«Они были настоящие». Сын участников Великой Отечественной войны — о своих родителях

Минчанин Александр Максименко, сын участников войны, убежден: люди, вставшие на защиту Родины, получили некую особую прививку. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Из письма в редакцию: «В одном из декабрьских номеров газеты «Вечерний Минск» прочитал, что издание начинает новый проект «Бойцов не редеет строй». Правильное дело. В семьях должны помнить о родителях, дедах и прадедах, которые внесли свой вклад в Победу. Тогда и общество в целом будет с уважением относиться к своей истории».

Автора письма мы пригласили в редакцию. Александр Владимирович Максименко пришел на встречу, захватив материалы домашнего архива. Как бережно, с какой любовью хранит он все, что связано с историей семьи! Имена, даты, домашние предания… Многочисленные фотоснимки…

— Александр Владимирович, из каких будете?

Многие из нас, отвечая на такой вопрос, ограничатся лаконичным рассказом о родителях и в общих чертах скажут, кем были родители родителей. Однако Максименко знает историю своего рода во множестве подробностей. Вот, например, как он говорит о дедушке по линии отца:

— Иван Леонович кроме сельскохозяйственной работы хорошо знал плотницкое, столярное и бондарное дело. Его руками были срублены дом и хозпостройки, изготовлены мебель, кросна, прялки, бочки, кадки. Он хорошо готовил, поскольку до женитьбы служил поваром в имении пана Полонского. Иван обладал недюжинной силой, и в этом ему не было равных в округе. Общительный, с удовольствием выслушивал каждого и сам увлекательно говорил о работе забойщиком на угольных шахтах Донбасса, фронтовых буднях империалистической войны. Знал много сказок и зимними вечерами рассказывал их детям.

Когда я разговаривал с Александром Владимировичем, мне, как журналисту, не пришлось пользоваться диктофоном. Все или почти все, о чем мог поведать собеседник, он изложил в своих рукописях, аккуратно распечатанных и переплетенных. Две тетрадки из этого собрания Максименко предоставил мне на несколько вечеров для прочтения. В одной — рассказ об отце, в другой — о матери. Тетрадки объемные, поэтому на газетной страничке их полностью не опубликуешь. Представлю только фрагменты. Думаю, Александр Владимирович не случайно особое внимание уделил военному пути родителей. Именно тогда начиналась их взрослая жизнь. Итак…

Ученики и педагоги Байбовской неполной средней школы. Владимир Иванович и Нина Сергеевна — в центре. 1948 год

Отец

«Когда началась война, отец только-только окончил 9 классов. Немцы появились в деревне 19 августа и сразу расстреляли 11 красноармейцев, которых там застали. В сентябре Владимир встретился со своим другом Игорем Раковским, который проживал в соседней деревне. Отец Игоря был учителем. Товарищ рассказал, что ночью к ним приходил секретарь Кричевского райкома партии Кузьма Реуцкий. Он поручил Игорю встретиться с Владимиром, как с секретарем школьной комсомольской организации, и вместе они должны были скрытно провести организационную работу среди молодежи окрестных деревень. Поставленная задача была выполнена. Комсомольцы Александр Шинкарев, Владимир Крышталев, Петр Морозов, Михаил Леонов, Антон Решетнев, Сергей Романенко выразили готовность к борьбе с врагом. Об этом доложили Реуцкому. Он поручил расширять круг подпольщиков и дал задание собирать оружие и взрывчатку. В деревни стали приходить их жители — красноармейцы, которые попали в окружение, а также бежавшие из плена. Они тоже включились в подпольную борьбу. В апреле 1942 года часть подпольщиков вошла в состав партизанского отряда № 48. Оставшиеся в деревнях вели разъяснительную и агитационную работу, поставляли в отряд сведения о враге, а также продукты питания, необходимые вещи, медикаменты, оружие, боеприпасы. Среди них был и мой отец. Позднее под угрозой разоблачения и ареста Владимир ушел в отряд. Стал посыльным у командира, ходил в разведку, дважды отправлялся на задания в составе группы подрывников. С его участием был подорван состав на железной дороге между Оршей и Кричевом. В октябре 1944 года партизанский отряд встретился с передовыми частями Красной Армии. Многие бойцы ушли на фронт, а Владимир был включен в состав истребительного батальона НКГБ. Это подразделение выявляло и арестовывало бывших полицейских и скрывавшихся в лесах гитлеровцев. После выполнения поставленной задачи батальон в феврале 1944 года был расформирован, а Владимира райком партии рекомендовал на должность председателя колхоза «Маяк». Перед 19-летним парнем стояла сложнейшая задача — провести весенний сев. В колхозе — только женщины и подростки, не хватало семян, инвентаря, лошадей… Тем не менее сельскохозяйственные работы в «Маяке» в 1944–1945 годах прошли под руководством юного председателя достаточно успешно.

В октябре 1945-го Владимир передал дела более опытному человеку, вернувшемуся с фронта, а сам поступил учиться в Мстиславский педагогический техникум…»

Мама

«Мама, Нина Сергеевна Максименко (в девичестве Китаева), тоже до войны окончила 9 классов, проживала в деревне Турьево Сенненского района. Начало войны помнила очень отчетливо: «Идут толпы беженцев, гонят на восток колхозные стада. Налетают фашистские самолеты и расстреливают все живое. Много убитых, стонут раненые, ревут покалеченные животные».

Деревня Турьево находилась в зоне действия партизанского отряда бригады Константина Заслонова. Немцев и полицаев там не было. Но был голод. Люди выкапывали на полях мерзлый картофель, употребляли в пищу травы. Так продолжалось до июля 1944-го. Когда наша армия освобождала Белоруссию, мама навсегда запомнила уже другие картины: советские штурмовики атаковали отступающие немецкие войска. 2 июля 1944 года Нину призвали в действующую армию, она служила в полку воздушного наблюдения, оповещения и связи. Демобилизовавшись 20 июля 1945-го, поступила в Витебский учительский институт. Занятия проходили в частично разрушенных зданиях, в неотапливаемых помещениях, где вместо столов были приспособлены доски. Но желание получить знания у студентов было огромным. После окончания учебы Нину направили на работу в одну из школ Сморгонского района, где она и познакомилась с молодым учителем, моим будущим отцом…»

Особая прививка

— Сделать эти и многие другие записи меня побудили заветы моего отца и желание оставить о родителях правдивую информацию для потомков, — рассказывает Александр Владимирович.  Использовал их записи, воспоминания родственников. В рассказах отца и матери не было ничего героического, все звучало буднично и просто.

Сын участников войны убежден: люди, вставшие на защиту Родины, получили некую особую прививку. С каким желанием они учились и трудились! Отец Александра Владимировича работал учителем, директором в нескольких сельских школах. Проявил себя как хороший руководитель, поэтому в Сморгонском районе для него всегда находилось важное и ответственное дело. Педагог по образованию, он возглавлял колхозы имени Энгельса и «Родина», был заместителем директора комбината силикатных изделий, директором районного комбината бытового обслуживания… Построил дом, вырастил сад, воспитал двоих сыновей и дочь.

А мама… «Помни, сынок, в жизни все удачно не бывает, а как раз наоборот, — говорила она Александру. — Всегда надо быть готовым к преодолению, к тому, чтобы полностью проявить себя».

Нина Сергеевна многие годы работала в сельской школе. Она любила повторять: если бы начала все сначала, стала бы опять учителем. И еще на ней держались семья, дом, за всех переживала, обо всех заботилась…

— Отец хотел, чтобы его дом остался за семьей. Также его беспокоило, кто продолжит записи о семье, которые он вел. Его воля исполнена. Уход за домом взял на себя сын Дмитрий, а я — ведение записей. Работая над семейной летописью, я все больше понимаю, какой богатой была биография родителей и насколько яркий след они оставили на земле, — признается Александр Владимирович.  А ведь они были простые люди. Не знаменитые, не очень-то награжденные. Но настоящие. Такие, которыми всегда будут гордиться их дети, внуки и правнуки.

Фото автора и предоставленные Александром Максименко

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ