О чем молчат приемные родители, и почему в Минске усыновленных детей меньше, чем в других регионах страны

Минчанам, усыновившим детей, нужна поддержка психологов. 

– По сей день сожалею, что не прислушалась когда-то к словам воспитателей Дома ребенка, – признается Наталья Степановна, которая 16 лет назад взяла опекунство над трехлетней Сашенькой (имена собеседницы и ребенка изменены по этическим соображениям. – Прим. авт.). – Мне говорили: характер у девочки сложный, подумай хорошенько, прежде чем брать ее в семью. Я же верила, что справлюсь, не зря ведь педагогическое образование получала. Но, увы…

На первых порах все складывалось вроде бы неплохо: родственники женщины поддержали ее благой порыв, 6-летний сын Владик с радостью воспринял появление сестрички. Даже соседи и знакомые не досаждали вопросом: «Откуда взялась дочь?». Предположили, что девочка жила у бабушки с дедушкой, и в подробности не вдавались.

Активная? Так ведь детям положено быть непоседами! Упрямая? Попробуем договориться. Любит драться? Ничего, перевоспитаем. Однако корректировать поведение Саши с каждым днем становилось все труднее.

– Через четыре года мне предложили стать приемным родителем, – вспоминает Наталья Степановна. – На специальных подготовительных курсах узнала много полезного для себя. С облегчением вздохнула, когда поняла, что не у меня одной такие проблемы с ребенком. Своими переживаниями делилась с другими родителями, брала на заметку их опыт. Опять стала верить, что все получится. А потом Саша пошла в школу…

Учителя плакали, пытаясь воспитывать непослушную ученицу. Влад, стыдясь за сестру, стал ее избегать. Итальянская семья, приняв у себя однажды Александру на летние каникулы, через неделю отправила ее назад. В 2008 году за хулиганские выходки девочка попала в воспитательное учреждение закрытого типа в Гомельской области, где пробыла 2 года. Вернувшись в Минск, поступила в технологический колледж. От общежития отказалась – с просьбой приютить пришла к бывшей приемной матери.

– И я приняла ее снова, ведь сердцем уже прикипела к ребенку, – говорит Наталья Степановна. – Просила только остепениться, вести себя хорошо.

Однако уговоры на Александру не подействовали. За грубые нарушения дисциплины и хроническую неуспеваемость ее вскоре исключили из колледжа.

Уже больше года девушка живет одна – став совершеннолетней, получила социальное жилье как сирота. Ее образ жизни далек от праведного: не работает, состоит на учете в наркодиспансере. Правда, Наталью Степановну Александра навещает регулярно, по-прежнему зовет мамой.

– Ведь у Саши больше и нет никого, кроме меня и Влада, – вздыхает женщина. – Родная мать отказалась от нее еще в роддоме. Бабушка с дедушкой даже увидеть внучку не захотели в свое время. Желающих удочерить тоже не нашлось. Так что это мой крест, и мне его нести до конца жизни… Очень хотелось помочь ребенку. Если бы тогда знала, что ожидает впереди, возможно, не решилась бы на такой шаг…

Учиться рад – признаться стыдно

Подобных историй немало, но широкой огласки они, как правило, не получают: среди обывателей как-то не принято обсуждать, насколько тяжело воспитывать чужих детей. Не в материальном плане, нет: тут и так все понятно – дополнительные финансы лишними не бывают. Речь о принятии чужого ребенка таким, каков он есть, умении найти с ним контакт, увидеть и понять его проблемы.

Приемным родителям все-таки немного проще: они, как состоящие в штате управлений образования, периодически собираются на методические объединения, имеют возможность высказаться и получить нужный совет. Усыновителям сложнее. В первую очередь потому, что многие из них стараются скрывать факт усыновления ребенка, стремятся быть как все и умалчивают о возникающих трудностях. Одним из тяжелых последствий «тайной» семейной жизни усыновителей бывает отказ от ребенка. К счастью, такое случается нечасто.

– Не принято у нас выносить сор из избы, – замечает заведующая сектором социально-педагогической работы и охраны детства комитета по образованию Мингорисполкома Зинаида Воробьева. – Любим создавать видимость благополучия, к тому же по умолчанию считаем, что умеем воспитывать детей. Но ведь нужно еще и понимать, что поведение ребенка, который жил в детдоме, однозначно будет отличаться от поведения домашнего чада. Эти дети уже приходят с проблемами и просто вынуждены вести себя иначе. Ожидания родителей не оправдываются, а принять помощь со стороны готовы далеко не все.

Между тем поддержка психологов (причем опытных специалистов, а не вчерашних выпускников вузов) усыновителям требуется обязательно и на протяжении длительного времени. Это касается и родителей-воспитателей детских домов семейного типа.

– Представьте себе маму и папу, у которых 2 своих детей и еще как минимум 8 чужих, – говорит Зинаида Васильевна. – Они живут в постоянном страхе – не повлияют ли приемные на родных? На мой взгляд, было бы хорошо иметь еще и психотерапевта, хотя бы одного на 10 детских домой семейного типа.

Слово за кадрами

В социально-психологических центрах (СПЦ), которые более 10 лет назад открылись в каждом районе Минска, никогда не откажут в необходимой помощи. Там же проходят обучение и кандидаты в усыновители и опекуны.

– Один раз в неделю проводим групповые и индивидуальные занятия, – поясняет директор СПЦ с приютом Первомайского района Елена Шалаева. – Ведем дневники наблюдения и даем заключение, насколько человек психологически готов к усыновлению. Обучение длится 1,5 месяца; основная цель – безусловное принятие детей. Стараемся донести до обучающихся, что процесс адаптации ребенка в семье может затянуться надолго и родителям нельзя замыкаться в себе. Пройти соответствующее обучение будущие усыновители могут и в Национальном центре усыновления.

К слову, специалисты СПЦ готовят к проживанию в замещающих семьях и детей, которые получили статус нуждающихся в государственной защите.

Таким образом, условия для подготовки и поддержки усыновителей созданы, единственная проблема – постоянный дефицит кадров.

– У нас, например, работают 3 педагога-психолога: 1 в приюте и 2 в центре, – рассказывает Елена Шалаева. – Не могу сказать, что этого количества достаточно, но наши специалисты имеют большой стаж и богатый жизненный и профессиональный опыт. Они справляются, но стоит это, конечно, немалых усилий.

С видом на жительство

По показателям усыновления Минск – аутсайдер среди других регионов Беларуси. И это при том, что количество населения в столице огромное и средний доход у жителей города значительно выше, чем на периферии.

– Мне кажется, минчан останавливает квартирный вопрос: построить жилье в столице сложно, – предполагает директор СПЦ Первомайского района. – У людей, может, и есть душевный порыв, но отсутствие необходимых квадратных метров часто все портит. Да и общественное мнение играет большую роль. Супруги, например, решают взять ребенка, а родственники и знакомые, как правило, начинают отговаривать: зачем вам это нужно?

Зинаида Воробьева, в свою очередь, обращает внимание на то, что жители Минска часто усыновляют детей из регионов, дела рассматриваются по месту проживания ребенка, и показатели, соответственно, приписываются не Минску.

– Есть еще один момент, – замечает специалист. – Потенциальные усыновители могут обращаться в управление образования своего района или в Национальный центр усыновления. Во втором случае они получают направление на знакомство с конкретным ребенком, который может проживать в любом регионе страны. А вот в первом случае направление выдается только на ребенка, проживающего на территории района, где находится управление образования. То есть минчанин, проживающий во Фрунзенском районе, не может усыновить ребенка, например, из Ленинского района. На мой взгляд, этим созданы искусственные границы. В то же время под опеку можно брать ребенка, проживающего в любом районе.

К сведению

В 2013 году минчане усыновили 81 ребенка. В основном это дети в возрасте до 6 лет.

Беларусь – единственная страна на постсоветском пространстве, где выплачивают пособие на усыновленных детей (по заявлению усыновителя) до достижения ими 16 лет.

Всю информацию, касающуюся усыновления детей, можно найти на сайте Национального центра усыновления (http://child.edu.by/) и на портале Dadomu.by (http://dadomu.by). Там же размещены фото ребят, которым нужна семья.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ