«Он вынес пять девушек и хотел помочь еще одной». О трагедии на Немиге вспоминает мать погибшего милиционера

Старший сержант милиции Геннадий Рябоконь героически погиб 30 мая 1999-го, спасая людей в переходе станции метро «Немига». На его памятнике на Кальварийском кладбище такие слова: «Не дожил, недолюбил и недобыл, другие жизни защищая». О сыне корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала его мама Светлана Михайловна.

— У нас с мужем Виталием Филимоновичем было пятеро детей. Гена самый старший. Так уж вышло, что в родне рождались только девочки. И вот в декабре 1974-го появился мальчик. Он рос в атмосфере абсолютной любви, но вместе с тем мы старались воспитывать в нем ответственность, приучали к труду. В его обязанности входила генеральная уборка квартиры.

В детском саду его любили воспитатели — всегда пригласит присесть, принесет чай. В группе, а потом и в школе был лидером.

Его назначили начальником почетного караула у Вечного огня на площади Победы. С детства хотел быть милиционером, как папа, который работал следователем во Фрунзенском РУВД. Гена постоянно примерял его фуражки. Да и я 34 года отработала в органах внутренних дел — в приемнике-распределителе ГУВД Мингорисполкома. Так что с мужем не удивились, когда после службы в армии сын пошел в милицию. Ему хотелось заниматься серьезным и ответственным делом. К тому же у Гены все шло к свадьбе, нужно было зарабатывать деньги. Вскоре они с Наташей поженились.

Сначала он служил в конвойной роте ГУВД Мингорисполкома. Спустя несколько лет перешел в оперативно-поисковый отдел. Вместе с сотрудниками этого подразделения участвовал в раскрытии разбойных нападений, убийств. Руководитель отдела Александр Романенко рассказывал, что на задержаниях особо опасных преступников Гена несколько раз спасал ему жизнь.

Роковой день

— В воскресенье, 30 мая, у Гены был выходной. Православные отмечали Троицу. Утром он приехал в кафедральный собор и отстоял всю службу. После обеда пришел к нам (живем рядом со станцией метро «Немига») с Наташей, лучшим другом Ваней и его женой Аллой. Мы попили чаю. Помню, Гена просил сестру Алену сыграть на фортепиано. Но она отказалась, за что потом себя корила. Говорила: если бы согласилась, может, они никуда бы не пошли. Вскоре гости стали собираться ко Дворцу спорта, чтобы послушать концерт группы «Манго-Манго». Сказала им, чтобы пришли на ужин.

Где-то после 20:00 началась сильная гроза да еще с градом. Ледышки были с перепелиное яйцо — боялась, окна выбьют. Минут через 15 все прекратилось. Раздался звонок в домофон. Ну, думаю, вернулись. Но пришла только невестка — босая, растрепанная, без сумки. Говорит: идите скорее к метро, там людей подавило, ищите Гену. Я побежала. На подходе к станции увидела много машин скорой помощи. Стала их останавливать: вдруг сын там? Несколько машин остановились. Они везли погибших, но Гены среди них не оказалось. Побежала ближе к станции, где встретила знакомого сотрудника милиции. Тот сказал, что сына не видел. Меня пропустили в переход. Там на ступеньках, усыпанных вещами, нашла пакет с документами Гены (1 июня он должен был сдавать экзамен в специальную среднюю школу МВД), обувь и сумку невестки. Отнесла все это домой, схватила фотографию Гены и побежала назад вместе с Димой, средним сыном. Стала показывать фото. Один мужчина его узнал. Сказал, что этот парень лежал на земле. Можете представить мое состояние… Меня отвели в скорую, сделали укол. Позже сообщили, что Гена в 9-й больнице. Мы остановили машину, водитель согласился нас отвезти. Причем не взял денег и подождал нас. В больнице врач отдал мне удостоверение и портмоне сына и сказал, что Гену привезли слишком поздно — он еще был жив, но помочь ему уже не смогли. На опознание ходил Дима — меня не пустили.

Обидно до слез, что сына повезли так далеко. Почему не в военный госпиталь, не в госпиталь МВД? Ведь они гораздо ближе! Возможно, тогда смогли бы спасти и Гену, и кого-то еще…

Мне потом рассказали о последних минутах жизни сына. Ребята пошли в метро до дождя. Как только стали спускаться по ступенькам в переход, их нагнала толпа. Началась давка. Гена успел оттолкнуть жену к стене. Известно, что он вынес пятерых девушек и хотел помочь еще одной, но толпа его опрокинула. Сын поскользнулся на мокром полу, упал и ударился затылком. Ему очень досталось: раздавили грудную клетку, следы от каблуков были и на лице.

Жизнь продолжается

— Не знаю, как пережила это горе. Здоровье пошатнулось. Был период, когда отказали ноги. С трудом хожу и сейчас.

Помогла выстоять семья. Очень благодарна за человечность тогдашнему начальнику приемника-распределителя Олегу Полутову. После похорон мне постоянно хотелось к сыну на кладбище. Руководитель выделял машину и приказывал, чтобы одну меня не оставляли. И сегодня нам помогают ГУВД Мингорисполкома, управление социальной защиты администрации Центрального района.

Прошло 20 лет, но боль не утихает. Особенно тяжело, когда приближается 30 мая. Не могу смириться с потерей своего ребенка — красивого и здорового парня. Горько, что за эти годы какие-то нелюди и памятник его сломали, и ограду из нержавейки украли, и цветы постоянно воровали. Как же так?

Тогда вместе с Геной погибла жена его друга Вани Алла Мельникова. Позже невестка Наташа вышла замуж за Ваню. Я не в обиде. Сейчас у них двое детей, они имеют право на личное счастье.

Справочно

В результате давки в переходе станции метро «Немига» погибли 53 человека, более 150 получили ранения. Большинство жертв — молодежь от 14 до 20 лет.

Фото Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ