Обыск и опись имущества. Пережив такое, писатель Юрий Герман вскоре создал сценарий фильма «Дело Румянцева»

О том, как создавался фильм «Дело Румянцева», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Режиссера этого нашумевшего в свое время фильма Иосифа Хейфица заставили вырезать из ленты сцены допросов с пристрастием.

О чем фильм

Спасая девочку, зазевавшуюся на дороге, водитель Саша Румянцев направляет свой грузовик в кирпичную стену. Сам он не пострадал, травмы получила находившаяся в кабине случайная попутчица Клавдия. Чувствуя вину, Саша навещает ее в больнице, между ними завязываются романтические отношения.

Начальник отдела эксплуатации автобазы Корольков отправляет Румянцева в рейс в Приморск. Просит на обратном пути забрать дополнительный груз. С ним Саша оказывается на дороге с проколотыми колесами. Проезжавший мимо его коллега Снегирев обещает вызвать техпомощь. Через некоторое время на обочину за грузом на своем транспорте приезжает некто Шмыгло, представившийся экспедитором склада текстильторга. Он расписывается в накладных. Тюки из машины Румянцева перегружают, увозят, оставив Сашу на трассе.

Очень скоро Румянцев доставлен в отдел ОБХСС. Груз пропал, накладные липовые. Корольков утверждает, что за дополнительным грузом Румянцева не посылал. Парень понимает, что им воспользовались аферисты, но доказать свою невиновность ему почти невозможно.

Из личного

Юрий Герман

Книги ленинградского писателя Юрия Германа пользовались невероятной популярностью в СССР. Даже в ранних рассказах о Феликсе Дзержинском он сумел создать интригующие сюжеты без социалистической назидательности. Первый фильм по сценарию писателя — «Семеро смелых» — вышел в 1936 году. В романах того периода автор не допускал иносказательных фраз в отношении власти. Однако в конце 1940-х фильм «Пирогов» по его сценарию подвергли жесткой критике. Негодование вызвали и его положительные рецензии на произведения опального Михаила Зощенко. Наконец, в повести «Подполковник медицинской службы» Герман поднял тему антисемитизма в СССР. Литератора исключили из Союза писателей. Дома провели обыск и опись имущества. Юрий Павлович ждал ареста. И тогда решил: если выживет, напишет повесть о затравленном, бездоказательно обвиненном человеке, косвенным прототипом которого станет сам. По сути, писатель оказался без вины виноватым, как Саша Румянцев — герой его литературного произведения, а потом фильма.

Иосиф Хейфиц

Ленты родившегося в Минске режиссера И. Хейфица «Песнь о металле» (1929), «Депутат Балтики» (1936), «Рядовой случай» (1993) вместили всю историю страны. Снимал он и по произведениям Германа — «Дорогой мой человек» (1958), «Дни счастья» (1963). Фильм «Дело Румянцева» стал первым опытом совместной работы.

Кто кому товарищ

1954 год, когда шла работа над лентой, можно назвать периодом тревожного ожидания. Берия расстрелян, но массовая реабилитация не началась. Компетентные органы еще не позволялось критиковать. Повесть, а потом сценарий Ю. Германа были более жесткими, чем лента в ее конечном виде. Хейфиц принял и снял сцены, где следователь-карьерист Самохин, приверженец старых репрессивных подходов, не только бросает реплику «тамбовский волк тебе товарищ», но и применяет к мнимому расхитителю допросы с пристрастием, бросает его в тюремную камеру. Румянцев психологически надломлен. Естественно, смотрелись в то время эти эпизоды детективного сюжета о хищении как отсылка к методам работы с политическими заключенными в сталинский период. На «Ленфильме», как и на других советских студиях, всегда отсматривался промежуточный материал. И после ознакомления со сценами пыток кто-то написал донос на авторов. Поскольку органы правопорядка в тот год временно не вмешивались в политические процессы, письмо на киностудию пришло из Ленинградского обкома КПСС. В нем категорически требовали не клеветать на милицию, вырезать кадры с тюрьмой и насилием. Член банды Прус по сюжету сперва был подлинным эстонцем. Но в том же письме из обкома потребовали не разжигать межнациональную рознь. Поэтому в финале ленты появился комментарий, что этот деляга всего лишь «Сенька Хорёк, работающий под эстонца».

В результате удаления важных сцен, поиска драматургического решения в сюжете появился добрый, справедливый полковник милиции Сергей Афанасьев, начальник ОБХСС. Выпив чаю с подозреваемым, он понял, что тот не виновен и отпустил, самостоятельно выявив подлинных членов банды. В последующих фильмах Хейфица и не только его хороший начальник будет появляться то в облике мудрого секретаря обкома, то проницательного директора завода, которые ставят на место зарвавшихся бюрократов средней руки.

Динамика сюжета от внесенных изменений не пострадала. События прогрессируют, быстро катятся к кульминации с остротой, нехарактерной для кино 1950-х.

Заложник образа

Алексей Баталов снялся в ключевых ролях у Хейфица в пяти знаменитых фильмах. Первым был «Большая семья» (1954). Амплуа честного, принципиального романтика, отшлифованное ролью Румянцева, уже никогда не оставит актера. А это иногда в тягость. Разнообразия хочется!

Николай Крючков

Николаю Крючкову повезло больше. Наконец-то герою плакатных советских эпопей довелось сыграть негодяя. Видно, что в прошлом мальчишка из московских подворотен Крючков много лет копил наблюдения и наработки и с удовольствием выплеснул их в роли Королькова.

Виктор Чекмарев

Рецидивиста Шмыгло сыграл Виктор Чекмарев. На момент съемок ему было 45 лет, он работал в Пермском драматическом театре. Роль стала для него дебютом в кино. Актер переехал в Ленинград и снялся еще в 70 лентах.

Роль полковника Афанасьева досталась Сергею Лукьянову. Казалось, что он для всех останется Гордеем Гордеевичем из «Кубанских казаков». Но в том же 1955 году он получил «Серебряную пальмовую ветвь» VIII Каннского фестиваля за лучшую мужскую роль в фильме Хейфица «Большая семья». В нем 43-летний актер мастерски перевоплотился в 85-летнего главу семейства Матвея Дорофеевича Журбина.

В ленте есть и параллельные линии, достойные отдельной статьи. Малодушного Мишу Снегирева, не поддержавшего Румянцева, сыграл совсем юный Евгений Леонов. Его жену-стерву — Инна Макарова. Лирическая история Паши Евдокимова, усыновившего детдомовского мальчишку, тоже обращает на себя внимание. Пашу сыграл Геннадий Юхтин.

Из-под удара

Съемки проходили в Ленинграде, Таллине и окрестностях. Самой технически сложной оказалась сцена спасения девочки и крушения грузовика. Хоть она не имеет отношения к основному сюжету ленты, зато дает характеристику Румянцеву как герою. Стену, которую протаранил автомобиль, строили из настоящего кирпича. Столкновение с ней снимали сразу с пяти камер. На дубли для дополнительных ракурсов не приходилось рассчитывать. Конечно, в кадре столкновения списанный грузовик. А тот, на котором Румянцев тормозит перед девочкой, обвешивали кронштейнами с разных сторон, чтобы снять крупным планом то резко тормозящее колесо, то план движения через капот. В конце концов оператор Моисей Магид попросил коллегу Льва Сокольского столкнуть его в кювет если что, встал с камерой на дороге и дал команду водителю-дублеру двигаться прямо на него. Многотонный грузовик мчался на оператора, свернул в нескольких метрах от камеры, но машину занесло. Сокольский едва успел оттолкнуть Магида от летящего на него борта авто.

Дмитрий Светозаров

Сегодня картина кажется наивной, но в ту пору, после стольких лет беззакония, давала надежду на наступление эры справедливости в советской стране.

Сын И. Хейфица Дмитрий Светозаров вспоминал:

— Мне было 5 лет, когда вышел фильм. Наш дом в Ленинграде на пр. Щорса выходил фасадом на Дом промкооперации, где показывали фильм. Перед ним на площади построили пять деревянных касс, где продавали билеты тысячам людей, как на стадионе. Покупали билеты на месяц вперед. Я видел эти толпы. Они шли на «Дело Румянцева»!

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ