи вызвался профессор Шапиро. Для этого Красный Крест выделил самолет. Доктора решили доставить сначала в Ростов-на-Дону. Это было рискованное путешествие. Воздушной трассы между Минском и Ростовом-на-Дону не существовало. Биплан У-2 под управлением летчика Никонова, как говорится, шел по карте и приборам. До Харькова долетели без проблем. Дальше погода ухудшилась. Небо затянули облака, часто встречались полосы дождя. Трижды пилот сажал биплан в чистое поле, дабы переждать грозу. Представьте, какое это напряжение, лететь восемь часов! Но в Ростов-на-Дону успели вовремя, и профессор Шапиро сел на ближайший скорый поезд до Сочи, где всё было готово для проведения операции. Благодаря помощи авиации Шапиро прибыл в Сочи на сутки раньше, чем поезд из Минска.

Операция прошла успешно. Вместе с коллегами в операционной оказался еще один представитель Минского мединститута. Узнав о беде, хирург Лев Школьников тут же явился в сочинскую больницу и предложил помощь. Лев Григорьевич провел исследование крови больного и стал донором для Маневича. Так минские хирурги спасли своего коллегу.

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ