Отдел трудоустройства: к нам приходят не тунеядцы, а длительно неработающие

В Минске растет количество официально зарегистрированных безработных. При этом количество вакансий хоть и сократилось, но по-прежнему превышает спрос.

Тем временем продолжается разработка документа, направленного против социального иждивенчества. Что сегодня происходит на рынке труда столицы, попытался выяснить корреспондент агентства «Минск-Новости».

Фрунзенский район Минска – в числе лидеров по количеству официально зарегистрированных безработных. Не потому что люди здесь особенно ленивы, а потому что большой. Так называемый спальный.

Колядко

– Начиная с октября, когда впервые заговорили о тунеядстве и мерах, которые будут принимать по отношению к длительно неработающим, люди начали идти по нарастающей, – рассказала начальник отела трудоустройства «Фрунзенский» Елена Колядко. – Относительное затишье было во время новогодних праздников. К середине января – снова всплеск. В феврале каждый день регистрировали более 20 человек. Конечно, когда человек не работает, он может долго смотреть телевизор, слушать радио, читать, в том числе и статьи в Интернете. Многих именно информация по тунеядству подстегнула к действию, – считает специалист.

фрунзенский 2

Сегодня во «Фрунзенском» – более 770 вакансий. В начале года их было 1.200. На официальном учете состоят 989 человек. Но статус безработного получают далеко не все. Пенсионеры, родители в декретном отпуске, осужденные к исправительным работам или ограничению свободы, обязанные возмещать расходы государства, например, на содержание детей – вместе с ними в отделе 1.135 претендентов на рабочие места. «Только не называйте их тунеядцами!» – сразу предупреждают специалисты. «Люди ведь пришли к нам за помощью. А мотивы у каждого свои». Здесь предпочитают употреблять формулировку «длительно неработающий». Таковым считается человек, у которого трудовой стаж прерван на срок более года. И сегодня на учете только во «Фрунзенском» длительно неработающих 23 %. Практически каждый четвертый.

Безработные

– Пришла как-то пенсионерка, – вспоминает Елена Колядко. – Просит: «Доченька, устрой сынка на работу!» А сыну-то уже 48 лет! С 1998 г. официально нигде не работает. Спрашиваешь у человека: «Где вы были все это время? Чем занимались?» Одни говорят, что ездили работать в Россию. Другие – что перебивались случайными заработками, минимизировали свои потребности. Причины называют самые разные и в нашей работе всегда нужен индивидуальный подход.

Не хочется работать «на дядю»? Работай на себя! И здесь отдел трудоустройства готов помочь. Совсем недавно, рассказали во «Фрунзенском», оформили индивидуальным предпринимателем женщину. Ее муж согласился выделить в их трехкомнатной квартире мастерскую по изготовлению украшений из полимерной глины. Идея была одобрена, и мастер-самоучка официально стала ремесленницей. При этом получила субсидию, которая на сегодняшний день составляет около 15.700 тыс. рублей. Если соблюдать установленные правила, эти деньги возвращать государству не придется. По такой схеме начинали свой бизнес в качестве ИП многие бывшие безработные. Во «Фрунзенском» стартовый капитал – субсидию – использовали для открытия мебельного производства, парикмахерской, службы такси и других вариантов легальной самозанятости.

– На самом деле в этом нет ничего сверхсложного, – считает Елена Колядко. – Нужна хорошая, перспективная бизнес-идея и план-обоснование ее экономической целесообразности, которые оценит экспертный совет. Одобрили – человек получает субсидию. Невозвратной она станет если новоявленный предприниматель в течение трех месяцев отчитается о целевом использовании денег и в течение года будет заниматься выбранным делом.

Год-полтора назад подавляющее большинство зарегистрированных безработных составляли женщины. Сегодня 76 % соискателей вакансий – мужчины. По мнению экспертов, такая ситуация на столичном рынке труда сложилась по нескольким причинам. Во-первых, Россию многие перестали рассматривать с точки зрения заработного «клондайка». Во-вторых, национальная экономика переживает не лучшие времена. Оптимизация штата сотрудников затронула многие организации. Например, если еще недавно в Минске ощущался определенный дефицит представителей строительных специальностей, то сегодня и в этой отрасли найти работу очень непросто. Наступление на социальных иждивенцев несомненно стало одной из причин роста официально зарегистрированных безработных. Однако, по мнению специалистов, не обострило конкуренцию на рынке труда.

– Человека, который принципиально не хочет работать, заставить практически невозможно, – уверена Елена Колядко. – Определенная часть граждан приходит к нам только для получения статуса безработного, а не собственно работы. Чаще всего это делается для родных: вот, мол, что-то делаю, ищу. Или для самоуспокоения, если совесть просыпается. Или для того чтобы уйти от возможных мер воздействия, предусмотренных в готовящемся сейчас документе. На самом деле такой человек изначально выставляет завышенную планку требований к потенциальному работодателю: и по заработной плате, и по удаленности от дома, и что-то еще. А у работодателя тоже свои критерии подбора персонала. Если человек длительное время не работал, то в чем причина? Не нарасхват специалист? Еще сложнее найти место, если человек был уволен «по статье» и в трудовой книжке есть соответствующие отметки. Если кто-то действительно ищет работу, то действует по всем направлениям: привлекает родственников, друзей, знакомых. И находит! Тот, кто не хочет работать, всегда найдет причины этого не делать.

Корреспонденты агентства «Минск-Новости» попытались выяснить у жителей столицы, какие меры могли бы принудить работать тех, кто не хочет этого делать.

Материал подготовила Алена Кореневская, видео Сергея Лукашова

Самое читаемое