ОРУЖИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ. Наша «пешка»

Агентство «Минск-Новости» продолжает проект «Оружие освобождения» рассказом о легендарном пикирующем бомбардировщике Пе-2, по фронтовому — «пешке», наводившем ужас даже на вражеских зенитчиков. Опираясь на воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны, мы расскажем об оружии и о технике, с которыми летом 1944 года на белорусские земли пришли советские войска.

«Пешки» воевали с первого дня военных действий. Серийный выпуск самолета начался в конце 1940 года. Правда, показать себя во всей красе Пе-2 смог только во время освобождения Беларуси.

— Самолет довольно сложный в управлении, — говорил летчик-разведчик Петр Проценко. Особенно при взлете и посадке. Ошибок в пилотировании машина не прощала. Часто «козлила» и «капотировала». Такова была конструкция «пешки», так что многие пилоты скакали по аэродрому во время посадки и резко утыкались носом в землю. Много было аварий во время приземления.

Зато в воздухе «пешки» были необычайно легки в управлении. При условии, что пилот сумел правильно разогнаться. Самолет любил скорость и только тогда хорошо слушался руля. При малой скорости он мог свалиться в штопор. Самолет изначально разрабатывался как скоростной бомбардировщик, несущий небольшую бомбовую нагрузку.

Экипаж состоял из трех человек: летчик, штурман и стрелок-радист. Два мотора, двухкилевой хвост. Я в авиационном училище освоил У-2, Р-5, СБ и «пешку». Потом был направлен в разведшколу. Там до лета 1944 года учился проводить фотосъемку. В Пе-2 в бомболюке стоял фотоаппарат, сбоку еще один — панорамный. Обычно делал один вылет в день. Утром разведчики получали задание от командования. Штурман изучал район цели и прокладывал оптимальный курс. Всегда вели фотосъемку разных объектов: фиксировали передвижение войск неприятеля, его артбатарей, переправ и аэродромов. Иногда летали самостоятельно, иногда с истребительным прикрытием. В зависимости от дальности целей, их важности. Группа прикрытия могла привлечь ненужное внимание, когда важна была скрытность. Когда же надо было доставить срочные фотоснимки, то могли один самолет-разведчик встречать целым полком, а это могло быть и 60 истребителей, чтобы привезти на аэродром в целости и сохранности. Правда, с 1944 года в небе немецких истребителей уже было мало. Да и уйти от них на скоростной «пешке» было просто. Главную опасность представляли зенитки. Разведчик должен идти на определенной высоте и с постоянной скоростью, чтобы фотографии получились четкими. Это знали враги и могли взять нужное упреждение. На высоте по нам били 88-миллиметровые орудия «Флак». Их снаряды взрывались в небе черными облачками. Если разрывы были позади или выше самолета, то не страшно. Осколки от них летели вверх. Страшно, если они рвались впереди снизу. Тогда обязательно нужно маневрировать, иначе собьют.

После Великой Отечественной войны довелось попасть в Маньчжурию. Там летать было проще-простого. У японцев практически не было истребителей и зенитного прикрытия. Летай себе в волю и снимай нужные объекты с какого хочешь ракурса.

Первоначально Пе-2 использовался как обычный бомбардировщик. Тройки обрушивали свой смертоносный груз с горизонтального полета. Точность и эффективность такого удара были довольно низкими. Летящие строем «пешки» были хорошей мишенью для зениток. Ведь нашим пилотам приходилось держать плотный строй, который не позволял равномерно отбиваться от вражеских истребителей. Они постоянно атаковали тех, кто был с краю формации и меньше защищен. Били в места разрыва строя. Советские бомбардировщики несли существенные потери в первой половине войны. Все изменилось после Курской битвы, когда пилоты вспомнили, что летают не на простом, а на пикирующем бомбардировщике. Новая ипостась «пешки» стала для немцев тяжелым ударом.

— В феврале 1944 года я попал на фронт, — рассказывал пилот Иван Михайлович Ужицин. На пилота Пе-2 пришлось изрядно поучиться. Почти четыре года тренировок и зубрежки, но это того стоило. В 1944 году, как раз во время операции Багратион, «пешки» были полноценными пикирующими бомбардировщиками. Мы освоили «вертушку». Старики рассказывали, что до Днепра бомбили только с горизонтального полета. Летали по старинке тройками. Это не гибкая формация. Вот и результаты были так себе. Потом в полки стали прибывать пилоты, которые освоили новый способ ведения боя — атаку с пикирования и круга.

Новшество заключалось вот в чем. Раньше все тройки сбрасывали бомбы разом по ведущему звену и возвращались на аэродром базирования. Теперь же на подходе к цели все «пешки» перестраивались в линию. Ведущий с левого разворота пикировал на цель. Следом за ним с пике уходил второй самолет, потом третий, четвертый и т. д. Время и расстояние между машинами было рассчитано так, что когда ведущий сбрасывает бомбу и выходит из атаки, то второй уже в середине пикирования, а третий только входит в пике. Когда же ведущий возвращается на рабочую высоту, то пристраивается в хвост крайней «пешке», только идущей в атаку. Как бы замыкает боевой круг. Все, «вертушка» готова. Против нее ни один вражеский истребитель на попрет. Каждый прикрывает впередиидущего. Верхняя полусфера под охраной бортстрелков. Ну а зенитки для такой карусели уже были мишенью. «Вертушка» очень гибкая. Каждый из ее участников координирует свои действия, бьет по выбранной единичной цели. Например, ударили по артбатарее, разбили все орудия с первого захода. Ведущий тут же перенаправляет «вертушку» на другую близкую цель. Кружится такая карусель над полем боя, каждая «пешка» сбрасывает по одной бомбе. Получается, что за один заход на цель ложится до 20 бомб, и каждая прицельно, а не по воле случая. Таким образом можно было сделать четыре полных бомбовых захода и потом еще один-два контрольных, постреляв из курсовых пулеметов. Обычно кружили мы над полем боя минут 15–20. Этого было достаточно, чтобы разнести цель в пух и прах.

Если цель хорошо защищена или нужна внезапность, работали с отвесного пикирования девятками. Сбрасывали бомбы разом или в два приема и уходили из-под зенитного огня. Тут уже не до точечного бомбометания. Так работали по вражеским колоннам или местам сосредоточения войск противника. В таких случаях нужно нанести максимальный разовый урон по площади. Вставшую колонну потом добьют Илы или другие полки «пешек». «Вертушка» была нужна при налете на небольшие цели: переправы, укрепрайоны и артбатареи. Когда важно отбомбиться точно в цель, уничтожить стопроцентно. Из 40 бомб в таком случае с десяток лягут в нужном месте, а с пологого пикирования ни одна может не попасть.

Пе-2 — фронтовик, внесший неоценимый вклад в Победу. Настоящая легенда Второй мировой войны. Он был создан накануне немецкого наступления на СССР, а его производство свернули вскоре после капитуляции Японии. Он сыграл свою роль в войне и его заменили более перспективным Ту-2. «Пешка» был самым массовым пикирующим бомбардировщиком в СССР. Правда, он не так популярен и раскручен в массовой культуре, как штурмовики Ил-2 или истребители Ла-7 и Як-3. Возможно, дело в трудностях с его пилотированием. Например, французы смогли освоить советские истребители Як, и полк «Нормандия-Неман» сражался с немцами в 1943-1945 годах. Но Пе-2 оказались французским пилотам не по зубам. Планировалось, что полк пикировщиков «Лангедок» с 1944 года составит истребителям компанию. Но половине летного состава так и не удалось научиться летать на «пешке» до самого конца войны.

Фото waralbum.ru

ТОП-3 О МИНСКЕ