Отдам мать в добрые руки, или Извечная тема – отцы и дети

68-летнюю минчанку родственники поместили в дом-интернат на месяц, а оставили навсегда. 

«Такого у нас еще не было!» – восклицают работники социального учреждения и разводят руками…

Временную прописку по адресу: Ваупшасова, 35, Мария Степановна (имя и отчество героини изменены по этическим соображениям. – Прим. авт.) получила еще в мае. Дочка воспользовалась услугой социальной передышки, которую с прошлого года оказывает Психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов № 2, и на 30 дней препоручила заботы о маме работникам госучреждения.

Осуждать молодую женщину вряд ли стоит: мать страдает от старческой деменции (приобретенного слабоумия), ухаживать за собой самостоятельно не может, а дома еще и муж-алкоголик, и трое детей малолетних…

Все бы ничего, вот только когда срок пребывания Марии Степановны в интернате закончился, в родную квартиру пенсионерка не вернулась – дочь за ней попросту не приехала.

– Мы подумали вначале, что у родственников нет машины. Позвонили и предложили свой транспорт, однако те отказались, – рассказывает заместитель директора Психоневрологического дома-интерната для престарелых и инвалидов № 2 Александр Глазко. – Тогда я отвез Степановну на своей машине, но дверь нам никто не открыл…

Квартира не поддалась даже сотрудникам милиции, которых вызвали на подмогу: хозяева сделали вид, что дома никого нет. Пришлось Александру Евгеньевичу возвращаться с подопечной назад в интернат.

– У меня просто совести не хватило оставить ее на лавочке у подъезда, – признается врач.

На протяжении следующих четырех дней пожилая минчанка жила в доме-интернате на птичьих правах, за счет учреждения. Совместно с комитетом по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома администрация дома-интерната решила повторно оказать пожилой женщине услугу социальной передышки, хоть и в нарушение установленных правил. Дочка, правда, безоговорочно произвела оплату.

И тут неожиданно всплыло одно интересное обстоятельство: в начале лета дочь выхлопотала для матери справку о недееспособности, что дало Марии Степановне полное право проживать в казенном доме. Трехкомнатную квартиру, к слову, наследница успела приватизировать еще раньше.

В итоге Марии Степановне выделили вне очереди путевку на помещение в дом-интернат, и пожилая минчанка неожиданно для себя сменила место жительства. Дочь не забывала ближайшую родственницу. Навещала исправно, заботилась чрезмерно – постоянно выказывала недовольство работой новых опекунов матери. Не на тот этаж поместили, не те лекарства дали, на прогулку вывели не в положенное время и в целом неправильно ухаживают – таков неполный перечень жалоб, с которыми наследница обращалась в администрацию учреждения.

«Обещаю: если мама умрет по вине медперсонала, медперсонал ответит по закону…», «Разъясните мои права и обязанности в области контроля за обслуживанием мамы; порядок действий с моей стороны на обнаруженные нарушения законодательства в области ухода за недееспособными…» – писала она в Министерство труда и социальной защиты.

Сотрудники дома-интерната не удивлялись – привыкли к таким вещам.

– Мы выполняем свою работу и никогда не осуждаем тех, кто помещает к нам своих родственников: у каждого своя судьба, – говорит Александр Глазко. – Чтобы ухаживать за такими людьми, нужно уволиться с работы, так как на сиделку сегодня, уверен, денег хватит далеко не у каждого. Интернат – выход, но в этом случае, согласитесь, как-то все не по-человечески… Очереди в Минске на помещение в соцучреждение психоневрологического профиля большие. Минчане привозят престарелых родителей из регионов и сразу оформляют к нам – боятся оставлять дома одних. Однако старики долго не выдерживают: если бабушку привозят в интернат в возрасте 80 лет, то она уходит (умирает) уже на первом месяце. Нельзя вырывать человека из привычной для него среды… Поместили как-то на социальную передышку старушку, и дочь забрала ее через неделю. «Мама не может у вас находиться, потому что у нее здесь нет шкафа: дома она каждый день перебирает вещи в шкафу», – объяснила причину расторжения договора клиентка.

…Вот и Мария Степановна не выдержала – в начале сентября она скончалась, так и не осознав, наверное, в полной мере того, что произошло.

Справочно

Порядка 30 % подопечных дома-интерната страдают от старческого слабоумия. Это люди в возрасте от 70 до 90 лет. Среди них – кандидаты и доктора наук, преподаватели, заслуженные врачи.

 

В психоневрологическом доме-интернате для пенсионеров и инвалидов № 2 проживают 405 человек, при этом плановая мощность заведения рассчитана на 279 подопечных. Всего в Минске действуют 4 учреждения указанного профиля.

 

В 2013 г. услугой социальной передышки в доме-интернате воспользовались 18 человек. В нынешнем году ее стоимость составляет порядка 5 млн руб.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ