ОРУЖИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ. Небесная кара

Агентство «Минск-Новости» продолжает проект «Оружие освобождения» рассказом о легендарном штурмовике Ил-2. Опираясь на воспоминания ветеранов Великой Отечественной, расскажем об оружии и о технике, с которыми летом 1944 года на белорусские земли пришли советские войска.

Ранним утром 22 июня 1944 года советские войска начали разведку боем. На многих участках фронта им удалось прорвать вражескую оборону и развить наступление. Основной удар всех сил и начало операции «Багратион» планировались на следующий день. Поддержать советские войска вылетели штурмовики.

— Это действительно самолет-легенда, — рассказывает летчик Василий Брехов. На нем сражались с немцами всю войну. Правда, нельзя сравнивать Ил-2 из 1941 года и Ил-2 из 1944-го. Это, фактически, две разные машины. Первые штурмовики были одноместными. Изначально конструктор Ильюшин разрабатывал двухместный самолет, но по определенным обстоятельствам вынужден был убрать заднего стрелка. А без него первые Илы были хоть и тяжелой, но доступной вражеским истребителям целью. Они могли сесть на хвост и прицельно бить по незащищенным частям машины. Об этом часто рассказывали «старики». Я попал на фронт как раз накануне освобождения Белоруссии. Летал на новом Иле с бортстрелком. Многие недочеты, выявленные в первых сериях этой машины, к тому времени были устранены.

Наши штурмовики были настоящей карой с небес. В 1944-м мы могли не опасаться вражеских «мессеров», на равных вступали с ними в бой. Редко какой опытный немец, в отличие от свежего пополнения, отваживался напасть на нас, если мы вставали в оборонительный круг. Каждый штурмовик прикрывал другого и не давал истребителям противника зайти в хвост. Работали на небольшой высоте, поэтому снизу к нам было не подобраться. Сверху тоже тяжело — бортстрелки не дремлют. Так что у многих штурмовиков на счету были сбитые вражеские самолеты. Не упускали и возможности «погонять» немецкие «Штуки», да только это была настоящая редкость.

Больше работали по земле. Первые вылеты были «учебные». Нас водили на легкие цели неподалеку от аэродромов. Давали привыкнуть к машине, понять, как вести штурмовку. С августа 1944 года начал, как говорится, работать на полную катушку. Мой 949-й штурмовой авиаполк тогда воевал в Литве. Главным нашим противником была зенитная артиллерия, которой у немцев имелось предостаточно. 6 августа, на второй день моей летной фронтовой службы, мы четверкой отправились на штурмовку. На подлете к цели заградительный огонь открыла вражеская батарея, спрятанная в лесу. Атаковать в такой ситуации невозможно — собьют. Нужно перестраиваться, пробовать заход с другой стороны. Я краем глаза увидел вспышки на земле и развернул свою машину на них. Точно, вот эта батарея лупит. Ударил по ним из пушек и пулеметов — замолчала. Так расчистил путь своим товарищам, и вместе мы выполнили задание. После возвращения меня одновременно хвалили за инициативу и ругали за то, что оставил строй.

Что можно сказать о вооружении. Больше всего пилоты любили пушки ВЯ-23 и пулеметы. Это были основные средства борьбы с небронированными целями. Пушки не пробивали танки, снаряды чаще всего рикошетили. Зато разрывали в клочья машины, броневики, орудия. Бомбы были хороши против укреплений, а неуправляемые ракеты РС универсальны. Если удачно зайти, то можно ракетами уничтожить танк. Чаще всего в первом заходе с помощью РС делали залп по скоплению врага, после чего в ход шли бомбы. Затем становились в круг и добивали из пушек. Если работали по укрепленным позициям, то РС берегли и пускали по одной-две ракете на ДОТ. Это если нет сильного зенитного прикрытия. Если же работают немецкие зенитки, то старались с одного захода нанести максимальный урон противнику и выйти из зоны обстрела. Зачем рисковать, если проще слетать потом еще разок и повторно поработать.

С первых дней войны бронированные штурмовики получили высокую оценку пилотов. Пули и снаряды рикошетили от корпуса. Ил-2 славился своей живучестью. Порой возвращался с сотнями пробоин.

— С появлением бортстрелка стало намного легче противостоять истребителям противника, — отмечает авиатехник Сергей Тиванов. Немцы в начале войны часто пристраивались в хвост беззащитному штурмовику и, как в тире, расстреливали из пулеметов. Один отстрелялся — заходит второй и лупит. Потом запишут себе по сбитому штурмовику. А наш изрешеченный Ил вернется на аэродром. С бортстрелком они такое провернуть уже не могли, приходилось воевать всерьез.

В обслуживании самолет был прост. Небольшие пробоины латал за пару минут. Запчастей хватало, всегда были под рукой самолеты-доноры, поврежденные, но дотянувшие до аэродрома. Редко какой штурмовик через месяц летал со всем заводским. Особенно доставалось радиаторам, крыльям и хвостовому оперению. Списывали Илы постоянно, но и пополнялся парк исправно. Бывало, в часть прилетает молодое пополнение на новеньких машинах. Их тут же реквизируют «старики», а молодежь отправляют обратно на завод. Промышленность справлялась.

Да и мы не лыком шиты. Когда надо, восстанавливали даже то, что, казалось, уже не взлетит. Например, в разгар Курской битвы каждый штурмовик был на вес золота. 11 июля 1943 года пилот посадил один наш Ил-2 на брюхо прямо на минное поле. Я сразу туда. Позвал солдат-пехотинцев из расположенной поблизости части и вместе с ними поставили самолет на шасси. Прямо там вырезали нужные детали из всего, что было под руками. Расчистили проход, и я эвакуировал машину на аэродром. Через день она вновь громила врага. Другой случай был в ноябре 1943 года, когда шли бои за Гомель. Сел наш Ил еле живой. Попался в прицел зенитки и получил несколько снарядов в левый бок. В крыле зияли сквозные дыры, были перебиты руль поворота и стабилизатор. Взял нужные детали от уже отлетавших свое штурмовиков и за два дня вернул машину в строй.

Ил-2 были рабочими лошадками. Постоянно в гуще сражения. Машины теряли чуть ли не ежедневно, но главное — реже гибли экипажи. Бронекорпус спасал не только от вражеских пуль и осколков, благодаря ему Илы хорошо садились на брюхо и тем самым спасали людей. Поэтому раньше времени мы экипажи не хоронили, а ждали до последнего. Часто они возвращались через неделю-две. Бывало, что и через месяц, если падали за линией фронта. В таком случае многие даже успевали немного попартизанить в подобравших их отрядах.

О том, насколько важным для фронта был Ил-2, говорит тот факт, что он стал самым массовым в истории авиации самолетом. Всего за время войны было выпущено более 36 тыс. таких штурмовиков. Какой урон они нанесли гитлеровцам, посчитать невозможно.

— В конце июня 1944 года мы вышли к Березине около Бобруйска, — говорит фельдшер Петр Гринчук. — Мост был взорван. Тут к нам приехало начальство во главе с генерал-лейтенантом Горбатовым. Он посмотрел на реку и отдал приказ о ее немедленном форсировании.

Стали готовиться к худшему, ведь атаковать нужно было при свете солнца! Но куда деваться, приказ есть приказ. Спустили плоты и лодки на воду. Немцы стали отстреливаться, правда, слабо. А после массированного залпа «катюш» и вовсе замолчали. Переправились через Березину и поднялись на берег. А там километры траншей в полный рост, пулеметные и артиллерийские гнезда, доты, блиндажи в три-пять накатов, колючая проволока… Да только немцев там не было.

Я тогда как врач пошел с разведвзводом вдоль реки. Прошли несколько километров и наткнулись на немцев: танки, машины, артиллерия и несколько тысяч немецких солдат. Правда, на том берегу, с которого мы уже переправились. Оказалось, что немцы только шли занимать те оборонительные укрепления. По плану должны были сделать это к вечеру.

Мы тут же сообщили о них командованию и остались наблюдать. Минут через 30, когда немцы только-только начали переправляться через реку, прилетела восьмерка наших штурмовиков. С первого захода дружно врезали ракетами по колонне на берегу. Потом разделились: одни стали бомбить переправу, другие — обстреливать уцелевшую технику. Машины, танки, пушки — все превратилось в течение минуты в металлическое месиво. От грозной силы не осталось и следа. Минут 10 понадобилось восьмерке Илов, чтобы уничтожить противника. Переправу снесли, и немцы остались отрезанными от нашего берега. Разбежались солдаты кто куда, даже не сопротивлялись, без боя потом сдались нашей подоспевшей пехоте.

Фото с сайта waralbum.ru

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ