«Первая зарплата была около 300 рублей». Молодой пианист из Минска рассказал о пути в любимую профессию

«Культурный разрыв между Минском и регионами колоссальный. Иногда приходится играть на покрытых пылью, расстроенных инструментах». Молодой пианист Артем Шаплыко корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал о сольной карьере, развитии музыкального искусства и педагогической деятельности.

Путь к мечте

Он лауреат международных конкурсов, стипендиат и дипломант специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке талантливой молодежи, солист Белгосфилармонии, основатель частной музыкальной школы.

— Что вас вдохновило на выбор профессии?

— В 3 года сказал: буду давать концерты и гастролировать. Откуда это взялось? Не знаю. Папа — электрик, мама — медработник. Однако она любила петь, в детстве училась играть на баяне. Старший брат занимался музыкой, и мне тоже хотелось. В 5 лет начал обучаться игре на фортепиано в школе Солигорска.

— Учеба давалась легко?

— Мне повезло: первые два года учился у Татьяны Черноморец, и она сумела поддержать мою любовь к музыке. С удовольствием бежал на каждый урок, просился к соседям поиграть на пианино, так как дома не было инструмента. В 6 лет выиграл какой-то зональный конкурс, в котором участвовали взрослые ребята. После этого родители купили фортепиано. Какое счастье! Потом Татьяна Аврамовна уехала в Минск, и я начал заниматься у другого педагога. Это суровое время со слезами и криками. Но как результат, выигрывал на международных конкурсах. Знаковой для меня стала победа в конкурсе юных пианистов имени И. А. Цветаевой в Минске. Меня пригласили учиться в гимназию-колледж при Академии музыки. Очень благодарен педагогу за полученные знания и навыки.

Обучение в колледже и консерватории вспоминаю с теплотой — занимался у заслуженного артиста Беларуси, художественного руководителя филармонии Юрия Гильдюка. Помню, первое время ходил к нему и боялся, что меня будут ругать, если неправильно сыграю. Оказалось, можно спокойно объяснять и преподавать. Он очень многому меня научил. Для себя сделал вывод: никогда не надо кричать на учеников. Дети должны играть в удовольствие.

— Вас распределили солистом в филармонию. Что это значит для выпускника?

— Для сольного исполнителя это вышка. Особенно для пианиста. Если другой музыкант может играть в оркестре, то для него единственный способ остаться на сцене в Беларуси — работать в филармонии. Там постоянно даешь концерты, гастролируешь.

Без иллюзий

— Я все время разучиваю и репетирую музыкальные произведения. Репертуар для исполнения выбираю сам. В первую очередь это композиции Баха, Моцарта, Бетховена, Рахманинова, Чайковского и других классиков. Формирую программы из известных произведений, чтобы слушателям было проще их воспринимать. У солистов филармонии есть план обязательных концертов, которые необходимо сыграть в регионах, в детских музыкальных школах. В год у меня до 30 сольных выступлений.

— Как принимают артиста в регионах? Насколько востребованы там концерты?

— Объехал много городов, сыграл почти 150 концертов и могу сказать, что культурный разрыв между Минском и регионами колоссальный. Иногда приходится играть на покрытых пылью, расстроенных инструментах. По-хорошему, нужно отказываться от выступления, но у нас так не принято. Порой видно, что детям неинтересно. Взрослые приходят, но их немного. Часто эти концерты назначают на дневное время, люди о них просто не знают. На весь город — афиша в музыкальной школе. Не привык жаловаться и себя подбадриваю: даже если один человек послушает классику и что-то запомнит, уже хорошо. Все равно это воспитание, духовное насыщение. Такие концерты нужно сохранять и поддерживать.

— Труд пианиста оплачивается достойно?

— Первая зарплата была около 300 рублей. За 5 лет она подросла раза в два.

— Шок был?

— Нет. Знал, сколько буду получать. Да и другого выбора нет. Только работать педагогом, но тогда на исполнительской карьере можно поставить крест.

— Желания уехать за границу не возникало?

— Было, конечно! Я же участвовал в фестивалях, конкурсах за рубежом и видел, какое там отношение к музыкантам, сколько они зарабатывают.

Оптимистичная нота

— Что удерживает?

— Школа, которую основал вместе с женой. Она тоже пианистка. Мы познакомились в Академии музыки и с 1-го курса вместе. Когда сыграл первый сольный концерт в 24 года, понял: мечта сбылась. Что дальше? Захотелось создать некую альтернативу существующему в стране музыкальному образованию. Еще в студенческие годы начал преподавать: трудился и в государственной музыкальной школе, и в колледже при консерватории. Видел, что дети и родители хотят у меня заниматься. Стал подрабатывать репетитором, позже открыл ИП и снял помещение, так как количество учеников увеличилось. Со временем понял: нужно двигаться дальше. И вот уже два года как работает школа. Доброе и качественное образование пользуется спросом, этого не хватает детям и взрослым.

— Сложно было ее открыть? В чем отличие от музыкальных студий?

— Только наименование регистрировал четыре часа! Когда бухгалтера нанял, она первым делом спросила, есть ли у меня бизнес-план. По моему удивленному лицу все поняла и стала успокаивать. До сих пор я с циферками на «вы».

У меня в уставе написано, что главная цель — образование. Постарался взять лучшее и соединить систематизированное академическое обучение как в госучреждениях со свободой частных студий. В школе все педагоги — концертирующие солисты, профессионалы, живут искусством. Большое внимание уделяю инструментам, поэтому в каждом классе стоят пианино и рояль. Мы постоянно развиваемся, делаем концерты педагогов и учеников. Сейчас проводим уроки по видеосвязи.

— А выступления за рубежом?

— Филармония не может позволить себе отправить сольного исполнителя на гастроли, только в исключительных случаях. А самому артисту очень сложно все организовать. Для этого надо заниматься созданием имиджа, нужны дополнительные средства и время. Я ушел в сторону образования, мне показалось, это реальнее. От школы могу поехать и на гастроли, но о них сейчас тяжело говорить.

— Вы организуете различные творческие мероприятия и участвуете в них. Большой фортепианный марафон стал уникальным событием лета 2019-го. Что еще интересного готовите?

— Действительно, 12-часовой концерт с участием лучших пианистов страны получился потрясающим. Очень хотелось бы его повторить в этом году, но пока сложно что-то планировать. Сейчас в филармонии все концерты отменены. Из-за пандемии многие планы нарушились. Особый интерес у людей вызвала релакс-программа «Музыкотерапия через классику». Мы дважды с аншлагами собирали Малый зал филармонии. Сейчас делаем прямые трансляции концертов по вторникам на YouTube-канале. Я играю на рояле, другие артисты — на флейте, арфе, гитаре, звукотерапевтических инструментах — поющих чашах, колокольчиках Коши, чакрафонах. Люди хотят слушать классику, но их сегодня нужно привлекать интересными и новыми форматами, вкладываться в маркетинг. Положительно публика приняла и наш концерт-поэму «Лунный свет». С организацией «Мир классической музыки» пытаемся делать нестандартные программы, музыкальные вечера, мастер-классы, лекции. Хочется повышать уровень культуры в стране.

Фото Ирины Малиновской

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ