Олимпийская чемпионка Екатерина Карстен: «Рано жить воспоминаниями»

Двукратная олимпийская чемпионка, многократная чемпионка мира по академической гребле Екатерина Карстен рассказала о последнем успехе на чемпионате Европы, о трудностях изучения немецкого языка и о том, за что ее дочке Александре ставили на уроках физкультуры двойки.

Махнулась не глядя

Спортсменка в Минске бывает крайне редко. И поймать ее – большая удача. Ведь Екатерина не может отказать в общении журналистской братии. Наша беседа началась с воспоминаний о ее выступлении на недавнем чемпионате Европы, где Карстен в компании с Юлией Бичик, Екатериной Шлюпской, Татьяной Кухто на дистанции 2.000 м выиграли золотые медали.

– На Олимпиаде в Лондоне – 2012 вы выступали в одиночке, в прошлом сезоне на топ-турнирах – в тандеме с Юлией Бичик, ныне – в квартете…

– После Игр решила пересесть в парную двойку с Юлией Бичик. В прошлом году на чемпионате Европы, а затем и на планетарном первенстве были третьими. В этом году на Кубке Беларуси, который имел статус отборочного к крупным международным состязаниям, в финале мы пришли вторыми. Главный тренер сборной Юрий Родионов предложил попробовать силы в парной четверке. Других вариантов не было. Мы готовились всего две недели. Получилось неплохо. Но судьба нашей четверки прояснится ближе к августовскому чемпионату мира.

– Очередную золотую медаль, наверное, восприняли без эмоций?

– Отчего же! Победа всегда приятна. В финальном заезде план был прост: удержаться в тройке лидеров. И желательно далеко не отпускать немецкий и польский экипажи, которых называли фаворитами. Все получилось. Первый рывок сделали на отметке 1.000 м, через полкилометра Екатерина Шлюпская снова скомандовала: «Добавляем». И началось… На последних 200-250 м вырвались вперед и выиграли.

– С одиночкой, выходит, завязали?

– В прошлом году в этом классе лодок выступала на амстердамской регате, которая собрала сильнейших. Финишировала третьей. У соперниц был шок. Причем удалось добавить на финише. Пока еще не сказала одиночке «прощай». Но на последних соревнованиях в Беларуси проиграла в финале.

– Игры в Лондоне не хочется вспоминать?

– Выступала со сломанным ребром. В финале перебрались на другой канал. Волна на нем оказалась намного больше, чем на том, где гоняли в предыдущих раундах. Мне еще и самая ветреная дорожка досталась. Когда увидела расклад, предположила, что бороться за награды будет ОЧЕНЬ сложно.

– Остались силы и нереализованные амбиции?

– Еще сколько! Хотелось бы съездить на свою седьмую Олимпиаду и выиграть на ней медаль.

Карстен 1 Белта_200723-08

Александра, Александра…

– В беседе двухлетней давности вы шутили, что планируете выступить с дочкой Сашей, которая также увлекалась академической греблей…

– Она завязала с тренировками и выступлениями. Во-первых, Александра решила подналечь на учебу. Подтянула и физкультуру. Дело в том, что во время матчей в баскетбол или волейбол партнеры по команде мало отдавали ей пасы, за что учитель снижал оценку. Вместо единицы – это наивысший балл в Германии – ей ставили двойку. Проблема решена. За первое полугодие в этом учебном году Саша получила «кол». Во-вторых, была проблема с поездками на тренировки. Гребная база находится слишком далеко, а ее занятия не совпадали с моими.

– Какие сейчас увлечения у Александры?

– В ней начало бурлить творческое начало. Она покупает картины, которые нужно раскрашивать красками. Это кропотливая работа, но дочка хорошо справляется. Еще учится вязать. Благо я когда-то сама этим увлекалась и могу дать совет. Она занимается отдельными узорами, из которых хочет составить скатерть. Кстати, в минувшем зимнем сезоне в Германии были популярны вязаные вещи. Простенький свитер в магазине стоил достаточно дорого. Я сварганила дочке симпатичную кофту, а сейчас занимаемся второй.

– Вы когда-то любили собирать картинки из пазлов?

– И сейчас собираю. Саша тоже обожает это занятие. Подарим друг другу картинку из 2,5 тыс. элементов – и вперед. Александре нравится собирать изображения котов. Она рисует усатых-полосатых. Дома у нас живут кот и кошка. Дочка была инициатором их появления. Хотя в контракте с хозяином квартиры был пункт, по которому нам запрещалось заводить домашних животных. Но мы договорились. Александра души не чает в своих питомцах. Даже отмечает их дни рождения, покупая им разные вкусняшки.

– Дочка много времени проводит за компьютером?

– Слава богу, нет. В выходные может поиграть. Но фанатичного увлечения нет. Заметила, что дети в Беларуси телефоны и планшеты не выпускают из рук. Знакомые говорят, что раньше для детей наказание было, когда их не пускали на улицу. Теперь – наоборот.

 

Башня из мороженого

– Ваш очередной день рождения пришелся на соревнования?

– Так было почти всегда: этапы Кубка мира, чемпионат Европы. Обычно, когда возвращаюсь со стартов, идем с супругом и дочкой в ресторан. Однажды ели в кафе мороженое. Мне соорудили на специальном фужере холодное яство с фруктами, взбитыми сливками, ликером. Высота получилась внушительная. За вечер я осилила десерт, но потом года два не могла смотреть на мороженое.

– Дни рождения супруга и дочки также отмечаете в ресторане?

– Это лучший вариант. Дома нужно сначала приготовить, а потом убрать. Когда все же организовываем в квартире, на кухне больше хозяйничает муж Вильфред. Я готовлю простые блюда, он – основные. Но потом на кухню заходить не хочется. Меня удручает гора посуды.

– Из белорусских блюд что-то осталось в вашем рационе или перешли на немецкое?

– Обожаю свое. Дочка – примерно пятьдесят на пятьдесят. А Вильфред – немецкое. Семейство в выходные просит меня напечь тоненьких блинов. Когда время позволяет, обязательно готовлю. Александра тоже научилась их делать.

– Александра бывает в Беларуси у бабушки?

– Каждый год отдыхают в Синеокой с Вильфредом. Но жалуются, что комары их атакуют уж слишком яростно. Даже не помогают средства защиты. Саша планирует приехать и в этом году. Кстати, в Германии школьники отдыхают только шесть недель. Дочка иной раз шутит, что переедет учиться в Беларусь и будет отдыхать три месяца.

– В следующем году она оканчивает школу. Куда собирается поступать?

– Пока определенности нет. В Германии на каникулах дети имеют возможность проходить практику почти на каждом заводе или предприятии. Она уже пробовала силы в детском саду и в кулинарии. Сейчас собираются с подругой на фармацевтический завод.

– Ваш немецкий «зер гут»?

– С Вильфредом и Александрой общаемся на русском. Когда взяли немецкого тренера Норберта Ладермана, пришлось штудировать местный язык. Спортивные фразы, которые касаются моих тренировок, освоила хорошо. А вот на бытовом уровне говорю слабовато. Чаще выдаю набор слов. Дело в том, что в немецком языке определенные, неопределенные артикли, склонения… Словом, непростая грамматика. Нужно научиться думать по-немецки, чтобы не было проблем. Я пока не умею.

– Многие советуют смотреть телевизор…

– Это помогало. Но появились русские каналы, и я сейчас в основном их и смотрю. Вильфред ругается, грозится их отключить. Но ведь это новости с родины, а также из стран постсоветского пространства. Узнаю их также из Интернета, разговоров по телефону с братьями и сестрами.

Фото БелТА

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ