Один день с социальным работником

Помощник, опора, плечо… Именно такие определения приходят на ум, после того как я провела один день с социальным работником.

Ко всему привыкаешь

Признаюсь, раньше недоумевала: какие мотивы приводят людей в эту профессию, что заставляет в ней остаться? Зарплата по сегодняшним меркам мизерная – на ставку 3,8 млн рублей, труд тяжелый: поди, угоди больному, немощному, одинокому, переживи его боль и сохрани к концу смены душевное равновесие. Возможно ли?

Это были мои первые вопросы работнику Территориального центра социального обслуживания населения Советского района Алле Василец. В 9.00 после планерки мы выходим с ней из здания центра, что на Золотой Горке, 9, и направляемся в Зеленый Луг. Там ее участок. Для удобства и улучшения качества обслуживания маршрут каждого специалиста стараются составить максимально удобно. Например, у Аллы Сергеевны ежедневно, кроме субботы и воскресенья, не менее четырех визитов, и все адреса рядом. Правда, иногда приходится ездить в разные концы Советского района. В такие дни соцработник набегает куда больше рекомендованных 10 тыс. шагов.

О людях моя собеседница заботится уже почти 9 лет. До этого трудилась кассиром в продовольственном магазине.

– О том, что значит уход за пожилым человеком, знаю не понаслышке. Моя мама шесть лет была прикована к постели, и я за ней ухаживала, – рассказывает Алла Сергеевна. – Когда пришло время выходить на работу, подруга предложила попробовать себя на новом поприще. Согласилась. Вначале было трудно, но постепенно привыкла. Так бывает, наверное, в любом деле. Кроме того, у нас очень хороший коллектив. Мне помогали освоиться и инспекторы, и уже опытные социальные работники.

– Пожилые люди с болезнями отличаются сложным характером. Даже их родные порой не выдерживают, сдают нервы, – предполагаю я.

– Все подопечные разные. Некоторые еще и настроение поднимут, – парирует собеседница. – Конечно, нужен опыт общения. И важно уметь вовремя абстрагироваться. Это не значит быть бесчувственным, нет. Жестоким и озлобленным людям не место в социальном обслуживании. Милосердие и сострадание у нас в приоритете. Некоторые мои коллеги работают в этой сфере по 15–20 лет и полны доброты, сердце у них закаленное.

_MG_4034 copy

Нужно шевелиться

В коридоре нас встречает элегантная женщина с благородной сединой и ярким блеском в глазах. Эльвира Михайловна Пуцейко радушно встречает свою помощницу:

– Аллочка уже более четырех лет со мной, безотказный человек, – звучит как отличная рекомендация.

В квартире бывшего лаборанта Белорусского национального технического университета чистота и порядок. Алла Василец приходит к подопечной по понедельникам и четвергам. Моет пол, вытирает пыль, приносит продукты, лекарства…

– Убирает так, как я и в молодости не могла. Старается, чтобы было идеально, – нахваливает помощницу Эльвира Михайловна.

Не оставляют женщину без внимания и сыновья: навещают регулярно, дома все кровати и стулья оборудовали дополнительными матрасами и подушками, чтобы маме было легче присаживаться. Эльвире Михайловне за 80, в ее анамнезе 6 операций, расстроенный опорно-двигательный аппарат и много других хворей. Но женщина обо всем говорит с юмором и полна оптимизма:

– Я не из тех, кто жалуется на здоровье, – все по возрасту. Пока есть возможность, надо двигаться. Вот вчера одна дама попросила меня, чтобы я не отбивала у нее кавалеров. Но зачем они мне – у меня в Интернете от них отбоя нет!

Алла Сергеевна перед уходом в специальной тетради отмечает, какие работы выполнила, прикладывает при необходимости чеки. Ее подопечная подписывается и душевно прощается.

Жизнь, как миг

– Такие люди, как Эльвира Михайловна, для меня пример, – говорит Алла Василец, когда мы направляемся по следующему адресу.

По дороге заходим в магазин. Творог, сладкие булочки с фруктовой начинкой, сметана, драники… Нехитрые пожелания Нины Ивановны Лукашонок записаны социальным работником размашистым почерком.

Предпочтения тех, кого обслуживает, Алла Сергеевна уже хорошо изучила. У нее девять подопечных, все – женщины. Одной молоко или кефир нужны пожирнее, у другой диабет, специальная диета… Кто-то просит складывать продукты сразу в холодильник, а некоторые – оставлять на столе. Заказы разного объема. По нормативу социальный работник не должен носить более 7 килограммов веса, но и это немало, особенно когда нужно подняться на 5-й этаж. Также при необходимости Алла Сергеевна подбирает для подопечных вещи из гуманитарной помощи.

Нина Ивановна перешла на постоянное обслуживание центра всего три месяца назад. Раньше пользовалась разовой помощью – звонила время от времени. Оформить договор женщине предложила дочь, которая живет в Германии и приезжает несколько раз в году в отпуск.

– Не хватает здоровья, ноги отказывают, глаза стали намного хуже видеть, – объясняет 83-летняя минчанка. – Пока я схожу в магазин, целый день пройдет.

Сын Нины Ивановны – инвалид III группы, живет в Малиновке, часто навещать маму не может, но регулярно звонит, справляется о здоровье.

Пока соцработник выкладывает провиант, ее подопечная рассказывает о себе:

– Окончила нархоз и всю жизнь работала товароведом в бюро товарных экспертиз. Уж очень любила свою профессию. А сейчас что? Жизнь пролетела, как миг.

Расставанья час тяжелый

Когда Алла Сергеевна в отпуске или на больничном, вместо нее к подопечным приходит кто-то из коллег.

– Настолько к ним привыкаю, что скучаю, – говорит она. – У некоторых на первом месте общение. Обсуждаем разные темы, стараюсь их подбодрить, поддержать в трудную минуту, успокоить. В ответ нередко слышу теплые слова.

Почему, имея детей, старики часто остаются одинокими?

– Такие, кто забывает родителей, – редкость. К нам обращаются неравнодушные. Они стараются помочь, пока сами заняты на работе, – объясняет социальный работник.

Бывают очень непростые ситуации. У пожилых людей хрупкие кости, остеопороз. Малейшее неточное движение – и перелом. Ухаживать за больными, инвалидами физически и морально тяжело. Многие дети не справляются самостоятельно, но готовы платить за профуход в специальных учреждениях.

А что же самое сложное в профессии социального работника?

– Расставаться, – говорит Алла Василец. – Когда они уходят из жизни или уезжают в дома-интернаты. Тогда сердце не на месте.

*****

– Сегодня на обслуживании наших специалистов находятся 370 человек, – рассказывает директор Территориального центра социального обслуживания населения Советского района Федор Лучиц.

2 инспектора и 42 социальных работника помогают людям с различной степенью потери способности к самообслуживанию. Также оказывают содействие в сборе документов для предоставления специальных жилых помещений государственного жилищного фонда в домах-интернатах для престарелых и инвалидов, домах-интернатах для детей-инвалидов. С каждым подопечным заключают договор. Час обслуживания обходится в 4.750 рублей. Однако по нормативу на один визит выделяется не менее 1 часа 50 минут. Итого его стоимость равняется 8.390 рублей.

– В среднем каждого клиента центра посещают 2–3 раза в неделю, хотя возможно пятидневное обслуживание, – продолжает Федор Лучиц. – Бесплатную помощь оказывают тем, у кого пенсия ниже прожиточного минимума, но у нас в районе таких нет.

Директор центра отмечает, что жалоб на социальных работников ему не поступало, а вот благодарностей было достаточно. И тому видит такое объяснение:

– Наши специалисты в свое время были заняты в различных сферах. Кто-то в торговле трудился, кто-то – на промышленных предприятиях. Они знают жизнь, во многих аспектах межличностных отношений разбираются не хуже дипломированных психологов. И все добрые, отзывчивые.

В центре работают 17 клубов по интересам для пожилых, а также совместно с ОО «Белорусская ассоциация социальных работников» реализуется проект «Университет третьего возраста».

Фото Тамары Хамицевич

ТОП-3 О МИНСКЕ

Загрузка...