О качестве «выделки» спектаклей и 89-м сезоне говорим с худруком театра имени М. Горького Сергеем Ковальчиком

Классика рулит. Достоевский, Тургенев, Островский — театр имени М. Горького дает старт 89-му сезону. Подробности — в материале корреспондента газеты «Вечерний Минск».

Прежде всего надо отметить: этот театр стоически переносит трудности. В последние годы один за другим умерли его звезды, творцы, державшие планку, — Ростислав Янковский, Иван Мацкевич, Борис Луценко, Белла Масумян. В мае 2019-го в театре началась модернизация сценического комплекса, и самые масштабные спектакли с обилием декораций пришлось на время законсервировать. Потом труппа и вовсе ушла на чужую сцену — Дворца культуры профсоюзов. Только освоилась на новом месте, как разразилась пандемия, забравшая жизнь талантливого актера Игоря Андреева…

89-й сезон театр имени М. Горького начал 2 сентября спектаклем «Проделки Ханумы»

И все же, несмотря на горести и беды, качество «выделки» спектаклей не упало. Горьковский не превратился в «театр теней», более того, ухитрился за время ремонта и пандемии выпустить на Малой сцене две премьеры: «Трамвай «Желание» и «Крейцерову сонату».

Сейчас, вернувшись в родные стены, театр вспоминает постановки, которые не шли два года, интенсивно их репетирует, переписывает световые партитуры. Это не шутки — восстановить для Большой сцены 24 спектакля, снова зажечься ими. Иначе как тогда зажигать зрителя?!

И, разумеется, театр думает о будущем.

Из новых постановок два спектакля — «Братья Карамазовы» по Достоевскому и «Месяц в деревне» по Тургеневу — готовит народная артистка Беларуси Ольга Клебанович. Это ее двойной режиссерский дебют. И повод, чтобы начать разговор с заслуженным деятелем искусств Республики Беларусь, художественным руководителем театра Сергеем Ковальчиком.

— Сергей Михайлович, а у вас настоящий рассадник женской режиссуры. Ставят Валентина Еренькова, Мария Матох, теперь Ольга Клебанович. Театру нужна женская энергия?

— Вначале скажу про Ольгу Михайловну. У нее всегда была склонность к режиссуре, ей предлагали ставить, она отказывалась. Однажды Ольга Клебанович, педагог по актерскому мастерству, предложила сделать в нашей академии искусств спектакль с моими студентами, чтобы они сдали экзамен по ее специальности. Почему «моими»? Я тоже преподаю в академии. (С. Ковальчик — художественный руководитель режиссерского курса. — Прим. авт.) Этим ребятам, будущим режиссерам, Клебанович принесла инсценировку «Братьев Карамазовых». Постановка получилась такой, что студенты и экзамен выдержали, и съездили с «Братьями…» на международный театральный фестиваль «Балтийский дом». Спектакль прорубил окно в репертуар нашего театра. Конечно, мы с Ольгой Михайловной Достоевского доработали и 30 октября покажем широкой публике.

Сегодня Ольга Клебанович — одна из знаковых фигур белорусского театра. Для нее постановка — тоже экзамен и одновременно логический этап творческого пути, на котором были такие замечательные режиссеры, как Луценко, Кац, Тодоровский, у них она многому научилась. Что касается, как вы выразились, рассадника, то если зерна прорастают, если они крепкие и здоровые, то, как худрук, я не вправе сдерживать их рост. Наоборот! И потом… Сегодняшняя женщина — совсем не та особа, которая когда-то умела из ничего делать только три вещи: скандал, шляпку и салат.

Сцена из спектакля «Двенадцатая ночь»

— Продолжим женскую тему. Одна из запланированных премьер — «Бесприданница. Opus 40». Ставить будете вы. Почему именно сейчас решили обратиться к Островскому?

— Замысел родился в Костроме, на малой родине Александра Островского. Дорога от замысла к его осуществлению завершится ближе к 2023 году, когда весь мир будет отмечать 200-летие со дня рождения выдающегося драматурга. В России уже идет большая подготовка к событию — говорю об этом как член правления Ассоциации деятелей русских театров зарубежья.

Раньше я не брался за Островского, он казался мне местами архаичен, длинноват, скучноват. Кому в Минске интересны какие-то купцы с московских окраин?.. Там, в Костроме, я понял: хотя «датские» спектакли ставить не люблю, эту дату ни за что не пропущу. Стал выбирать материал. «Женитьба Бальзаминова» и некоторые другие пьесы не зажигали. «Бесприданницу» считал слезливой драмой, однако решил освежить в памяти, открыл и… прочел на одном дыхании. Любовь с первой ложки — как в рекламе.

Я читаю много пьес, читаю как самый добрый зритель, хочу, чтобы меня обманули и удивили. Бывает, не дочитываю. Если после двух первых эпизодов пьеса не нравится, откладываю навсегда.

Такое ощущение, что «Бесприданница» написана не в 1878 году, а сегодня. И написана на пронзительную тему: сильные мира сего торгуют любовью и красотой. Человек и его чувства беззащитны, все подвергается торгу, и в этом — боль Островского.

Сцена из спектакля «Знойные мамочки»

— Через год театру исполнится 90 лет. Кем и чем свяжете времена? Максимом Горьким?

— Так у нас уже идут его «Дачники». Идей и мыслей много, хотя… Повторюсь: даты и юбилеи не очень жалую. Они кажутся мне какой-то мертвящей точкой, а я люблю другие знаки препинания. Придет 90-й сезон — о нем и подумаем. А сейчас у нас огромная работа по восстановлению спектаклей. Вообще, жить нужно сегодняшним днем: выбирать из этого дня максимум того, что он тебе дает. Мой принцип.

Справочно

Здесь самый большой зрительный зал, если сравнить драмтеатры столицы, — на 459 мест. Плюс 40 мест Малой сцены. В связи с пандемией при продаже билетов действует принцип шахматной рассадки зрителей.

Фото Павла Русака и из архива НАДТ имени М. Горького

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ