Они выставляются в галереях по всему миру, но живут в деревне под Минском. Кто такие Бархатковы

Бытует мнение, что два художника в семье ужиться не смогут. Будут, мол, и самолюбование, и профессиональная ревность, и банальные бытовые споры о том, кому мыть посуду. Игорь и Елена Бархатковы своим прочным творческим союзом опровергают этот постулат, хотя и не отрицают, что их история — скорее исключение из правил. Возможно, потому, что они очень разные. Она — интроверт, он — общительный балагур. Жена — ранняя пташка, муж любит поспать подольше. Елена Николаевна пишет цветы, Игорь Антонович известен в первую очередь зимними пейзажами. Корреспондент агентства «Минск-Новости» узнала, как творческая семейная пара успевает ухаживать за животными, вести хозяйство и творить.

Неслучайные случайности

Отец Антон Бархатков — прославленный художник, старший брат Витольд, крестник Белыницкого-Бирули, — безусловный талант, так что Игорь в школе даже не помышлял продолжать династию. Воспитанием занималась мама. Софья Кузьминична имела дворянские корни, окончила отделение оперетты ГИТИСа. Поэтому сыновья с рождения были погружены в искусство — книги, спектакли, музыку.

В то время семья жила на окраине города, вокруг была рабочая молодежь, и Игорь, как все мальчишки, бредил футболом. А еще играл на гитаре в самодеятельном вокально-инструментальном ансамбле.

Но гены взяли свое: в 10-м классе вдруг проявился интерес к рисованию. На каникулах поехал к тетке на дачу в Подмосковье. Из подростков его возраста — только две ученицы знаменитой Московской средней художественной школы. Вот он и воспользовался именем отца: познакомились, стали вместе рисовать. В результате вернулся домой с пачкой работ.

Отец обрадовался, но нужно было учиться. А с этим оказались проблемы: в художественное училище после 10-го класса не брали, а чтобы поступить в институт, не хватало подготовки. Поэтому отец направил его в лучшую художественную студию в Минске, где преподавал Василий Сумарев. Из нее вышел цвет современной белорусской живописи: Роман Заслонов, Андрей Задорин, Дмитрий Суринович и многие другие.

Зима. Дорога в Хоружах. И. Бархатков. 2008 г

За потерянные годы пришлось расплачиваться: он был самым взрослым в группе, занимался вместе с пятиклассниками. Поначалу вазы выходили кривыми, и младшие дети посмеивались над ним. Но через полгода стал лучшим.

Как-то в студию заглянул знаменитый педагог Сергей Катков. А вечером позвонил Антону Стефановичу: ему понравились работы Игоря. Посоветовал позаниматься рисунком с Олегом Луцевичем, преподававшим в художественном училище, легендарным педагогом, одним из лучших в Советском Союзе.

У Луцевича Игорь Бархатков учился полгода. Потом были армия и поступление в институт. После занятий студенты шли в мастерскую Антона Бархаткова, где снова рисовали. Образовался круг общения — в основном ученики Луцевича. Приходил и сам Олег Викентьевич. Однажды он познакомил ребят со своими одаренными ученицами из художественного училища. Среди них была Елена — будущая жена Игоря Бархаткова.

Она воспитывалась в обычной слуцкой семье: мать — экономист, отец — водитель. Мама, правда, была натурой творческой и всячески поощряла стремления дочери. Привела в художественную школу. Возила во Львов в галерею искусств, в Петербург в Эрмитаж.

Но желания и усидчивости для того, чтобы стать художником, недостаточно. Елена поступила в Минское художественное училище. Учиться было непросто: дети «с именами» были на особом счету, в отношении остальных некоторые преподаватели в выражениях не стеснялись. К счастью, на третьем курсе она попала к Олегу Луцевичу, для которого не важны были фамилии, он ценил талант и трудолюбие. И девушка смогла проявить себя.

После училища Елену направили по распределению в Ивенец Воложинского района, а Игорь поступил в аспирантуру к Михаилу Савицкому. Но для юности нет преград, им часто случалось преодолевать расстояние около 70 километров между городами несколько раз за день.

Через год поженились. Сначала родился Антон, позже — Игорь.

Чувствовать себя дома

Где-то на середине пути между Минском и Ивенцом было очень красивое место: протекала маленькая речушка, над ней на небольшом холме — старинная деревянная церковь. Каждый раз, когда любимый пейзаж открывался взору, у молодых захватывало дух. Позже, когда дети подросли, Елена Николаевна уговорила мужа купить дом.

Выбирали его несколько лет. В некоторых даже пытались жить, но нигде не чувствовали себя по-настоящему уютно, пока не вспомнили о том самом красивом уголке между столицей и Ивенцом. И уже больше 25 лет они обитают именно здесь.

Поначалу чета художников бывала в деревне наездами. Хозяйство вел отец Елены. Но когда он умер, перебрались туда насовсем. А подросших сыновей оставили в Минске.

Дети у нас интересные. Старший, Антон, в годовалом возрасте совершенно самостоятельно мог развлекать себя, часами рассматривая книги. Сейчас он доцент, кандидат философских наук, преподает в БГУИР философию. Младший, Игорь, искусствовед, занимается галерейным бизнесом. Он единственный в нашей семье с практичным складом ума, — рассказывают родители. — Но они не художники, хотя и учились в профильной школе.

Дом-музей Я. Коласа. И. Бархатков

Еще в Минске у Бархатковых были три добермана с хорошей родословной, которые участвовали в выставках. В деревне появилась овчарка. Сейчас у супругов около сотни животных: пять арабских лошадей, собаки, коты, куры…

Большая часть этого беспокойного хозяйства держится на Елене Николаевне. Распорядок дня расписан буквально по минутам. Подъем в четыре утра: лошади хорошо чувствуют время и привыкают питаться по часам. Затем покос, уборка. Со всей техникой (трактором, мотоциклом, автомобилем) она управляется самостоятельно — Игорь Антонович не водитель. К девяти утра уже и животные ухожены, и первый сеанс рисования закончен. Елена Николаевна любит писать восходы. Супруг предпочитает закаты и в восемь утра не может обойтись без кофе.

Весь день творчество перемежается с заботами по хозяйству. Бархатковы предпочитают простую пищу: картошку, крупы, овощи… Хотя для гостей любят приготовить сложные блюда.

Лошадей нужно любить, как живопись

Лошади — увлечение Елены Николаевны. Еще в детстве она бесконечно их рисовала. А уже взрослой загорелась мечтой самой завести это животное.

Лена обычно ничего не просит. Но если вдруг просьба прозвучала, значит, это в самом деле для нее очень важно, — рассказывает Игорь Антонович. — Лошади — это особый момент. Их нужно любить до самоотречения, как живопись. Как-то Роман Заслонов, внук знаменитого партизана, сказал Елене: «Когда ты взяла первую лошадь, считай, ты порвала заграничный паспорт». И это правда. Она никуда выехать не может. Я разгильдяй, помочь с животными могу, но отвечать за них — нет.

Как-то в 2005 году Бархатковы оставили хозяйство на младшего сына, в то время восьмиклассника, а сами отправились на десять дней на выставку. Игорь справился с возложенными на него обязанностями. Но родители с тех пор предпочитают не перекладывать свои заботы на сыновей, поэтому больше никуда не выбирались.

Когда появилась Забава, первая лошадь, новоиспеченные коневоды понятия не имели, как за ней ухаживать. Главной проблемой было то, что она постоянно убегала. Елена прочитала: барьер выше полутора метров животное не преодолеет, вот и построили забор такой высоты. А Забава в первый же день, увидев вдалеке сельскую соплеменницу, с легкостью перемахнула через ограду.

Пейзаж с Забавой. Е. Бархаткова

Как потом оказалось, лошади не выносят одиночества, им нужна компания. Так появилась Чатаби. Эту лошадь отбирали по родословной, из чемпионов. Потом встал вопрос о «мальчике». Нашли фантастической красоты Фаделя от легендарных родителей. И в хозяйстве Бархатковых появились жеребята.

— Расставаться с ними нет никаких сил. Одного мы все же отдали в Москву, в хорошее хозяйство, нам присылают фотографии, но даже по ним понятно, что его кормят не совсем так, как положено. Нет у нас еще, к сожалению, соответствующей культуры содержания этих животных, — сетует Игорь Антонович.

Не нужен им берег голландский…

Бархатковы — мастера востребованные, в том числе за границей. 1990-е годы, как ни странно, дали толчок развитию живописи в стране. До этого отечественные художники варились в собственном соку. Не понимали, как работают галереи, как продавать картины, не знали основных тенденций современной западной живописи. Последнее, кстати, во многом и помогло. Благодаря длительной изоляции творчество белорусских художников за границей стало глотком свежего воздуха.

Как представители реализма, Бархатковы особенно полюбились в Нидерландах, где после Второй мировой войны практически все живописцы переключились на авангард и другие современные направления. Два года голландцы платили им за то, чтобы они выставлялись только у них в стране. Но дольше Игорь и Елена не выдержали, вернулись в Беларусь.

Сколько бы ни жил за границей, все равно чувствуешь себя чужим. Наши художники, которые переехали на Запад, общаются в основном в эмигрантских кругах, рассказывают истории о Беларуси, вспоминают советских мастеров. А пейзажистам там вообще делать нечего, так как лучше всего чувствуешь природу своего родного края, — уверены Бархатковы.

Дом художника Федосова. И. Бархатков. 1990 г.

За рубежом, как ни странно, для них самой большой проблемой стало… отсутствие натуры. Елена Николаевна пишет цветы, натюрморты, Игорь Антонович — мастер пейзажа. Там вся земля — частная собственность, чтобы стать где-нибудь с мольбертом, нужно разрешение владельца. Елене Николаевне букеты приходилось покупать. У нас же натура на каждом шагу — достаточно выйти за забор.

Они по-прежнему выставляются в галереях по всему миру, особенно востребованы работы Елены Николаевны, у которой из всех белорусских художников самый высокий рейтинг в мире. Но жить и работать Бархатковы предпочитают на родине:

Не любим, когда белорусы ругают свою страну. Конечно, за границей есть много хорошего. Например, галереи занимаются продвижением художников, составляют каталоги, делают публикации в прессе, организуют выставки. У нас, увы, все это вынуждены делать сами. Но Беларуси тоже есть чем гордиться. И наша цель — чтобы предметов для гордости становилось больше, чтобы на родине было все самое лучшее: кони, картины и художники.

В 2010 году Игорь Бархатков был удостоен специальной премии Президента Республики Беларусь.

Фото из архива семьи Бархатковых

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ