Об очередях в 50 км и курьезах. Поговорили с дальнобойщиком из Минска о профессии и влиянии ковид на рейсы

О прошлом и настоящем водителей автофур, о работе в пик пандемии и о «хитростях» профессии в День автомобилиста и дорожника корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорил с водителем первого класса из пятой колонны автотранспортного цеха Минского автомобильного завода.

Если сложить все километры дорог, по которым проехал Николай Кирдун, можно было бы не один десяток раз Землю обогнуть. За рулем автомобиля он уже ровно 45 лет, 30 из них работает водителем на международных рейсах. В обиходе таких автомобилистов называют дальнобойщиками, хотя в профессиональной среде предпочитают другой термин — международники.

Николай — уроженец Гомельщины. Его детство и юность прошли в деревне Протасы Октябрьского района, где отец всю жизнь трудился трактористом в колхозе, а мама работала продавцом в местном магазине. Как и большинство мальчишек, Николай еще в школьные годы стремился «покрутить баранку».

— Отец иногда давал мне проехать на тракторе, — рассказывает собеседник. — Но меня все же больше тянуло к автомобилям, поэтому права получил сразу после школы в 1975 году.

После окончания 10 классов юношу призвали в армию, но прежде от военкомата отправили на полгода в Светлогорский ДОСААФ учиться на водителя — в Советском Союзе была такая практика. И эти навыки пригодились молодому человеку в армии — Николай Кирдун был водителем БТР.

Вернувшись «на гражданку», в родной деревне пробыл недолго. Спустя три месяца уехал в Барановичи, где полтора года работал водителем на ГАЗ-66 — перевозил жидкий азот. Потом (опять же от военкомата) направили на уборочную на Кубань, в Алтай, Пензу. По возвращении Н. Кирдун вскоре переехал в Минск, где на протяжении 11 лет работал водителем в строительном тресте № 5. В 1990 году устроился на Минский автозавод. Работает там по сей день.

Николай

— Мы доставляем в Европу коммерческие грузы, обратно везем заводские комплектующие: двигатели, коробки передач, оси, профили и прочее, — поясняет Николай.

Водитель-международник ввиду своей профессии много говорить не привык. Однако, когда речь заходит о работе, его все-таки удается разговорить: здесь вспоминаются и житейские истории, и курьезы на дороге. Например, как он, имея исключительную водительскую память, однажды заблудился в одном из немецких городов.

— Задумался и не заметил, как заблудился. Взял такси, а назвать водителю адрес не могу. Тогда нарисовал на листке бумаги автобан и номер съезда. Таксист догадался, куда меня везти.

Н. Кирдун объехал практически всю Европу: кроме Дании и Португалии. Отмечает, что в целом к белорусам у иностранцев хорошее отношение, но в каждом конкретном случае имеет значение, как человек ведет себя за рулем. Водители «старой закалки», как правило, водят фуры аккуратно, всегда корректны и опрятны.

В начале 90-х, по словам собеседника, устроиться водителем-дальнобойщиком было не так-то и просто. Проводился серьезный отбор: учитывались классность и водительский стаж претендентов, необходимо было пройти проверку в органах госбезопасности, причем важна была безупречная биография не только самого кандидата, но и его родственников. Потому «международники» по праву считались элитой среди водителей — они являлись лицом своей страны за рубежом.

Н. Кирдун вспоминает, что раньше один рейс мог длиться месяц, причем половину времени водители проводили в очередях на границе.

— Однажды в 1993 году, помню, по возвращении из Германии очередь на таможне была 50 км. И немцы привозили водителям на границе продукты, напитки. Очень хорошее отношение было, несмотря на то, что направление довольно загруженное…

Сравнивая день вчерашний и сегодняшний в международных грузоперевозках, Н. Кирдун отмечает, что современным водителям грех жаловаться. В 90-е годы таможенные документы приходилось оформлять на улице: и в мороз, и в слякоть, и в жару, теперь же построили терминалы. В эксплуатации автоперевозчиков — совсем другие машины. Доступна мобильная связь, навигаторы. Инфраструктура тоже стала лучше: нет недостатка в заправках, есть специальные автостоянки на трассе, где можно отдохнуть, хорошо развит придорожный сервис.

Сила водителя заключается не в скорости, а в мудрости. Появились и свои «хитрости», которые водитель АТЦ соблюдает, как закон. Например, перед рейсом он всегда проверяет техническое состояние своей машины и отправляется в путь только на чистом автомобиле. Это правило он усвоил еще в начале своей трудовой деятельности.

— Как-то в 1996 году возле Берлина остановил меня немецкий полицейский. Протягиваю документы. А он мне по-русски говорит: «Не надо, просто поговорить хочу». В конце разговора полицейский отметил: «Смотрю, «МАЗ» у тебя хоть и не новый, но покрашенный и чистый. (У меня тогда был еще МАЗ-5426). Как полицейский тебе скажу: машина — лицо водителя. Если техника старая, но чистая — процентов на 30-40 мы можем закрыть глаза на какие-то недочеты, но, если новая и грязная — наказываем по полной программе».

На вопрос, изменились ли условия работы водителей-международников с началом пандемии, Николай Кирдун констатирует:

— Туристов на таможне не пропускали — стояли только грузовики. Весной, в самый пик коронавирусной инфекции, по прибытию в Беларусь мы обязаны были находиться на двухнедельном карантине: оставляли машину на «МАЗ-таможне», отдавали документы, ключи и самоизолировались. Антисептики и маски обязательно должны быть при себе. Надеваем их при прохождении таможни, на погрузке-разгрузке. Без маски никуда не зайдешь, в магазины запускали партиями и обязательно в маске. Кафе не работали. В остальном — все, как обычно.

Юрий

Сын Юрий пошел по стопам отца и тоже работает водителем-международником на МАЗе.

Технику люблю с детства. Когда папа работал на самосвале, а мне было всего пять, завел машину, когда рядом никого не было, чуть в сарай не въехал, — вспоминает он.

Сразу после школы Юрий подал документы в столичное 9-е профтехучилище автомобилестроения. Получил специальность «электрик-станочник». После отучился в автошколе и устроился в легковой гараж автотранспортного цеха. Потом пять лет работал в первой колонне АТЦ — ездил в Россию, Украину. С 2008 года работает на европейском направлении. В общей сложности водительский стаж Ю. Кирдуна приближается ко второму десятку.

Меня стажировал отец. Мы ездили за осями в Германию. В детстве ездил с ним в рейсы в Голландию и Францию. Он один из лучших водителей в нашем цехе. Стараюсь учиться у него мастерству.

Обычно рейс водителя-международника длится около двух недель. И в дороге, признается Юрий, очень скучает по семье. Дома его ждут жена и две дочери: одной пять лет, второй полтора года.

— Когда возвращаешься из-за границы, хочется побыстрее оказаться дома. Но больше 90 км/ч не поедешь. И очень приятно на душе, когда после разлуки тебя тепло встречает семья.

Вот и Николая Кирдуна в пути согревает чувство, что дома ждет любящая жена. За десятки лет совместной жизни она, как никто другой, понимает его.

Все 30 лет трудового стажа на Минском автозаводе Н. Кирдун ездит на «МАЗах», только модели меняет.

К слову, на первых этапах развития системы международных перевозок именно тягачи Минского автозавода были основным подвижным составом. Но объемы и география перевозок со временем расширялись, транспортные организации начали пополнять свои автопарки импортными машинами.

Подготовила Ирина Мясникова

 Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ