«Откуда у вас замки?». Что туристов удивляет в Беларуси, и как готовили экскурсоводов полвека назад

Сегодня Международный день экскурсовода. Об особенностях подготовки этих специалистов в прошлом и настоящем, о малой родине и многом другом корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал известный экскурсовод страны, лауреат Национальной туристической премии «Познай Беларусь» Анатолий Варавва.

Анатолий ВаравваЭто имя знают сегодня тысячи туристов, приезжающих в Беларусь. А местным жителям благодаря его экскурсиям удается увидеть страну в новом свете.

Недавно Анатолий Георгиевич отметил 70-летие, но по-прежнему предан любимому делу: свыше 20 лет работает в штате столичной фирмы, конек которой — въездной и внутренний туризм. Сейчас проводит экскурсии нечасто, а прежде 4–5 раз в неделю было нормой. И это не только пешеходные маршруты по Минску, но и автобусные по стране длиной 300–500 км.

А все могло быть иначе… Более 45 лет назад, окончив химфак БГУ, он готовился к защите диссертации. Но неожиданно для всех совершил крутой вираж в жизни: бросил аспирантуру.

— Вовремя понял, что химия не мое. Как раз в тот момент бывшая сослуживица отца, в прошлом военного, работавшая в Минском бюро путешествий и экскурсий, предложила мне получить новую профессию. Я согласился, о чем впоследствии ни разу не пожалел.

— В СССР тогда существовала мощная система подготовки экскурсоводов, хотя профильных вузов или факультетов не было. Это вам помогло?

— Безусловно. На курсах, длившихся почти год, преподавали профессионалы, даже доктора наук. Будущие экскурсоводы получали отличные знания по истории, географии и не только. Методические занятия давали понимание о многих вещах, без которых невозможно стать профессионалом, например о том, что, в отличие от лекторов, экскурсоводы должны общаться с людьми, находясь в движении, а это иная манера, моторика, подача материала…

После курсов следовал этап прослушивания, которого не хватает сегодняшним новичкам. Выпускник готовил текст и отправлялся в поездку с опытным коллегой, сначала слушал его рассказ, а потом излагал свой материал. Так можно было объективно оценить уровень подготовки и дать советы начинающему. Плата за шефские поездки причиталась опытным экскурсоводам, а не стажерам: это было вознаграждение за потраченное время, помощь, а иногда и за немалое терпение.

Сейчас школа методической подготовки практически утрачена. Если же опытного экскурсовода сегодня и пригласят в какую-либо фирму прослушать нового сотрудника, он может оказаться в положении «врага»: а вдруг человек не готов к самостоятельной работе, ты об этом скажешь — и фирма его отсеет?

В Минском бюро путешествий и экскурсий Варавва начал работать с 1974 года. Выбрал наиболее близкие для себя направления — архитектуру и историю. Материалы искал в библиотеках, книжных магазинах разных городов, из года в год открывая для себя и слушателей новые грани известного.

— Насколько популярными были историко-архитектурные маршруты в советское время, ведь они предполагали знакомство с замками и дворцами, церквями и костелами?

— Сверху такие направления не поощрялись, ибо шли вразрез с пропагандой атеизма. Тем не менее первые экскурсии на эти темы мы начали проводить еще в 1975-м. Например, «Мир — Несвиж» с рассказами о магнатах, которых принято было считать кровопийцами народа; «Зодчество Налибокского края» с повествованием в том числе о культовых объектах. Организовали поездки в Слоним, где превалировала тема подполья и партизан, а на архитектуру внимания не обращали. Когда начали возить экскурсии в Жировичи, у монастыря появился человек с блокнотом — инспектор райкома партии. Он записывал номера автобусов и сигнализировал куда надо. Мою начальницу вызвали в горком партии для разбора полетов. Опираясь на цитаты Ленина и Луначарского, которые мы подготовили заранее, она выиграла этот бой, заявив, что цель таких поездок не агитация за религию, а знакомство с архитектурными памятниками: в них наша вековая история, из которой нельзя что-то вычеркнуть. Нас оставили в покое.

Анатолий Варавва— Нынешняя молодежь не много знает об экскурсионном туризме советского времени. Некоторые уверены, что за границу ездили блатные и партийные «шишки», а лучшие туры по стране доставались им же или передовикам производства…

— Так было, но лишь отчасти. И Минск, и другие крупные города посещало огромное количество туристов, в том числе потому, что круглый год по стране ходили турпоезда. Прибывает к нам такой состав из 12–13 вагонов, людей рассаживают в автобусы и везут с экскурсоводами по столице, в Хатынь и т. д. Вечером — ужин и танцы на платформе. А дальше — Вильнюс и другие города по всему СССР. Подобные поездки стоили относительно недорого. Однажды со мной в таком турпоезде по маршруту от Минска до Иркутска и обратно ехали учителя, завучи, директора школ. Им путевки обошлись в 120 руб. Примерно за месячную зарплату — три недели в пути, каждый день новый город — с экскурсиями, трехразовым питанием, танцами… Представляете, сколько это могло бы стоить сегодня?

Большинство маршрутов ваших выездных экскурсий пролегают в Центральной и Западной Беларуси. С чем связано особое отношение к этим регионам?

— Прежде всего с тем, что Гродненская и Брестская области не подверглись той культурной разрухе, которую пережили восточные регионы, где приходится создавать муляжи памятников архитектуры. Увы, в них нет жизни, нет камня, который помнит прошлое. Когда рядом настоящий замок, пусть даже его развалины, чувствуешь дыхание истории, событий, происходивших здесь много лет назад. Меня это вдохновляет.

Фото БелТА

— Свою роль наверняка сыграла генетическая память о малой родине — Новогрудке?

— И это тоже. Я родился в Новогрудке, но прожили мы там всего 5 лет. Однако чем больше я узнавал о той местности, тем сильнее меня туда влекло. Когда с возрастом понимаешь, что связано с твоим городом или деревней в жизни страны, малая родина становится поистине большой. Но это лишь в том случае, если ты научен относиться к истории не как к школьному предмету, а как ко времени, которому принадлежишь или мог принадлежать через предков. Много лет езжу на Новогрудчину с экскурсиями и горд, что имею к этой древней земле какое-то отношение. Понятие «малая родина», на мой взгляд, очень многогранное.

— В столице есть места, где отдыхаете душой?

— Исторический центр, рядом с которым живу треть века и где до недавнего времени водил пешеходные экскурсии. Часто захаживаю на старые улочки Верхнего города и Раковского предместья. Отрадно, что этот район преобразился. Можно спорить о том, насколько это исторично, но такие метаморфозы пережили многие крупные города Европы. А мои школьные годы прошли на улице Народной, куда меня тоже порой тянет прогуляться.

— Что удивляет гостей Беларуси во время экскурсий?

— Некоторые туристы из бывших республик СССР до сих пор мыслят о Беларуси стереотипами, сложившимися еще в те годы, — как о стране партизан, обелисков и тракторов. И вдруг они узнают о Мире и Несвиже, о магнатах, множестве костелов и церквей. Спрашивают: «Откуда у вас замки?» Удивляются, что здесь мирно уживаются люди разных конфессий. Порой с недоверием слушают о Магдебургском праве для Минска; о Статуте Льва Сапеги, блестящем юридическом документе, действовавшем на этих землях больше 250 лет… Беларусь становится для многих открытием.

Анатолий Варавва— Зависят ли содержание и манера подачи материала от возраста, национальности слушателей?

— Я не актер, который должен строго следовать сценарию. Моя работа требует контактности, умения при необходимости что-то изменить, смикшировать. Если, например, в группе люди в возрасте, приверженцы Сталина и Ленина, эту тему стараюсь смягчить: они ведь по большому счету любят не этих персон, а свою молодость, ушедшую эпоху. Но никогда не стану врать, чтобы кому-то угодить. Встречаются люди, в принципе не терпящие иного мнения, кроме своего, не желающие понимать, что в истории нет черного и белого. Но таких, к счастью, немного. Недавно по маршруту, посвященному Сапегам, в составе группы со мной ездили супруги из Польши. У нас с поляками разные взгляды на историю государства тех времен и некоторых его личностей. В ходе экскурсии я не раз касался спорных моментов. И хотя, очевидно, не все пришлось им по душе, в конце они подошли и поблагодарили меня. Все зависит от широты взглядов человека. Если ты надеешься услышать лишь то, что хочешь, не стоит ехать на пленэр с экскурсоводом, который может излагать собственный взгляд на какие-то вещи. Но когда мне задают вопросы, я только рад: значит, людям не все равно.

— Не надоело возить туристов по одним и тем же направлениям?

— Нет. Люблю эти места, мне и сейчас интересно все, что с ними связано. Поэтому могу, как мне кажется, удивить, показать и рассказать немало увлекательного и полезного.

Справочно

Анатолий Варавва — автор более 400 краеведческих статей, 30 путеводителей по родной стране, нескольких книг и альбомов-справочников о Беларуси.

Фото Сергея Лукашова, БелТА и из архива Анатолия Вараввы

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ