Он одним из первых пошел в наступление на Квантунскую армию. Рассказываем про разведчика Алексея Децика

Алексей Иванович Децик родился в 1927 году в селе Андрейковичи Орловской области. На фронте с начала 1944-го. Участник двух войн. После службы в армии переехал в Минск. Работал в ветеранской организации Октябрьского района. Подробнее о его жизни — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Алексей Иванович Децик

На запад!

Алексея призвали летом 1943-го как выпускника средней школы. В военкомате он не сознался, что ему нет и 17 лет. Оказался в учебной части, где постигал основы военного ремесла. Как раз в это время развернулось решающее сражение Великой Отечественной — битва на Курской дуге. Туда советское командование стало стягивать все имеющиеся свободные резервы…

Перед отправкой на фронт выяснилось, что парню всего 16 с половиной. Отправили домой взрослеть.

Весной 1944 года я получил повестку во второй раз, — вспоминает ветеран.  Попал на 2-й Белорусский фронт, мой боевой путь начался у Несвижа. Служил во фронтовой разведке 227-й стрелковой дивизии.

Разведчики такого уровня — обособленные подразделения, боевые задачи которым могло ставить только командование дивизии и выше.

Мы выполняли только разведывательную работу. Лишь в крайнем случае нас могли послать на отражение вражеской атаки, когда немцы прорывали оборону и становилось совсем жарко. За любое самовольство наказывали. Хорошо запомнил случай в Польше. Возвращались с задания в разгар немецкой контратаки. Враг прорвал первую линию нашей обороны. Три или четыре немецких танка прошлись по нашей артбатарее, раздавив пушки. Смотрим, одна исправная, только лежит на боку. Уговорили командира разведотряда ударить по прорвавшимся танкам. Они же не ожидают такого!.. Поднесли снаряды и влепили по моторным отсекам. В окружающей суматохе боя два «панзера» сожгли, а когда немцы стали искать, откуда стреляют, мы пушку бросили и бежать. Вернулись в барак, влетает наш генерал Морозов и с порога как заорет: «Куда полезли?! Под трибунал всех отдам! А если бы своей выходкой задание сорвали? Получили приказ — выполняйте!» Стоим, головы опустили, слушаем. Солдат из других родов войск наградили бы. А нам — взбучка. Этот случай говорит о том, как важны дивизионная разведка и добываемые ею разведданные, — рассказал ветеран.

Фото waralbum.ru

На восток!

Весной 1945-го в Восточной Пруссии А. Децик был тяжело ранен. Несколько недель провел в полевом госпитале. Долечивался, когда ехал на другую войну:

В пути приходилось принимать лекарства, проходить процедуры. Все гадали, куда и в какой госпиталь нас везут. Проехали Белоруссию, оставили позади Москву. А поезд шел все дальше и дальше на восток. Позже нам сказали, что будет война с последним союзником фашистов — милитаристской Японией. Конечно, тяжело после Победы осознавать, что снова предстоит идти в бой. Но страха никто не испытывал, наоборот, подъем сил. Все хотели на фронт. Те, кто находился со мной в поезде, старались быстрее поправиться. Не было такого, чтобы специально не давали ранам затянуться и по прибытии отлежаться в госпитале.

Все мы были закаленными бойцами. Понимали, что раз разгромили немцев, то одолеем и японцев. У нас за плечами богатый опыт сражений на Восточном фронте. В отличие от тех, кто всю Великую Отечественную простоял в обороне на Дальнем Востоке, кто знал только «тренировочную», а не реальную войну.

Алексей Иванович вновь попал в разведку на 1-м Дальневосточном фронте. Ночью 9 августа 1945 года разведчики и пограничники первыми пошли в наступление. Ночь выдалась ненастной: шел мелкий дождь, сплошной пеленой стоял туман. Видимость почти нулевая: на расстоянии вытянутой руки ничего не видно.

Очень тяжело наступать в таких условиях, когда не знаешь, где враг, — продолжает А. Децик.  Японцы построили свои оборонительные линии в нескольких километрах от границы. Под покровом непогоды мы незамеченными вышли к укрепрайону и внезапно атаковали. Вскоре подоспели основные силы с бронетехникой, и мы одним ударом уничтожили оборону противника.

Японцы — сильные, смелые и бесстрашные воины. Они не боялись смерти, шли в штыковые атаки. С миной на длинном шесте бросались на танки. На перевалах приковывали себя к скалам, отстреливались до последнего патрона. Но японская армия при этом была технически отсталой. Наши самолеты, танки и оружие в разы превосходили в численности японские.

Фото waralbum.ru

Главным помощником для японской армии стала природа. 1-му Дальневосточному фронту пришлось штурмовать горы Хингана. Поднимались по узким горным тропам. Пушки и автомобили на руках перетаскивали через разломы и рытвины. Противник занимал стратегические позиции, заставлял наши войска останавливаться, пулеметной стрельбой прижимал к земле. Расстреляв весь боезапас, камикадзе с катаной в руках сознательно шли на смерть, в плен не сдавались. Когда перевалили Хинган, стал мешать сезон дождей. Реки вышли из берегов, дороги размыло, авиация не могла оказать нам поддержку.

Японцы пытались перестроить оборону, но ничего не могли противопоставить неистовому натиску советской армии, и с 20 августа повсеместно стали сдаваться в плен. Нашей основной задачей стало сопровождение японских офицеров в штаб фронта.

Справочно

75 лет назад завершилась Вторая мировая война. 2 сентября 1945 года на американском линкоре «Миссури» был подписан Акт о капитуляции Японии. В СССР 3 сентября объявлен праздником победы над Японией.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ