Они готовы протянуть руку помощи. Как милиционеры помогали людям вернуться к нормальной жизни

Человек — человеку. Принято считать, что милиционеры лишь следят за порядком, занимаются профилактикой преступлений и задерживают злодеев. Но люди в погонах готовы протянуть руку помощи оказавшимся в сложной ситуации, поверить им и дать второй шанс. Подробнее об этом — в материале агентства «Минск-Новости».

Прием ведет Анастасия Гриневич

У 41-летней Карины трое детей. Старший учится в первом классе, а младшему нет еще и полугода. Несмотря на то что многие характеризуют ее как спокойную и жизнерадостную женщину, заботливую мать и хорошую хозяйку, биография у минчанки изрядно запятнана. Она судима за грабежи, кражи и даже разбой с применением оружия. В общей сложности в местах лишения свободы наша героиня провела около 7 лет.

Старших детей Карины неоднократно помещали в социально-педагогический центр с приютом. Когда женщина получила очередную судимость, опеку над ребятами оформили ее родители.

Однажды после совместного распития спиртных напитков со своим мужем Карина наведалась к соседям — спьяну супруги решили, что те должны им проспонсировать продолжение банкета. Случился конфликт, и она схватилась за нож. К счастью, в той истории обошлось без пострадавших.

Кроме того, Карина должна была возмещать расходы государству за содержание детей. Отбывая очередное наказание, не связанное с лишением свободы, понимала, что нужно держать себя в руках, ведь она рисковала снова оказаться в местах не столь отдаленных.

— Условия отбывания наказания женщина не нарушала, спиртное не употребляла, трудилась дворником, — рассказывает старший инспектор уголовно-исполнительной инспекции Центрального РУВД Анастасия Гриневич. — Однако, отбыв наказание, Карина связалась с дурной компанией и вновь стала вести разгульный образ жизни. За ней даже установили превентивный надзор.

Приезжая проверять подопечную по месту жительства, Анастасия Гриневич не раз видела ее пьяной. Капитан милиции понимала, что эту женщину еще можно образумить, ведь полтора года та вела весьма благопристойный образ жизни. Она стала чаще вызывать Карину к себе, подолгу с ней беседовала.

Как-то я увидела, что в УП «Зеленстрой» есть подходящая для Карины вакансия. Заработная плата предлагалась выше той, что она получала в ЖЭС. Женщина с радостью согласилась поменять работу и смогла быстрее рассчитаться с долгом перед государством, — продолжает собеседница. — А однажды Карина пришла ко мне в новом платье, с прической и маникюром. Сделала ей комплимент. Она даже растерялась и переспросила, правда ли я так считаю.

На протяжении нескольких лет Карина ездила в колонию на свидания к супругу. Он девять раз судим — за кражи, грабежи, разбой, мошенничество и злостное хулиганство. Как-то после очередной поездки она пришла к Анастасии Владимировне и сообщила, что беременна. Минчанка сомневалась, сможет ли содержать троих детей, но милиционер уговорила оставить ребенка. Через несколько дней после рождения малышки освободился из колонии ее папа.

Теперь Анастасия Гриневич не спускает глаз с мужа Карины, чтобы тот снова не оступился и не оказался за высоким забором. Пока у супругов все хорошо: мужчина исправно работает, а по вечерам вместе с женой и детьми выходит на прогулку. Хочется верить, что у этой семьи и дальше все будет хорошо.

Юрий Кулакевич вспоминает, как встречали с цветами Юлю из роддома

Похожая, но с иным финалом история случилась несколько лет назад.

Я работал в уголовно-исполнительной инспекции Партизанского РУВД, когда среди моих подучетных оказалась 25-летняя Юлия. Ее за разбитое на остановке стекло осудили на один год ограничения свободы без направления в исправительное учреждение, — вспоминает начальник уголовно-исполнительной инспекции Центрального РУВД Юрий Кулакевич. — Ни регистрации, ни паспорта, ни свидетельства о рождении у нее не имелось. Дома у девушки тоже не было: время от времени она ночевала в пункте приема стеклотары, где подрабатывала, а иногда за бутылку дешевого вина ютилась в каких-нибудь квартирах, пользующихся дурной репутацией.

Сама Юля родом из Могилевской области, выросла в Клецке. Из-за накопившихся долгов ее мать продала дом, выписав оттуда себя и дочку буквально на улицу. Зарегистрироваться планировали у родственников, но не успели… Их жилье сгорело вместе с хозяевами во время очередной пьянки. Мать и дочь перебрались в Минск, где Юля поступила в училище. Однако окончить его помешала внезапно вспыхнувшая любовь…

Сотрудники инспекции тогда определили ее в Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства. Через некоторое время она призналась, что ждет ребенка.

Хорошо помню ее слова: «Очень хочу оставить малыша. Помогите мне, пожалуйста!» Юля просила помощи, как мне казалось, искренне. Да и обратиться ей было больше не к кому, — продолжает Юрий Кулакевич. — Отец ребенка, узнав о беременности, бросил девушку. Мы понимали: в Доме ночного пребывания для женщины в положении условий нет, поэтому стали искать подходящие варианты.

Выходом стал социальный центр «Счастливый малыш», где будущей маме выделили отдельную комнату. Милиционеры помогли ей восстановить документы, ведь без них девушка не смогла бы даже зарегистрировать рождение своего малыша, не говоря уже о том, чтобы получить пособие.

Из роддома Юлю с цветами и подарками встречали люди в погонах. Позже работники центра отмечали, что она очень трепетно относится к сыну, глаз с него не спускает. Так как эта история получила широкую огласку в СМИ, откликнулись небезразличные горожане, которые помогали молодой маме финансами, одеждой, продуктами. Среди таких пожертвований были брендовые игрушки, дорогое детское питание и даже норковая шуба для Юли. Девушка в многочисленных интервью уверяла журналистов и читателей, что сделает все возможное, чтобы ее маленький Лешка был счастлив.

С той поры прошло около четырех лет. Как-то Юрий Александрович встретил Юлю. Та шла по улице с новым кавалером, матерым рецидивистом, который когда-то состоял у него на учете. Юля едва держалась на ногах, одежда вся в грязи. Она, конечно же, узнала офицера.

Когда Юрий Кулакевич спросил про маленького Лешку, женщина стушевалась и, опустив глаза, тихо сказала: «Он на гособеспечении». И тут же, шатаясь из стороны в сторону, посеменила прочь.

Одни ценят помощь: она их воодушевляет, и люди стараются сделать все, чтобы не вернуться в то болото, из которого удалось вынырнуть. Другие же, как Юля, со временем начинают воспринимать помощь как должное и снова опускаются на самое дно.

Фото автора и из архива Юрия Кулакевича

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ