От аплодисментов до обморока: белорусский факир уже 28 лет поражает зрителей своим мастерством

Николай Шахлевич – желанный гость на любых увеселительных и зрелищных мероприятиях.

Единственный, как он себя называет, профессиональный йог и факир в стране занимается экстремальным ремеслом уже 28 лет.

– Николай, откуда истоки столь чужеродного и даже чудаковатого увлечения, ставшего для тебя главным смыслом жизни?

– Еще в детстве обнаружил у себя низкий порог чувствительности. Проколол гвоздем ногу на стройке – а ощущаю, словно укус комара. К тому же нравилось всех удивлять. Стал себя тренировать, начал с зимней закалки в родной деревне Вишневка Слуцкого района. Все в телогрейках и ватниках, а Шахлевич в шортах. В армии совершал 10-километровые пробежки в пургу и метель. На службе впервые попробовал проколоть себе щеку иголкой. Настроился, получилось. И пошло-поехало. А еще раньше, когда в 1969 г. учился в солигорском ПТУ горняков, практиковал моржевание. Подходил к рыбакам, просил поднять удочки и нырял в прорубь. А затем катался на животе по льду, как тюлень. Один раз отморозил – раздуло, как у беременной. В парке практиковал зимние пробежки. Однажды так увлекся, что не заметил, как отмахал от Солигорска километров 15, до Старобина. Темнело, мороз усилился до 10–15 градусов, просил в деревнях сельчан пустить в избу отогреться. Все пугались, закрывали двери, пришлось возвращаться по тому же маршруту. Тогда отморозил себе руки. Больше меня на подобные подвиги-истязания не тянуло.

– Но они продолжились, и не всегда успешно, уже на профессиональном уровне, на новогодних мероприятиях в том числе.

– В одном из ресторанов Минска, когда прокалывал себе бровь, спица согнулась. Ни вперед, ни назад не выходит, лишь натягивает кожу. Попросил мужчин с ближнего столика сделать надрез. Отказались, пришлось самому наощупь проводить эту операцию. В другой раз в казино глубоко разрубили грудь мечом. Потерял много крови. Не рассчитал подготовку к трюку, тело уже было мокрым, да и зритель, бивший кувалдой по острому как лезвие мечу, оказался богатырской силы. В общем, пришлось самому себя подлатывать иголкой и ниткой в комнате охранника. На одном из новогодних корпоративов Белорусского телевидения попросили продемонстрировать свои способности. Снял несколько елочных игрушек и съел их, одни хвостики остались. Помню, еще на заре популярной спортивной передачи «Силач» проткнул себе горло спицей. Тут же позвонили слабонервные старушки и попросили «убрать этого ненормального из эфира»…

– Теперь не самые лучшие экономические времена. Наверное, трудности не обошли стороной и профессию артиста оригинального жанра?

– Заработки уменьшились в 3-4 раза. Приходится выкручиваться. Минувшим летом на празднике нефтяников предложил поспорить на деньги, что отожмусь на одной руке за минуту 50 раз. Никто не согласился. Когда поднял ставку до 75 отжиманий, отреагировал один смельчак. Уложился в 54 секунды, хотя это упражнение уже не делал года три. Заработал 75 долларов. Мое личное достижение – 117 отжиманий. Но особенно нравится мне отзываться на приглашения байкеров. Людей сильных духом и вполне состоятельных.

– Супруга Юлия, бывшая одно время твоим ассистентом, наверное, давно смирилась с экстремальным ремеслом мужа?

– Воспринимает равнодушно, знает, что я профи. К тому же самолично не раз подвергала меня опасности. Когда выступали вместе, бросала в меня ножи, разбивала бутылки о голову, рубила картошку и капусту на груди. Как-то сказала: «Самолет разобьется, все погибнут, только ты один выживешь!» А вот сыновья 22-летний Леша и 12-летний Паша еще не привыкли к папиной профессии. Приучаю их как могу. Когда журналисты приходят на беседу, кладу на голову старшему либо младшему яблоко и стреляю из духового ружья металлическими 4-сантиметровыми иглами. Пресса в шоке: «А вы не боитесь промаха?!» Отшучиваюсь: «А у меня еще один сын есть!»

– Есть ли в твоих планах новые номера?

– В свое время в поисках новизны объездил полмира. Побывал во Вьетнаме, Сирии, Сингапуре, Тунисе, на Филиппинах… Общался, перенимал опыт известных факиров и мастеров йоги. Конечно, и теперь в моей программе могли бы появиться новые трюки, но не всегда они осуществимы. По разным причинам. Из-за дефицита финансов, нехватки реквизита или нерешительности зрителей. Сколько уже раз предлагал им прибить мои руки и ноги к столбу или кресту. Заказал специально для этого 20-сантиметровые гвозди. Желающих так и не нашлось. Можно повторить что-либо из программ Гудини или Копперфильда. Но, во-первых, они также требуют солидных финансовых вложений, а во-вторых, это чистой воды обман, фокусы, которые уже развенчало телевидение.

– Удивил ли тебя своими номерами кто-либо из зарубежных коллег по ремеслу?

– Очень впечатлил один узбек, выступивший на телевидении Украины. Меня тоже, к слову, приглашали на эту передачу. Отказался, потому что дорога и гостиница были за свой счет. Наш известный силач Кирилл Шимко не только двигает непомерно тяжелые грузы, но и сгибает в трубочку сковородку. Так вот, узбекский йог весом всего-то килограммов под 70 делал то же самое с тремя сковородками одновременно! Затем вогнал рукой в них большой гвоздь и вытащил его зубами. А потом опять же зубами оторвал кусок жести от ведра. А завершилось шоу узбека тем, что зритель сломал ударом о его голову черенок лопаты.

– Знаю, твои выступления не только срывают бурные аплодисменты, но и подчас вызывают обмороки зрителей, провоцируют их агрессию.

– Увы, но это издержки профессии. Не всем бог дал железные нервы и уравновешенный характер. У женщин случаются обмороки, поэтому при мне всегда нашатырный спирт, а некоторые мужчины становятся неадекватными. Особенно часто доводилось сталкиваться с буйной публикой в постперестроечные времена в России, где трудился 12 лет, а позже и в родной Беларуси. В Питере подвыпившие клиенты в малиновых пиджаках не раз заходили после выступления в мою гримерку и пытались проверить, кто из нас круче. В Минске в казино предложил отдыхавшей компании из России засунуть мне в горло шпагу. Один мужчина взял ее и со словами: «А я хочу сделать из тебя шашлык!» начал носиться за мной по залу. Дважды хотели проверить, отскакивают ли от меня пули. Доставали пистолеты и клали их на стол. К счастью, до стрельбы дело не доходило. На моем представлении в Витебске из рядов выскочил священник и с криком «Сатана!» побежал к выходу. Ударился о косяк двери и потерял сознание…

– И все же ты неоднократно был действительно на волосок от смерти.

– По моим подсчетам, четыре раза. Семь лет готовил номер с глотанием крутящегося 40-сантиметрового сверла дрели. Не частил с ним. Но однажды разорвал себе пищевод. Долго лечился, заработал язву и вычеркнул дрель из программы. Как-то на Филиппинах при трюке с огнем воспользовался не обычным бензином, а топливом для зажигалок «Зиппо». Кто-то в это время открыл дверь – я заполыхал, как костер. Огнетушители были далеко, охранники оторопели, пришлось воспользоваться шторами. Ожоги на голове и теле были тяжелыми, гадал, как жена воспримет человека без лица…

– На твоем теле уже нет живого места! Может, пора учить других, а не экспериментировать на себе, ведь тебе уже 47?

– С удовольствием бы делал это, но покажите мне родителя, который решится учить такому свое чадо? Да еще будет платить за экстремальную науку. Хотя в принципе, уроки эти вполне возможны с повзрослевшей молодежью, которая гробит себя рисковыми прыжками с большой высоты, поездками на крышах поездов и электричек и другими смертельными утехами. Опыта у меня предостаточно. Обучил бы с минимальными последствиями и потерями для их здоровья. Думаю, еще легче бы работалось с взрослыми людьми, которые захотели бы перенять азы и секреты моей профессии. Но Беларусь не Индия и не Вьетнам, у нас нет почвы для реализации этого дела. Правда, у меня еще есть специальность мастера горно-выемочных машин. Но в шахту меня сейчас, если и потянет, то только на экскурсию.

Перепечатка материала без письменного разрешения УП «Агентство «Минск-Новости» запрещена

Самое читаемое