Первый раз в десятый класс?

Екатерина Циркун
Автор материала:
Екатерина
Циркун

Все чаще звучат голоса о необходимости отбора школьников, стремящихся после окончания 9-го класса продолжить учебу в школе.

Идея, в принципе, не нова – несколько десятилетий назад не было даже разговоров о том, чтобы троечник оканчивал десятилетку. Сдал экзамены за восемь классов, получил свидетельство – и вперед! Если знания позволяют – в техникум, нет – в профтехучилище. Именно так назывались нынешние колледжи и лицеи.

И ведь не сопротивлялись! Понимали, что с низкими баллами невозможно поступить в вузы, не имевшие в те времена платных отделений. Да и зарплата квалифицированного рабочего была в разы больше оклада инженера, и уважения ничуть не меньше. Рабочих называли гегемонами почти всерьез. Анатолий Чумак, полный кавалер ордена Трудовой Славы, вспоминает, как Леонид Кучма – тогдашний генеральный директор «Южмаша» и будущий президент Украины как о великом одолжении просил орденоносного токаря изготовить сувениры для правительственных делегаций, потому что Чумак один в Союзе мог выточить такое чудо – семь шариков один в одном. Кстати, именно с профессионально-технического образования начались в свое время трудовые биографии многих наших знаменитых земляков. В их числе Герой Беларуси, известный всему миру конструктор автомобилей Михаил Высоцкий, бывший глава администрации Фрунзенского района Леонид Матусевич, почетный гражданин Минска Иван Жижель, командующий воздушно-десантными войсками России, а впоследствии губернатор Рязанской области генерал-полковник Георгий Шпак, 14-кратный чемпион БССР по биатлону, ныне директор Лицея № 1 Николай Карловский, «Минчанин года-2014», проректор БНТУ Георгий Вершина, известный белорусский спортсмен Василий Каптюх, директор Минского государственного колледжа электроники Георгий Козел. И этот список можно продолжать.

Казалось бы, введения отбора для желающих получить среднее образование пугаться нечего. Но ряд настораживающих моментов здесь есть. Начнем с того, что в упомянутые мною времена не было разделения на школы и гимназии. И очень немногие родители искали для своих детей учебное заведение с углубленным изучением какого-нибудь предмета (чаще всего иностранного языка). В большинстве случаев дети отправлялись в ближайшую к дому школу, учились в ней, не зная слова «репетитор», и поступали – в вузы, техникумы и ПТУ. В некоторые училища принимали тоже по конкурсу! Кстати, в проигрыше часто оставались школы, вытолкнувшие за порог невнимательных и хулиганистых подростков-мальчишек. В классах оставались одни девочки, и в вузы, даже технические, стремились именно они, сделав многие отрасли, в частности образование и здравоохранение, почти полностью «женскими».

Сегодня дети изначально находятся в неравных условиях. И если гимназист учит тот же иностранный ежедневно, то все остальные углубить свои знания могут только за деньги. К тому же в гимназиях собираются учителя с более высокой квалификационной категорией, а значит, более опытные, знающие. В результате гимназии трещат по швам от избытка учеников, а некоторые школы с трудом наскребают один класс на параллель.

И вот отбор. В гимназии, где учится мой ребенок, уже в этом году четыре девятых класса превратились в один десятый. Пусть многолюдный, но один! А сколько десятых классов осталось в школах, где было по одному девятому? По крайней мере, до меня не дошло ни одного известия о том, чтобы вчерашних девятиклассников из малокомплектных школ объединили в один десятый класс. Делаю вывод: учебу в тех школах продолжили все желающие.

Справедливо ли это по отношению к ученикам гимназий? Да, если говорить о том, что учебу должны продолжать самые достойные. И нет, если вспомнить, что «сортировали» ребят, уже проходивших сито экзаменов и отбора при поступлении в пятый класс. И стоит задуматься о том, как часто кажущиеся лоботрясы становятся впоследствии светилами науки. Примерами тому Менделеев, Дарвин, Эйнштейн – несть им числа. Не «вытряхнуть» бы их…

Еще одна неприятная тема – возможность всяческих спекуляций, связанных с пресловутым проходным баллом, который, как предполагается, будет определяющим при приеме в десятый класс. Где гарантия, что учитель не станет «экономить» на отметках для того или иного ученика? До сих пор храню листок с диктантом дочери, написанным в четвертом классе. Там нет ни ошибок, ни исправлений. Тем не менее выставленная первоначально девятка аккуратнейшим образом исправлена на восьмерку. За что? А ведь итоговые оценки за тот год учитывались при поступлении в пятый класс, и решающим мог стать каждый балл. Будет ли гарантирована детям непредвзятая оценка знаний при переходе в десятый?

Впрочем, не думайте, что я панически боюсь ситуации, когда моему собственному чаду через несколько лет, возможно, придется получать профессиональное образование. Профессия журналиста позволила мне побывать в самых разных колледжах и лицеях. И именно там я увидела отношение к учащимся, о котором родители школьников могут только мечтать. Предположим, ребенок заболел. Какую «вводную» дают в этом случае родителям школьные учителя? Позвоните, сообщите с утра пораньше… А если вы этим самым утром дозваниваетесь до детской поликлиники? Перезвонит ли классный руководитель, чтобы узнать, почему на первом уроке не было Маши, Даши, Пети? А вот моей знакомой, сын которой поступил колледж после 11 классов, с вопросом: «Где ребенок?» звонили уже на шестой минуте после начала занятий. И это несмотря на то, что дитяти было 18 лет от роду, его рост приближался к двум метрам, а поездки к месту учебы через весь город допускали возможность незначительных опозданий. Но именно педагоги профессиональных учебных заведений и мастера производственного обучения радеют за своих воспитанников побольше, чем иные родители! «Да, к нам зачастую приходят сложные дети, из разных семей», – эту фразу мне доводилось слышать неоднократно. И всех этих сложных, ершистых подростков колледжи и лицеи стремятся приучить к качественно лучшей жизни.

– У нас много методов воспитания, но в особо трудных случаях предлагаем новичку туристский поход. И после трех недель пребывания в Хибинах или на Северном Урале приходят мамы и бабушки с вопросом: «Как вы из неслуха сделали разумного мужчину?» – делится наблюдениями заместитель директора филиала профтехколледжа УО РИПО Зинаида Козловская.

– Это воспитание ситуацией, – поясняет руководитель турклуба колледжа Анатолий Костевич. – Потому что поход – это самые реальные трудности, от которых зависят здоровье и выживание. Представьте, что однажды на Северном Урале в горах нас застигли многодневные дожди, долины залило, реки вздулись, до ближайшего жилья восемь суток пути. Выбирались по горным хребтам, по медвежьим тропам. В таких условиях не забалуешь и не покапризничаешь. Не соберешь дров, не разожжешь костер – замерзнешь, не перекинешь через поток бревно – не переправишься, отойдешь от стоянки – можешь зверю в лапы попасть. Да никто и не позволит нарушить дисциплину, в группе ребята опытные.

Александр Коваленок, директор Минского государственного профессионального лицея № 14 деревообрабатывающего производства и транспортного обслуживания, в котором обучаются только парни, уверен: самым важным является воспитание у молодых людей мужской чести, благородства, следования мушкетерскому принципу: один за всех и все за одного. Под всеми подразумевается весь коллектив лицея, родные и близкие воспитанников. Воспитание мужской ответственности, способности покровительствовать слабым делают ребят защитниками всей Дражни, помощниками в доме-интернате для инвалидов, а лицей – лучшим учебным заведением такого типа в городе. Директор выступает с инициативой – снимать ранее провинившихся подростков с учета в инспекциях по делам несовершеннолетних до достижения ими совершеннолетия, как это принято теперь, ибо детские проступки не имеют отношения к настоящим мужчинам, коими они и становятся.

И так во всех учреждениях профтехобразования города. Воспитанники идут в походы по местам боевой славы, объединяются в волонтерские отряды, приобщаются к спорту. Педагоги даже организуют специальные курсы для тех, кто хочет продолжить свое образование, поступив в вуз. И, к слову, заключают с этими самыми вузами договоры, согласно которым лучшие выпускники могут продолжать свое образование сразу с третьего курса.

В общем, не так страшен черт, как его малюют! Конечно, все мы, родители, стремимся дать своим детям все самое лучшее, в том числе и образование. Но кто знает, может, ребенок, которому мы прочим карьеру юриста, через несколько десятилетий получит звезду Героя Беларуси как рабочий-виртуоз? И здесь всем – детям, родителям и учебным заведениям – безусловно, нужна помощь специалистов. Грамотные тесты по профориентации, укрепление и поддержка престижа нужных государству профессий. Четкая, не оставляющая лазеек для всевозможных хитрецов система оценки знаний при переходе с одной ступени образования на другую. Если все это будет создано, вопрос о поступлении или непоступлении в десятый класс станет таким же обычным и не вызывающим в обществе дискуссий, как и 30 лет назад.

 

Самое читаемое