ОТЦЫ И ДЕТИ. Композитор Геннадий Маркевич: «Для меня не составляло труда поменять подгузник»

В каком возрасте просыпаются отцовские чувства? Нужно ли баловать и наказывать детей? Об этом и многом другом корреспондент агентства «Минск-Новости» поговорила с продюсером и композитором Геннадием Маркевичем.

Вместе с женой, певицей и телеведущей Ольгой Плотниковой, Геннадий воспитывает двух детей. Дочери Алине 10 лет, сыну Даниле скоро будет 7. У Геннадия есть дочь от первого брака — Валерия, ей 21 год. С первой женой он развелся еще до встречи с Ольгой, с дочерью все время общался.

Путь к осознанному отцовству у Маркевича не был быстрым и легким.

— Здесь все индивидуально. Есть парни, которые в 20–23 года готовы к браку, отцовству,  рассуждает композитор.  А некоторые, как я, взрослеют после 30. Молодые люди порой опасаются, что с появлением в их жизни ребенка все поменяется: закончится беззаботная юность, начнется степенная семейная жизнь, прибавится обязанностей.

Геннадий отмечает, что за период между рождением первого и третьего ребенка он изменился. Стал более ответственным, пришло осознание того, что папа для детей не только друг, но и учитель. Да, от чего-то приходится отказываться, многому самому учиться и в бытовом, и в психологическом плане.

— Для меня не составляло труда поменять подгузник или уложить малыша спать,  говорит Геннадий.  Оля обоих детей кормила грудью более года, потому от посещений ночных клубов, каких-то музыкальных тусовок мы тогда отказались. Да и на концерты выезжали не дальше, чем за 100 км от Минска. На первый план вышли дети.

У супругов нет четкого разделения домашней работы на мужскую и женскую. Всё стараются делать вместе. Раньше, правда, готовила только Ольга. Но теперь и Геннадий все чаще стоит у плиты. Готовить научился недавно. Как-то лежал в больнице с пневмонией, разговорился с соседом по палате. Тот так вкусно описывал свои кулинарные эксперименты, что Маркевич заинтересовался и, вернувшись домой, решил тоже попробовать.

— Раньше сын не любил мясо,  поясняет Геннадий.  Я как-то приготовил бефстроганов, потом еще какие-то мясные блюда. Даниле моя стряпня пришлась по вкусу. А папа счастлив, что ребята едят с удовольствием.

У музыкантов, актеров дети обычно растут за кулисами. Наши герои — не исключение.

— Бывает, приходится и среди ночи ехать, чтобы успеть на концерт,  поясняет Геннадий.  Детей в такой ненормированный рабочий график вписать сложно. Часто выручают бабушки и дедушки, моя сестра. Но иногда приходится брать дочь и сына с собой. Алина начиная с двух месяцев была с нами на концертах. Помню, Оля выходит на сцену, я — за микшерский пульт. Просим кого-то из артистов: «Покачай люльку за кулисами, пока мы выступаем».

Неудивительно, что девочка рано начала петь. У Алины абсолютный слух.

— Мы делали проект «Главное на свете — это наши дети», в котором участвовали 17 артистов-родителей,  рассказывает Геннадий.  Записывали песню для клипа. Отвлеклись на кофе-паузу и тут замечаем: Алинка пропала! А ей и двух лет не было. Перепугались, выбежали в коридор, начали искать… И нашли в записывающей студии. Стоит у микрофона, наушники натянула и что-то напевает. Мне все шепчут: «Включай микрофон». В итоге я сделал два варианта озвучки клипа — с Алининой трогательно-картавой подпевкой в конце: «Главное на свете — это наши дети» и без нее. И вот снимаем клип, я включил первый вариант. Анатолий Вечер (белорусский клипмейкер. — Прим. авт.) услышал Алинино пение в конце, подбегает ко мне: «Это что было?!» — «Дочь наша допела, вот я и решил вставить этот кусочек, посмотреть, как получится, — отвечаю. — Можем вырезать». «Не вырезай! — воскликнул Толя. — Оставляем, это же классная «фишка»!»

Так Алина вошла в мир эстрады. Сейчас серьезно занимается музыкой в студии «Песенка» центра «Золак».

Но особенно приятно было Геннадию, когда маленькая дочь сочинила песню про папу. Они ехали в садик, и 5-летняя Алинка что-то импровизировала-напевала, отцу понравилось. Попросил повторить и записал на диктофон. Спрашивает: «Что это за песня?» — «Не знаю, — смутилась малышка. — Само как-то вышло».

И Данила вышел на сцену, едва научившись ходить. Ольга тогда выступала на концерте во Дворце спорта, Геннадий с Даником тоже там находились. Только папа на миг отвлекся, ослабил детские помочи, и сын под лучами софитов пошел к маме… Весь зал замер от умиления.

Сестра и брат по характеру разные.

— Алина — настоящий боец, не пропадет в жизни! А Даник, наоборот, мягкий и покладистый, — говорит отец. — Если сын провинится, тут же прибежит, обнимет: «Папочка, прости меня, пожалуйста…» Я и растаял. А дочь — глаза в пол, что хочешь спрашивай — бесполезно. Соперничают между собой, могут подраться. Бывает, заходишь в детскую, они лежат на кровати в обнимку и смотрят телевизор. Идиллия! Закрыл дверь — через пару минут такой гвалт! Значит, уже что-то не поделили. Приходится вмешиваться. Развожу по разным комнатам, даю остыть. Потом разбираемся вместе в конфликтной ситуации.

За серьезные провинности папа может детей наказать посерьезнее. Например, на какое-то время лишить просмотра мультфильмов. Даник грустит, а Алина и здесь демонстрирует свой характер. Унес папа из детской телевизор, дочь якобы рада: «Классно! Сколько места сразу на столе стало!»

— Особенно детям нравится телеканал Nickelodeon. Готовы его смотреть сутками, — продолжает отец.  Мне же эти мультфильмы не по душе. Заметил, что дети после них становятся неуправляемыми. Поэтому ввел ограничение на просмотр — не более получаса в день. Все-таки мультики нашего детства были добрее и поучительнее.

Вопрос о том, приемлемо ли физическое наказание в воспитании детей, заставляет Геннадия задуматься:

— Все индивидуально. Главное — не перегнуть палку. Во времена моего детства родители могли за проступки и дубчика, и ремня дать. Я на них не в обиде. Сам я очень мягкий и сентиментальный от природы человек. Люблю с детьми побаловаться. Бужу утром Даника в садик. Начинаю его щекотать, смешить, он хохочет. Алина, хотя ей и во вторую смену, тоже просыпается: «Папа, и я так хочу!»

А вот потакать детским капризам не стоит, уверен Геннадий. Наблюдал он как-то сцену в магазине. Мальчик требовал у мамы купить шоколадку. Та отказалась. Ребенок бросился на пол, замолотил руками и ногами, заверещал. Мать от него отвернулась. Другая покупательница ей сделала замечание: «Что вы себе позволяете?! Это же ребенок! Жалко вам шоколадки, что ли?» На что мама капризки ответила: «Проходите мимо. Это мой ребенок, и я сама с ним разберусь». Мальчик побушевал и успокоился, понял, что его игра на публику напрасна.

— И я с этой мамой согласен,  подытоживает отец.  Уступи она сыну, тот бы понял, что чем громче кричишь и безобразнее себя ведешь, тем быстрее получишь желаемое.

В воспитании детей нужен не только кнут, но и пряник.

— Приучали ребят к порядку с помощью материального вознаграждения: убрал в комнате, вымыл посуду, сделал еще какой-то хороший поступок — получи в копилку монетку,  делится опытом Геннадий.  Им понравилось участвовать в домашних делах. Теперь и без награды стараются.

Отец уже задумывается над будущим детей.

— Алине нравится сцена, думаем, продолжит нашу музыкальную династию. Кем станет Данила, пока непонятно,  разводит руками Геннадий.  С одной стороны, он мягкий, но в достижении цели настойчив. Приведу пример. Отдали мы детей в бассейн заниматься с профессиональным тренером. Даник до этого боялся лечь на воду без нарукавников и жилета. Спустя пару месяцев тренер показывает нам видео, где сын плывет сам. Я им так гордился!

Фото из семейного архива

Ещё материалы рубрики:

Отцы и дети: когда мужчина готов стать отцом и стоит ли соглашаться на партнерские роды

ОТЦЫ И ДЕТИ. Многодетный папа: «Ребенок — такая же часть мужчины, как и женщины»

 

Самое читаемое