Пересмотр бонусной системы и открытие новых секций. Какие перемены ожидаются в ГУМе в ближайшем будущем

Cегодня в торговле многое можно списать на коронавирус: падение выручки, покупательского спроса, проблемы с поставками товаров. Так ли это на самом деле, корреспондент агентства «Минск-Новости» узнала у директора старейшего универмага столицы Александра Крепака.

А. Крепак возглавил ГУМ чуть больше месяца назад. Принимать дела пришлось не в самое подходящее время.

— Вы заметили, людей в торговых залах очень мало? — с ходу задает вопрос А. Крепак. — Так вот мы теряем валовый доход, который должен обеспечивать сегодня положительный финансовый результат предприятия. Отсутствие покупателей сильно отражается и на товарообороте. Конечно же здесь сыграли свою роль и эпидемическая ситуация, и закрытие границ соседними государствами, особенно Россией. Мы зарабатываем деньги в том числе благодаря иностранным туристам и людям, которые приезжают в командировки и на работу в Минск. Сегодня потери оцениваем в 50 % от уровня прошлого года. Но это показатель только по непродовольственным товарам. По продовольственной группе (шесть магазинов. — Прим. авт.) обеспечили 100 %-ный рост.

— За счет чего выживает торговля?

— Пришлось пересмотреть структуру затрат, и мы их сегодня оптимизируем. Одно из решений — аутсорсинг. Переводим транспорт, который обслуживал универмаг, и уборку помещений. Кстати, клининговые компании дают свои предложения, без работы никто не останется. Водители, к примеру, смогут не только обслуживать универмаг, но и выполнять другие заявки. Думаю, для людей это хорошая альтернатива. Потому что на данный момент мы вынуждены отправлять сотрудников за свой счет на три дня в месяц. Мера, конечно, непопулярная, и она совсем нас не устраивает. В то же время закрыть предприятие — тоже не выход. Пересмотрели также систему доставки товаров, пригласили специалистов для активизации интернет-продаж.

— Почувствовали ли вы перебои с поставкой товаров в последнее время?

— Мне пока сложно оценить, поскольку только месяц отработал в должности. Но по цифрам на начало месяца (по сравнению с маем) идет снижение. И вопрос не в поставках, а в том, что реализация падает. Следовательно, мы меньше заказываем. Понятно, все это последствия пандемии: люди ограничены в передвижениях, путешествиях и покупках. И хотя мы применяем систему скидок, она не дает той маржинальности продукции, которую хотелось бы иметь.

— А по количеству поставщиков есть изменения?

— Мы не считаем их количество. Есть понятие ассортимента поставляемой продукции, и нам важны условия, на которых товары поставляются. Ввиду замедления оборота финансовых ресурсов в связи с падением покупательского спроса нам необходимо увеличивать сроки реализации товаров. И здесь многое зависит от возможностей самих поставщиков. Потому что иногда расчеты идут и через 10 дней, и через 180. А ведь им тоже нужно платить зарплату, налоги и другие платежи. Не все имеют возможность отпускать товары на более длительные сроки. Многие производители соглашаются с нашими условиями, некоторые, к нашему сожалению, уходят. Мы же больше стараемся сегодня брать продукцию на реализацию: продали — деньги отдали. В противном случае, если товар залеживается, приходится возвращать его поставщику.

ГУМ

— Тем не менее скидки в универмаге проходят часто.

— Постоянно.

— Для покупателей они бывают весьма привлекательными — до 35 %. Значит, магазин все равно остается при своих интересах.

— Возвращаюсь к началу разговора — даже при таких скидках идет валовый доход. В то же время жизнь за счет уменьшения финансовых затрат не дает предприятию развиваться дальше.

— На что вам сегодня не хватает денег?

— На расчеты. За товар проданный, непроданный, но за который наступают сроки платежей. Есть договоры, и их надо выполнять. Если наши товароведы отобрали товар и он в течение, допустим, 40 дней не реализован, то это уже наши проблемы. Проводим различные акции и в крайнем случае просим поставщика забрать его.

— Какова доля белорусских товаров?

— 66 %.

— Что пользуется наибольшим спросом в такое сложное время?

— Золото. К примеру, продажа женской одежды к уровню прошлого года снизилась на 60 %, товаров для детей — на 56 %, женского трикотажа — тоже на 60 %. А вот продажа ювелирных изделий уменьшилась только на 20 %, как и посуды и радиотоваров. Для меня эти цифры оказались полной неожиданностью.

— А секонд-хенды ГУМу конкуренты?

— Понимаете, деятельность этих предприятий в течение двух лет с момента регистрации не подлежит проверкам в рамках послаблений для ведения бизнеса. Через два года фирма меняет букву в названии — и снова два года бесконтрольной работы. Мало того что товар в большинстве случаев неизвестного качества и происхождения, а также времени носки (если говорить об истинном секонде), так он и стоит 3 рубля. У нас аналог, только новый, качественный, сертифицированный, — 30 рублей. Как мы можем конкурировать на равных?

— А почему бы вам как посреднику между покупателем и Беллегпромом не обратиться к последнему с просьбой изменить подход к выпускаемым товарам? Чтобы потом не возвращать, честно скажем, некрасивые и порой переоцененные вещи производителю.

— Вы правильно заметили. Складывается впечатление, будто шьют по старым, еще советским лекалам, а иногда и фасонам. Не хочу сказать, что так делают все предприятия, но их все-таки многовато для Беларуси. Здесь есть над чем задуматься Беллегпрому, если он хочет, чтобы его продукция была популярной и востребованной у потребителя.

— Где делает покупки ваша супруга?

— В ГУМе. Правда, она не смотрит на производителя. Главное, чтобы вещь нравилась. Тем более что сама профессионально связана с торговлей. На самом деле большинство вещей у нас очень хорошие, особенно детский ассортимент. Не зря россияне так любят наш универмаг: белорусскую одежду и обувь ценят за носкость и долговечность. Но когда продукцию выпускают лишь бы выпустить, это уже совсем другой разговор. К сожалению, есть у нас вещи, которые у покупателей пользуются невысоким спросом.

— До прихода в ГУМ на должность вы где покупали вещи?

— В ГУМе. Изредка в другом универмаге. Во-первых, он всегда был ближе всего к месту работы, во-вторых, знал, что вещь, которая не понравилась или не подошла, всегда можно сдать или обменять на другую без проблем. К тому же здесь можно не беспокоиться о качестве.

— Стоит ли ожидать перемен в главном универмаге столицы?

— Планирую открыть несколько новых секций. Считаю, что недостаточный ассортимент спортивных товаров. Разрабатываем новый для нас вид оплаты — с помощью мобильного приложения. Уже есть договоренность с банком. Думаю, что в ближайшее время присоединятся остальные банки. Уже этим летом у нас будет новый формат торговли детскими товарами. Подробности пока опущу, пусть это будет приятный сюрприз для минчан и гостей столицы.

— Появится ли у ГУМа своя изюминка, при упоминании которой захочется возвращаться сюда еще и еще?

— Мы и так сегодня выделяемся среди других универмагов. У ГУМа, пожалуй, самое богатое историческое прошлое, ведь он — старейший в городе. Его стиль, как внешний, так и внутренний уже сам по себе изюминка.

К тому же сейчас разрабатываем новую систему бонусов, перестраиваем накопительную систему, чтобы она была более эффективной и покупатель понимал, что у него действительно есть бонусы, а не просто карточка универмага. В самое ближайшее время ее внедрим. Максимальное внимание уделим кадрам, чтобы каждый человек, который к нам зашел, остался доволен обслуживанием и у него появилось желание прийти еще. Наши продавцы высококвалифицированные, и мы этим очень дорожим. Тем не менее, они должны не только разбираться в качественных характеристиках товаров, но и быть в курсе модных направлений, иметь хороший вкус и при этом доброжелательно относиться к покупателю. Когда был наплыв народа, упустили из виду, что продавец должен лишний раз улыбнуться, подойти к покупателю и подсказать, сориентировать среди многообразия товара. И упор будем делать на молодых.

Фото из архива агентства «Минск-Новости»

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ