«Нужно стараться делать то маленькое, что можешь». Волонтеры — о своей помощи пострадавшим на массовых акциях

Ничто так не объединяет людей, как общая беда. В ходе массовых акций, начавшихся 9 августа, пострадали минчане и жители других городов. Чтобы им помочь словом и делом, белорусы проявили по максимуму свою солидарность и гуманизм, милосердие и трудолюбие. В волонтерское движение оказались вовлечены люди разных возрастов и профессий, социального статуса и политических взглядов. Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщалась с добровольцами, которые вопреки личным интересам занимались и продолжают заниматься благотворительностью.

В очередной раз убедилась, какие белорусы скромные, честные, добрые. Они не хотят пиариться на чужой беде, поэтому просят не называть их фамилий и не фотографировать. Словно сговорившись, твердят: «Да что я? Вот другие столько всего делают!» Уверена, любая помощь важна и нужна. Послушайте их истории.

Лариса, директор event-агентства:

— Заниматься благотворительностью начала в период ковида. Сфера ивента стала невостребованной, и мы с партнерами по кейтерингу готовили обеды и развозили по больницам. Врачи со слезами на глазах благодарили. Не смогла остаться в стороне и от того, что случилось после выборов. У меня трое детей, и горе, с которым столкнулись родители, спроецировала на себя. Присоединилась к волонтерскому чату и отправилась в Жодино, где находилось много задержанных. В тот момент гостила у свекра в Смолевичах. Насобирала овощей в огороде и поехала развозить людей, которых выпускали из тюрьмы. Желающих помочь оказалось очень много: количество машин, добровольцев, задержанных и их родственников впечатлило. Представьте, только за один день выпустили около 700 человек. Желающие их подвезти выстраивались в очередь. Волонтеры четко разделили функционал: был инфоцентр, где велись списки, медпункт, хозпост, где и стала работать. Делали чай, кофе, бутерброды, формировали ссобойки для пострадавших, выдавали им одежду, обувь, шнурки… Все это привозили люди по первой же просьбе. Дело в том, что некоторые выходили на свободу босиком, без маек. Мы старались их согреть, накормить, но не все были голодными. Они говорили, что в Жодино по сравнению с РОВД и Окрестина к ним хорошо относились, кормили, не избивали. Но даже крепкие мужчины не сдерживали слез. Сказывался накопленный стресс. Запомнился 20-летний парень, у которого два огромных синяка вокруг глаз. Те, кто выходил, были в шоке от того, какую колоссальную поддержку им оказывают. Многие ничего не хотели брать, только поскорее уехать домой. От рассказов, которые довелось услышать, тяжело на душе. Сама ни есть, ни пить там не могла. Усталости не чувствовала, хотя с 10 утра до 9 вечера пробыла на ногах. Так два дня. Атмосфера единения, которая царила среди людей, впечатлила. Волонтеры дежурили днями и ночами, все что-то несли. Даже бабушки приносили банки с домашним медом, молоком. Считаю, всегда нужно оставаться людьми и помогать по мере своих сил и возможностей.

Светлана, руководитель иностранной компании:

— Ранее не занималась волонтерством, но для меня толчком к действию стал пост в Facebook. Женщина писала, как в магазин на Каменной Горке 11 августа забежал ОМОН и бил всех подряд, в том числе ее 9-летнего сына, который отлучился в туалет. Опасалась, что это фейк, и связалась с ней. Она рассказала, как все произошло. Представила себя на ее месте, моему сыну 10 лет, воспитываю его одна. Как бы я себя повела в той ситуации, не знаю. Отчетливо поняла: мне страшно и есть, что терять. Присоединилась к чату водителей, дежуривших на Окрестина. В пятницу, 14 августа, увидела сообщение, что задержанных выпускают и нужна помощь. Приехала где-то в 8:30 и стояла до 13:00. Это что-то фантастическое: стояла толпа с табличками «Довезем домой». Водителей было столько, что мы даже конкурировали между собой. Моего подопечного трижды пытались переманить другие водители.

Освобожденные находились в страшном психологическом и физическом состоянии. Они были дезориентированы, не понимали, что происходит вокруг, боялись людей. Их же выпускают без документов, денег, ключей, телефонов… Волонтеры сразу предлагали покушать, ведь их там не кормили. Булку хлеба на 60 человек за еду сложно посчитать. Потом вели к врачам. У моего подопечного было подозрение на сотрясение мозга — на голове следы от ударов дубинкой, да и тело избито. Сказали сразу везти в БСМП. Мужчина просился домой, потому что не знал, что с детьми, а у него их трое, и где жена, которую забрали вместе с ним. Пара ехала на машине, их остановили и забрали. С трудом уговорила его сперва проверить здоровье. Оказалось, легкое сотрясение мозга. Мужчину отпустили, волонтеры дали ему продуктов с собой. Всю дорогу он был такой потерянный, почти ни на что не реагировал. Еле разговорила его… Все эти дни не могу спать по ночам. Продолжаю волонтерить водителем, когда есть такая потребность и возможность. Иногда привожу продукты, покушать что-нибудь горячее дежурящим на Окрестина и у БСМП. Мне несложно приготовить супчик или заварить травяной чай, чтобы накормить, согреть людей. Хочется их хоть немножко поддержать. Я делаю не так много, как другие. Но нужно стараться делать то маленькое, что можешь. Если каждый приложит немножко усилий, то в сумме получится много.

Глеб, столяр:

— Отца задержали 9 августа, отправили на Окрестина. Там же судили и этапировали в Жодино, через несколько дней отпустили. Уже потерял счет времени. Из Жодино его привезли добрые люди. На следующий день он поехал на Окрестина забирать свои вещи, я был с ним. Пробыл там полдня и видел, как работают волонтеры, отношение людей к случившемуся. Решил остаться и помогать ребятам. Мне предложили ехать к БСМП и организовывать волонтерский лагерь. Не знали, разрешат ли нам тут работать, но медики, к счастью, пошли на контакт. Многие с серьезными травмами уже находились в больнице. В последние дни мало кого госпитализируют.

Я тут уже несколько суток, домой езжу только поспать на пару часов. Первый день занимались сверкой списков пропавших без вести. В БСМП нашли пять человек, в другой больнице — еще одного. Потом стали обустраивать быт и оказывать помощь пострадавшим и их родственникам, людям, которые приезжают сюда за справкой о состоянии здоровья. Они избитые, морально подавленные. Тяжело это видеть и рассказывать… Кому-то нужно предложить кофе-чай и подбодрить добрым словом, дать ссобойку. Тем, кто выписывается, вручаем сухпаек. Люди приносят очень много продуктов, их сортируем, храним, распределяем между пациентами. Сейчас у нас запасов на несколько недель. При необходимости хожу и убираю мусор на территории больницы, содействуем и медикам, если надо. Пока не могу оставить лагерь, координирую его работу, участвую в нескольких инициативах.

Желающих помочь очень много. Если бы сам не варился в этом, не поверил бы. Отклик фантастический. Разные люди объединяются и делают, что могут. Приходят врачи, дальнобойщики, собственники бизнесов, менеджеры, айтишники, домохозяйки, матери-одиночки и многодетные… Возраст — от 20 лет до 50+. Одни приносят еду, другие остаются дежурить. Все это вдохновляет и поддерживает, дает сил, понимание и веру в то, что нас много. Когда видишь эту невероятную поддержку по отношению к пострадавшим и волонтерам, периодически отворачиваешь и вытираешь слезу. Мы стараемся донести это тепло до тех, кто в больнице. Там ведь есть и неходячие. По нашим подсчетам 4–5 человек в очень тяжелом состоянии и будут еще лежать. Мы намерены работать здесь до тех пор, пока не выпишут большинство из них.

PS. Волонтеры просят всех желающих оказать помощь регистрироваться в телеграмм-чате «БСМП 2 координировать». Там размещается информация о том, что требуется. Просят людей не тратить напрасно силы и средства.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ