«Он убивал свою маму!» — кричали дети, увидев Михаила Козакова на улице после выхода фильма «Убийство на улице Данте»

«Он убивал свою маму!» — кричали дети, увидев Михаила Козакова на улице после просмотра этого фильма. Подробности о ленте — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

О чем кино

Знаменитая французская актриса Мадлен Тибо ездит по всему миру с гастролями. Ее сопровождают двадцатилетний сын Шарль и давно питающий к ней нежные чувства импресарио Грин. Возвращается в родную Францию в 1940 году. Вскоре Париж оккупируют немцы. Временно Мадлен вынуждена скрываться в провинциальном городке Сибур. В кафе актриса в ответ на хамство дает пощечину немецкому офицеру и едва не попадает в тюрьму. Мадлен проникается духом Сопротивления. Готовит спектакль, в котором по сюжету должна стрелять в любовника. Во время представления она стреляет со сцены настоящей пулей в местного «фюрера», находящегося в зале. Чудом ей удается уйти от преследования.

Сын же театральной примы увлекся нацистской литературой. Шарль становится доносчиком оккупантов, по его вине погибают многие порядочные люди. Его друзья, например журналист Марсель Руже, способны на самые низменные и отвратительные поступки. Для них нет ничего святого. Цепь событий приводит Шарля к соучастию в убийстве собственной мамы.

Почему Франция

Михаил Ромм

Сценарий фильма режиссер Михаил Ромм написал в соавторстве с Евгением Габриловичем. Эта лента — не первая их совместная работа. До этого они успешно трудились над картинами «Мечта» (1941), «Человек № 217» (1945). Постоянный творческий единомышленник Ромма и уроженец Витебска — оператор-постановщик Борис Волчек. Он отец знаменитого режиссера Галины Волчек, которая в 1950-е была начинающей актрисой. Это родство сыграло роль в подборе актеров.

Евгений Габрилович

Картина — политический детектив с сильным оттенком мелодрамы. Ромм и Габрилович пытались проанализировать коллективную психологию граждан Франции, оказавшихся в условиях оккупации. Хотели понять, почему вчерашние интеллигентные парижские юноши вдруг перешли на сторону врага и стали совершать неслыханные злодеяния. Каким образом в них появилась искренняя убежденность в правоте дела, которому взялись служить? Что превращало их в орудие против своих соотечественников в руках фашистов? В уме Габрилович и Ромм, безусловно, проводили параллели с годами оккупации городов СССР. Но анализировать природу русского предательства авторам бы никто не позволил. Поэтому они выбрали для сюжета французскую почву.

Был еще один мотив у режиссера: он хотел, чтобы роль французской звезды сыграла его супруга Елена Кузьмина. Это намерение, возможно, казалось ему тайным. На деле являлось секретом Полишинеля. Все были не против. До поры…

Только без жен

Евгения Козырева

Кинопробы Елены Александровны прошли прекрасно. Ее женственность и обаяние сулили успех. Ромм был в приподнятом настроении, пока из Госкино не пришло постановление: режиссерам жен не снимать. Действительно, мы знаем, что Александров всегда снимал Орлову, а супруга Михаила Ильича появлялась почти в каждой его ленте. Но она действительно была очень хорошей актрисой! Почему бы ее не снять вновь? А тут еще один наказ чиновников: Мадлен Тибо должна быть моложе. Дошло до абсурда. Худсовет утвердил Элину Быстрицкую. Ей 26, и она лишь на 5 лет старше Михаила Козакова, который должен сыграть ее взрослого сына. Актер вспоминал: «Когда в кадре, сидя у ее ног, я обнимал ее, говоря: «Мама, родная, ну верь же мне, верь…», осветители на съемочной площадке смеялись в кулак». Тем не менее Быстрицкая снялась в большей части сцен. Потом то ли в связи с болезнью, то ли из-за конфликта с режиссером ее освободили от роли. Все эпизоды с Мадлен Тибо пришлось переснимать с новой актрисой — Евгенией Козыревой. Она была старше Козакова всего на 10 лет, но тандем получился удачный.

Козаков честно признавался, что попал в кино по блату, но это не значило, что он не справился с ролью. Дело было так. Дочь оператора-постановщика Галина Волчек училась тогда с Козаковым в Школе-студии МХАТ. Попросила принести его профессиональные студийные снимки. Михаил постарался, изобразил на фото загадочного иностранца в макинтоше с поднятым воротником и сигаретой в уголке рта. После проб актера утвердили на роль Шарля. Правда, Ромм сказал: «Я не сомневаюсь в том, как ты сыграешь первую половину, ту, где Шарль — милый, обаятельный мальчик. Но вот сможешь ли ты сыграть убийцу?»

Ростислав Плятт

После лент Гайдая зрители позабыли, что Георгий Вицин был серьезным драматическим актером. В «Убийстве на улице Данте» он в роли участника французского Сопротивления Питу.

Ростислав Плятт бесподобно сыграл импресарио Грина. Актер был опытен, снимался еще до войны. А вот для Иннокентия Смоктуновского эпизодическая роль фашиста стала первой в кинокарьере.

Началось с оплеухи

Интерьеры выстроили в московских павильонах. Уличные сцены снимали в Риге. В кадре побывала и улица Яуниела, ставшая позже Бейкер-стрит в «Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне», а также Цветочной в «Семнадцати мгновениях весны».

Валентин Гафт

Как для Козакова, так и для Валентина Гафта, воплотившего на экране предателя-журналиста Марселя Руже, фильм стал дебютом. Михаил Михайлович, описывая позже свой первый в жизни съемочный день, сетовал, что начался он с удара по лицу. Дело в том, что снимать начали со сцены, где артист Шатов в роли шефа-следователя отвешивает героям Козакова и Гафта оплеухи. Вот прямо входит и бьет всерьез. Актер вспоминал: «Наконец перед носом щелкает деревянная хлопушка и помреж не менее деревянным голосом восклицает: «Кадр такой-то, дубль первый!» И спокойный голос Ромма: «Мотор!» Я не успеваю ничего сообразить, звонкая оплеуха вводит меня в шоковое состояние, я вылетаю из кадра, затем обалдело возвращаюсь, потом не без злорадства слышу звук оплеухи по лицу Гафта, а затем голос Михаила Ильича: «Стоп. Хорошо. Еще раз». После пятого дубля гример подходит к Ромму и говорит: «Михаил Ильич, снимать дальше не имеет смысла — артисты стали пухнуть…» Ромм смеется и поздравляет Гафта и меня с первым в нашей жизни съемочным днем».

Как режиссер и предполагал, перед сценой убийства матери дебютант переволновался. Когда Козаков стал запинаться, Ромм схитрил, сказав, что есть неполадки со светом, объявил перерыв 30 минут. За это время смог настроить актера, и сцена вышла блестяще. Киномеханик в просмотровом зале, где знакомились с отснятым материалом, сказал Ромму: «Ну и подонок этот ваш чернявый артист». Ромм на полном серьезе спросил: «Миша, а вообще-то ты положительные роли можешь играть?» Это был свойственный ему юмор.

Фильм, как писал Михаил Михайлович, катапультировал его в знаменитости. Увидев его идущим по улице, дети кричали: «Это он убивал свою маму!» Яркая, цветная, интригующая лента заставила зрителей штурмовать кинотеатры. Ходил анекдот, будто Ромму с Лубянки пришла телеграмма с благодарностью за гимн. Речь о песне из фильма со словами: «Найду, разыщу, где б ты ни был, в раю иль в аду». Картина стала настоящим событием 1956 года и долго оставалась в центре внимания всей страны.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ