ОРУЖИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ. Ружье на «Штуку»

Проект «Оружие освобождения» продолжается историей о легендарном зенитном пулемете ДШК, с легкостью расправлявшемся как с бронетранспортерами, так и с пикирующими штурмовиками Ю-87 «Штука». Опираясь на воспоминания ветеранов Великой Отечественной, корреспондент агентства «Минск-Новости» рассказывает об оружии и технике, с которыми летом 1944 года на белорусские земли пришли советские войска.

До 1930-х годов в Красной армии на вооружении не было крупнокалиберных пулеметов. Их заменяли зарекомендовавшие себя с лучшей стороны старички «Максимы». Но авиа- и танкостроение шли вперед семимильными шагами. Командование осознавало, что скоро мощи «Максима» уже не хватит для борьбы с самолетами и бронемашинами. Нужно было новое оружие —крупнокалиберный пулемет. Задачу по его созданию поручили оружейникам Ковровского завода. Даже рекомендовали использовать имеющиеся наработки ДП (Дегтярев Пехотный), но под патрон большего калибра.

Первые образцы поступили на испытания в 1932 году. Но лишь спустя 7 лет Комитет обороны принял на вооружение «12,7-миллиметровый станковый пулемет обр. 1938 года ДШК (Дегтярева-Шпагина крупнокалиберный)», который был установлен на универсальный станок Колесникова.

Оружейникам пришлось решать множество проблем, вызванных использованием мощного патрона в 12,7 мм. Лишь объединенные усилия двух известных советских конструкторов позволили справиться с этой задачей. Да и то не полностью. ДШК не подошел для установки на самолеты, и нужно было разрабатывать специальный крупнокалиберный авиационный пулемет. К началу Великой Отечественной войны в войска поступили всего 800 ДШК.

— Когда началась война, мне было 16 лет, говорит ветеран Павел Бирюков. — Конечно, побежал записываться добровольцем, но в военкомате дали от ворот поворот. Так что призвали только в 1943-м. Попал под Москву, где окончил школу младших командиров. После назначен командиром зенитно-пулеметного расчета 1981-го зенитно-артиллерийского полка 66-й дивизии 3-го Белорусского фронта. Всю войну воевал на ДШК.

Это был удивительный пулемет. Мало кто из молодежи может представить, что он чем-то похож на раскрученный в американских боевиках пулемет с крутящимся стволом. Как эффектно в кино из него поливают свинцом машины! В ДШК тоже был барабан. Патроны подавались лентой и вначале попадали в скрытый внутри барабанный приемник, а оттуда в ствольную коробку. Мы это знали назубок, ведь в барабане всегда было на 4 патрона больше, чем в ленте. Стрелку и заряжающему нельзя было об этом забывать. Так что жали на гашетку, как говориться, до щелчка.

Это был мощный пулемет. Откидной рамочный прицел использовался для ведения огня по наземным целям, а зенитный по воздушным. Помню, как под Оршей нашему полку поставили задачу прочесать лесок. Там, по донесениям разведки, засели немецкие снайперы. Мы и прочесали: выкатили пулеметы и ударили по верхушкам. Зрелище незабываемое, когда срезает деревья как косой. После такой обработки снайперы исчезли. Не знаю, убили мы их или лишили укрытий среди ветвей деревьев. Нужно было спешить к Минску.

ДШК был нашим помощником при форсировании крупных рек, говорил ветеран-пехотинец Дмитрий Максимович Воробьев, служивший в бригаде прорыва резерва ставки Верховного Главнокомандующего. — Только он мог бить с нашего берега по вражескому на пару километров и при этом поражать немецкие опорные точки. Зная, что нас поддержат огнем из ДШК, куда легче было форсировать реки.

Еще в 1941 году этот пулемет заслужил славу уничтожителя авиации. Например, в августе под Ленинградом Второй зенитный пулеметный батальон уничтожил 33 самолета противника. Поэтому в штат зенитно-артиллерийского полка армии ввели дополнительно роту ДШК — 8 пулеметов. В феврале 43-го их количество увеличили до 16.

— Наш 1981-й зенитно-артиллерийский полк был укомплектован 37-миллиметровыми зенитными орудиями, — продолжает Павел Бирюков. — Нашей задачей была борьба с низколетящими самолетами противника. В основном это штурмовики «Штуки», истребители «Фокке-Вульф 190» и «Мессеры», приспособленные под штурмовики. Последние быстро сбрасывали бомбы и улепётывали, получив отпор. Если же противодействия наших зениток не было, то тогда они возвращались и обстреливали войска из своих пушек и пулеметов.

Поэтому ДШК мы использовали как первую линию обороны. Пулемет был установлен на универсальный станок. Это значит, что его могли возить на прицепе как пушку, а при необходимости разложить как треногу. Когда нужно было занять позиции, то ДШК ставили на треноге прямо в кузове автомобиля. И мы так прикрывали их от возможного авианалета. Потом менялись местами и готовили свои позиции. Когда полк окопался, то роту могли использовать как поддержку пехоты. Например, так было в конце июля 1944 года во время боев за плацдарм на Нёмане на границе БССР и Литовской ССР. Тогда немцы контратаковали при поддержке авиации. Видя, что нашим пехотинцам приходится туго, выкатили ДШК и прямой наводкой влупили по шеренгам наступающих немцев. Тогда подавил две огневые точки и поджег машину. За это мне дали медаль «За боевые заслуги».

В годы ВОВ 12,7-миллиметровый станковый пулемет обр. 1938 года ДШК (Дегтярева-Шпагина крупнокалиберный) снискал любовь и уважение в войсках. Его применяли на земле и на море. Им защищали корабли, поезда, даже бронетехнику. С 1944 года ДШК стали устанавливать на тяжелые танки ИС-2, а затем и самоходки ИСУ. Это танковое зенитное оружие отлично проявило себя в городских боях. Неудивительно, что ДШК до сих пор остается на вооружении многих стран мира.

Лишь небеса не покорились ему.

Фото waralbum.ru

ТОП-3 О МИНСКЕ