ОРУЖИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ. Заокеанский генерал

Агентство «Минск-Новости» продолжает проект «Оружие освобождения» рассказом о танке «Эмча», поставляемом в Советский Союз по ленд-лизу. Опираясь на воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны, мы расскажем об оружии и технике, с которыми летом 1944 года на белорусские земли пришли наши войска.

3 июля 1944 года по улицам освобожденной столицы проехали доселе невиданные минчанами боевые машины. Горожане привыкли к немецким танкам, даже знаменитые «Тигры» и «Пантеры» они часто видели в Минске. Сюда их привозили на ремонт и восстановление. Советские танки и самоходки узнавали с одного взгляда. Но вслед за ними по главной улице к Дому правительства на площадь Ленина выползли союзники. Они были гораздо выше любого другого танка. Даже встав на цыпочки многим минчанам было трудно достать рукой до верхней брони корпуса и положить на нее букет. Женщинам же это было и вовсе не под силу. О том, чтобы вручить цветы командиру, и речи не шло.

Это были американские «Шерманы» (название танк получил в честь американского генерала времен Гражданской войны Уильяма Шермана. — Прим. авт.) 5-й гвардейской танковой армии. Она была наиболее крупным ударным соединением, оснащенным заметным числом западной техники: 64 «Шермана», 38 танков «Валентайн» и 21 самоходка М10 «Росомаха».

Американские «Шерманы» получили в советской армии прозвище «эмча», — рассказывал техник разведроты ветеран Василий Дорошенко. — От его полного названия М4 Sherman. В СССР по ленд-лизу поставлялась его дизельная модификация М4А2. С нашим бензином заокеанские двигатели не хотели дружить. Зато дизель кушали превосходно.

Сам танк вызывал у солдат двоякие чувства. Те, кто воевал на наших Т-34, посмеивались над «Шерманами». «Вам только на парад ездить, а не в бой», — говорили они, считая, что эти боевые машины созданы для несения службы в мирное время, а не для боя. Частично они были правы. Из-за высокого и узкого силуэта у «Шермана» был смещен центр тяжести и машина часто опрокидывалась на бок. Произойти это могло на любой местности. Иногда хватало неудачно наехать в городе на высокий бордюр — и танк оказывался на боку. Что говорить о резких маневрах на косогорах или на перепаханном снарядами поле? Не любили «Эмчи» резкости в управлении. В горячке боя, когда дорогá каждая секунда, этим часто пренебрегали, и танк опрокидывался или останавливался после слёта гусеницы.

Другой проблемой была ходовая часть. В проходимости он значительно уступал широкогусеничному Т-34. Часто увязал в грязи. Первые «Шерманы» поступали без грунтозацепов.

На этом его явные минусы заканчиваются. Американцы делали их на заводах Детройта с полным соблюдением производственного цикла. Всё по технологии, без аврала. Все детали подогнаны одна к одной, а в советской технике такого отродясь не было. Внутри всё выкрашено, обшито кожзамом. Служить в «Шермане» было комфортно.

Американские танки прибыли в СССР в 1942 году, а пик поставок пришелся на 1944 год. Наибольшее количество «Шерманов» в войсках оказалось как раз накануне операции «Багратион». Так что эта машина по праву считается «оружием освобождения». М4А2 мало чем отличался от Т-34 в боевой мощи. Первые «Эмчи» были вооружены пушкой 75 мм, а затем, уже после освобождения Беларуси, поступали с пушкой 76,2 мм. Это соответствовало огневой мощи орудий Т-34-76 и Т-34-85.

Противостоять немецким «кошкам» на равных «Эмчи» не могли, да и не было в этом нужды. Во время боев на белорусской земле и в Европе основными их противниками были противотанковые орудия, зенитки и самоходки.

Пехотинцы-десантники практически всегда сопровождали наши танки, — продолжает Василий Дорошенко. — Они же несли вахту по охране машин. Дело в том, что «разували» американцев в момент. Если танк оставался без присмотра хоть на час, экипажу точно не видать кожзама на сиденьях, радиостанции и других полезных мелочей. Наверное, в каждом полку, где были М4А2, рассказывали подобную историю.

Простые солдаты-пехотинцы высоко ценили американский дерматин и шили из него даже сапоги. Любой подбитый танк на своем пути они тщательно исследовали и забирали всё что могли. Пехота знала, что всегда есть шанс найти в М4 что-то уцелевшее, даже если это подбитая и горевшая машина. Дело в том, что дизельные «американцы» редко выгорали полностью. Двигатель был отделен от сиденья специальным металлическим экраном, танк оснащен огнетушителем. Поэтому, даже если экипаж покидал горящую машину, огонь редко проникал внутрь. Вот и оставались в сгоревшей «Эмче» целыми обшивка и приборы. Второе — очень редко детонировал боезапас. Только прямое попадание в боеукладку вызывало взрыв снарядов.

Проблемой была ремонтопригодность этих танков в полевых условиях. За это наши техники не любили «Эмчи». В полку всегда был представитель американской фирмы-производителя, который не давал им работать. Если что-то, например коробка передач, выходила из строя, то ее не ремонтировали. Сразу снимали весь узел и устанавливали запасной. Представитель фирмы не разрешал техникам найти причину поломки и устранить ее самостоятельно. Поэтому часто танки простаивали, пока в часть везли новые узлы и агрегаты. Вот и злились ремонтники. За эти пару дней они могли десять раз разобрать-собрать эту злополучную коробку передач и починить. На худой конец использовать детали с других не подлежащих ремонту танков. Да только не положено — и всё тут! Американцы скрупулёзно фиксировали все поломки. Собирали статистику и отправляли на завод. Там все выявленные недочеты и слабости оперативно устраняли. Поэтому с конвейера постоянно сходили все более и более совершенные танки. Так что к концу войны половина рассказов об их несовершенстве и хрупкости были уже не актуальны. Между прочим, следует учитывать, что М4 — самый массовый американский танк, уступающий в количестве только Т-34.

Американские «Шерманы» внесли весомый вклад в освобождение Беларуси и Победу. На «Эмче» воевал Герой Советского Союза Дмитрий Лоза. После войны он написал книгу «Танкист на «иномарке», в которой изложил все особенности службы не только на этом танке, но и на других ленд-лизовских бронемашинах. М4А2 были на голову выше таких западных танков, как «Матильды», «Валентайны», «Черчилли». Капризность и недостатки последних чаще всего автоматически приписывались и «Шерманам». Нельзя сравнивать этого «американца» с Т-34-85 и ИС-2, немецкими «пантерами». Это была рабочая лошадка со своими плюсами и минусами, прекрасно справлявшаяся с поставленными перед ней задачами.

Фото waralbum.ru

ТОП-3 О МИНСКЕ