Огненный шторм бушевал более 10 часов. Как уроженец Минска летом 1943 г. совершил супердиверсию

Летом 1943 года уроженец Минска Федор Крылович совершил супердиверсию. На фронт не доехали четыре фашистских эшелона с горючим, боеприпасами и «Тиграми». Подробности того резонансного события — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Огненный шторм

30 июня 1943 года тишину ночи маленького городка Осиповичи в 100 км от Минска нарушил звук взрыва. Слабый, словно лопнуло колесо у автомобиля. И тут же в небо взметнулся столб пламени. Тогда никто не мог представить, что вскоре об этом узнает полмира. Из развороченной цистерны растекался пылающий бензин. Медленно затекал под соседние цистерны и платформы. Гитлеровцы пытались отцепить поврежденную цистерну и увезти ее маневровым паровозом подальше от других эшелонов, ночевавших в тупике депо. Не успели. Она взорвалась, расплескав топливо на десятки платформ. Запылали вагоны с военными грузами. От нестерпимого жара стали лопаться бочки с горючим. Вдруг громыхнуло в конце тупика, новый столб пламени взметнулся с противоположной стороны горящего состава. Огненная ловушка захлопнулась. В ней оказались заперты четыре вражеских эшелона. Начали рваться боеприпасы: снаряды и бомбы разлетались на сотни метров вокруг. Одна за другой взрывались цистерны, и так необходимые немецкой армии бензин и авиационное масло растекались по путям, превращаясь в море огня. Рукотворный огненный шторм бушевал более 10 часов.

Лишь к обеду выгорело всё, что могло сгореть. Станция Осиповичи была парализована. Пришлось срочно вызывать из Минска и Могилева саперов, чтобы обезвредить боеприпасы, разбросанные по округе. В Москву от партизан вскоре ушла радиограмма: «В результате пожара сгорели 4 эшелона, в том числе 5 паровозов, 67 вагонов снарядов и авиабомб, 5 танков типа «Тигр», 10 бронемашин, 28 цистерн с бензином и авиамаслом, 12 вагонов продовольствия, угольный склад, станционные сооружения. Погибли около 50 фашистских солдат».

Тогда масштаб произошедшего мало кто мог оценить. Спустя время о диверсии в Осиповичах стали говорить как о крупнейшей сухопутной в мире! Всего две мины понадобилось, чтобы уничтожить четыре железнодорожных состава, нанести огромный урон транспортной инфраструктуре и так далее. А ведь немецкие войска остро нуждались в 1943-м в подкреплении и припасах. Перешедшие после победы на Курской дуге в наступление советские войска громили противника и рвались к Орлу и Белгороду. Оборона немцев трещала по швам. Взрыв в Осиповичах лишил многие германские части горючего, снарядов и бомб. Плюс ко всему на фронт не доехал целый взвод «Тигров». Каждый такой тяжелый танк был для немцев на вес золота. Именно их бросали на самые важные участки фронта. На одном из них наши войска не встретили этих стальных «кошек».

О диверсии доложили в Москву и Берлин, узнали о ней и союзники.

Посылка

Мало кто даже в первые годы после войны знал, что супердиверсию устроил уроженец Минска Ф. Крылович. Обычный советский парень, чье детство и юность прошли фактически на железной дороге. Его отец еще до революции работал кондуктором. По его стопам пошел и сын. Поступил в Витебский электротехникум, но вынужденно бросил учебу. Устроился на железную дорогу монтером. В 1937-м призван в армию. Здесь-то и пригодились его познания в электрике. Ф. Крыловича отправили учиться на связиста в Ульяновск. Затем были бои у озера Хасан и на Халхин-Голе, участие в Советско-финляндской войне 1939–1940 годов. Он вернулся в Осиповичи и продолжил работать на железной дороге.

22 июня 1941 года сержант Крылович прибежал в военкомат и просился в армию. Добровольцем на фронт его не взяли, несмотря на боевой опыт. Был запрет на призыв в действующую армию железнодорожников. Они повоюют на основном месте работы, доставляя войска и грузы на фронт. Федор вернулся на станцию.

Война пришла в Осиповичи ночью. Зазвучали сирены, а с неба посыпались авиабомбы. Немцы методично утюжили стратегический железнодорожный узел, не давая возможности отправлять поезда на восток. 25 июня 1941-го последний состав покинул станцию. Служащие железной дороги остались. Ф. Крылович попытался уйти в Могилев, но враг уже захватил переправы через Березину. 30 июня кованые немецкие сапоги уже стучали по мостовым Осиповичей. Оккупационные власти вернули на работу всех, кто до войны трудился на железной дороге и не успел эвакуироваться. Выбора не было. Крылович снова начал работать электромонтером. Одновременно стал подпольщиком, вышел на связь с партизанами. Долгое время совершал небольшие диверсии: то гайку не зажмет, то проводку сожжет. Частые ЧП объяснял оккупантам просто: техника осталась в наследство со времен царя Гороха и сильно пострадала от бомбежек. Вот и выходит из строя.

Крылович ждал своего часа, излишне не рисковал. К тому же вся его семья была связана с подпольем. В доме работал радиоприемник, который собрал Федор. Передачи принимал его отец, а сводки помогали распространять брат и сестра. Так что при раскрытии хоть одного пострадала бы вся семья.

Весной 1943 года с Ф. Крыловичем встретился секретарь Могилевского подпольного обкома ЛКСМБ Павел Воложин, уполномоченный ЦК ЛКСМБ в зоне Осиповичи — Бобруйск. Эта встреча стала прологом к супердиверсии. Иметь такого информатора мечтали многие партизанские отряды. Им заинтересовался диверсионный отряд НКВД «Храбрецы». Крылович мечтал совершить настоящую диверсию. Из отряда ему передали две английские магнитные мины CLAM (в переводе — «моллюск») с химическим взрывателем.

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube

Помог случай

В конце июля 1943-го Ф. Крылович получил английские мины. Компактные и незаметные. Установить их — минутное дело. Только партизаны поставили одно важное условие: минировать лишь проходящий состав, чтобы он рванул вдали от станции. Так практически невозможно установить место, где заложили «подарок». Английские магнитные мины снабжались химическими таймер-детонаторами. Точное время срабатывания рассчитать нельзя. В зависимости от температуры воздуха сработать взрыватели могли и через час, и через 10.

Ф. Крылович оборудовал на станции тайник с минами. Ждать удобного случая пришлось долго. В ночные смены его не посылали, а днем составы проезжали Осиповичи без остановки. Да и подобраться к ним было невозможно.

Поздним вечером 29 июля 1943 года в дверь дома, где жил Крылович, постучали. На пороге стоял посыльный от станционного начальства. Из строя вышел семафор, а дежурный электрик заболел. Срочно надо идти и чинить. Федор сбегал за ящиком с инструментом, а заодно прихватил из тайника мины. У семафора под паром стоял паровоз с составом цистерн. «Скорее всего, ждет разрешения на отправление, — подумал Крылович. — Вот он! Проходящий!» Оглянулся — рядом никого. Быстро достал снаряженную мину, выдернул чеку — и под цистерну. Звякнул металл, сообщая о том, что «моллюск» присосался магнитом к поверхности. Вторую мину удалось поставить в конце этого состава.

Эшелон с топливом не ушел на восток. Его поставили ночевать в тупик рядом с другими. Времени снять мины у Крыловича не было. Да и охрана никого туда не пускала.

Ф. Крылович своими глазами видел последствия диверсии. Его оставили на ночь в диспетчерской менять проводку. Он находился на работе и в дни после взрыва, поэтому знал точные данные. В рапорте Крылович написал: «Уничтожено 8 цистерн авиамасла, 23–25 цистерн с бензином, 65 вагонов с боеприпасами, 5 танков «Тигр», 3 танка «Л-20», 10 бронемашин, 12 вагонов с продуктами, 5 паровозов, кран для подачи угля, угольный склад. Сгорело 9 гражданских домов и лагерь военнопленных. Повреждены станционные сооружения. Сведения мною уточнены».

Диверсия Крыловича обошлась практически без жертв. По немецким данным, погибли четыре солдата, около 30 получили ранения. Также ранены шесть гражданских специалистов. Правда, в советских источниках число жертв сразу увеличили в десятки раз.

В современной Беларуси подвиг Крыловича увековечили в кинематографе. Накануне Дня Победы в 2021 году в прокат вышел художественный фильм «Судьба диверсанта». В 2015-м — книга «Звезда Крыловича».

В 1949-м Ф. Крыловичу вручили одну из высших наград Советского Союза — орден Ленина. Сражаясь с оккупантами в партизанском отряде, он несколько раз получил ранения и контузии. Из-за них его не взяли в действующую армию летом 1944-го. Жить и работать ему приходилось через боль. Умер герой в 1959 году.

В 1975-м в Осиповичах именем Крыловича назвали одну из улиц города. А в 2009 году на перроне Осиповичского железнодорожного вокзала установили памятник.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ