ОТЦЫ И ДЕТИ. Папа за двоих: «Ребенок должен расти, как трава»

После смерти жены Илье Михальченко пришлось взять на свои плечи все хлопоты по дому и заботу о сыновьях. Каково быть и папой, и мамой, выяснила корреспондент агентства «Минск-Новости».

Грустная история

Илья родился в Минске. В 1991 году его семья переехала в частный дом недалеко от столицы. Сюда молодой человек привел жену, здесь родились и растут их мальчишки. Только без мамы: ее не стало чуть меньше двух лет назад.

— У Светланы первые симптомы заболевания проявились во время второй беременности: неуверенная походка, слабость в руках. После выписки из роддома боялась брать ребенка на руки, чтобы не уронить. Дома побыла пару дней, и завертелось: врачи, больницы, консультации, обследования. Один диагноз сменялся другим, а ей становилось все хуже. В итоге постепенный паралич, который отнимает у человека возможность ходить, разговаривать, улыбаться.

Болезнь быстро прогрессировала. Через полгода жена передвигалась в инвалидном кресле. Потом ее подключили к аппарату искусственного дыхания. Светлана, находясь практически в бессознательном состоянии, плакала и просила никому не отдавать детей. Меня одолевали самые разные мысли. Непростые… Не знал, смогу ли справиться со всеми проблемами, однако сознавал: так, как раньше, никогда не будет. Даже при выборе работы будут проблемы. Сейчас занимаюсь проектированием систем отопления и водоснабжения для коттеджей. Практически все время с детьми. Мои родители, с которыми живем вместе, работают. Но благодаря им я могу оставить мальчишек дома и поехать хоть иногда по делам в город.

— Если младший, Захар, Светлану не помнит, то Тимофею было 6 лет, когда она заболела. Как сообщили, что мамы больше нет?

— Сын надеялся, что она поправится. Когда Светланы не стало, сказали Тимофею, что мама уснула и не проснется. Но он сам догадался, что произошло. Плакал… И сейчас, бывает, вечером погрустит, а потом занимается дальше своими делами.

Трое в доме, не считая…

Тимофею 9 лет, учится в третьем классе. Захару 3 года, скоро пойдет в детский сад.

— Вы кто? — задает вопрос светловолосый карапуз, держа в руках маленькую живую ящерицу.

Ответ, видимо, для него не столь важен. Не обращая на меня внимания, Захар усаживается за обеденный стол и принимается за торт.

— Эту ящерицу мы с другом поймали, когда ездили на велосипедах смотреть, как разлилась речка в этом году. Сейчас делаем террариум. В комнате наверху живут две черепахи, — рассказывает Тимофей.

— Папа у вас строгий? — интересуюсь у ребят.

— Нет! Драться только не разрешает, а шуметь можно, — говорит Тимофей.

На столе замечаю тарелку с очищенными овощами.

— Захар любит чистить картошку. Только успевай готовить, — с улыбкой отмечает отец. — А еще ему нравится мыть посуду и делать тесто для блинов. Когда хочет есть, разогревает еду в микроволновке. Тимофей вообще самостоятельный. И омлет себе приготовить может, и брата покормить. Утром в школу сам встает, собирается и идет на школьный автобус.

— Илья, круто быть папой мальчишек?

— Конечно, с вертолетом, железной дорогой можно поиграть, не стесняясь. Это же мечта любого мужчины! Больше всего устаю от домашних дел. Тяжело разобраться с одеждой. Зато уже знаю, как и что стирать. Но рассортировать и разложить по полкам детские вещи — пара часов такой работы, и мозг взрывается. К вечеру сил часто вообще не остается. Думаю, заснут мальчишки, пойду в гараж, что-нибудь создам, горы сверну. Час их укладываю и понимаю: сегодня горы подождут.

Растут, как трава

— На что делаете упор в воспитании?

— Прежде всего хочу научить детей брать на себя ответственность за свои поступки. Когда ребенок хочет что-то сделать сам, не стоит отбивать желание. Захар решил научиться чистить картошку. Я не отговаривал, хотя понимал: он может поранить палец. И такое случалось не раз. Зато он теперь знает, что сам отвечает за последствия своих действий. Родители часто любят говорить: «Стукнет 18, тогда и будешь думать, что и как тебе делать, а пока слушайся папу с мамой». В итоге дети во всем винят взрослых, предъявляют им претензии даже тогда, когда виноваты сами.

— Дети, а мальчики особенно, стремятся познать окружающий мир. Как уберечь их от беды?

— Мой принцип: ребенок должен расти, как трава, задача родителей — обеспечить безопасность. Если вижу, что мои исследователи зашли слишком далеко и есть угроза их жизни и здоровью, действую жестко. Почему подростки так часто получают травмы? Из-за гиперопеки родителей: туда не лезь, то не трогай. Дети вырастают не способными трезво оценить ситуацию. Тимофей с 4 лет катается на мотоцикле, который я сделал сам. И его не заставишь промчаться на максимальной скорости, потому что он четко знает: падать очень больно.

Важно научить ребенка правильному отношению к жизни. Не стоит расстраиваться из-за мелочей. Он вырастет и малейшие неудачи будет принимать близко к сердцу. Разве это хорошо, когда, к примеру, пролитый на белую скатерть кофе портит настроение на весь день?

— Вы подкованы в этих вопросах. Откуда черпаете знания?

— Нравятся лекции доктора Андрея Курпатова. На мои взгляды повлияли Александр Невзоров, профессор Сергей Савельев. Из психологов нравится Михаил Лабковский.

— Последний сейчас особенно популярен. Какие его советы взяли на вооружение?

— Лабковский обратил мое внимание на парадокс: воспитывая в детях одни качества, можно получить диаметрально противоположные. К примеру, отец хочет вырастить из мальчишек настоящих мужчин, ведет себя с ними жестко и авторитарно. А результат другой: у сыновей нет эмоциональной связи с папой.

Современные дети другие. Они намного правильнее, естественнее, на интуитивном уровне понимают, что происходит в мире. Если для поколения 1990-х, которое пережило кризис, деньги стали самоцелью, то нынешние подростки не так на них зациклены. Они занимаются тем, что прежде всего приносит удовольствие. В нашем поселке ребята решили почистить пожарные водоемы, выиграли грант на благоустройство и уже начали работать. Зачем они это делают? Ради денег? Не сказал бы.

— Как поддерживаете эмоциональную связь с сыновьями? В вашей ситуации это, наверное, требует двойных усилий?

— Захар еще маленький, ему очень нужна ласка, так что частенько залезает ко мне на руки. Иногда меня и бабушку называет мамой. Сплю вместе с ним до сих пор. Сон у него чуткий с того времени, когда был грудничком и его мучили колики. Укладывал к себе на живот — малыш успокаивался. С Тимофеем стараемся выстраивать доверительные отношения. Бывает, обманывает, тогда говорю с ним по душам.

Фото Сергея Пожоги

ТОП-3 О МИНСКЕ