ПЕШКОМ ПО ГОРОДУ. Что думает известный архитектор о застройке столицы

Что думает архитектор Александр Петров по поводу застройки столицы и почему поднимает тему эксплуатации зданий, выясняла корреспондент агентства «Минск-Новости».

Архитектор Александр ПетровАлександр Петров был главным ландшафтным архитектором столицы, главным советником по вопросам архитектуры и градостроительства в Совете Министров страны. Также директором «Минскградо», при котором разработан один из генпланов столицы. В 2011–2013 годах А. Петров работал председателем комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома.

— Вся моя жизнь проходит между улицами Володарского и Купалы, — шутит А. Петров.  Детство провел в доме на углу проспекта Независимости и улицы Володарского. В нем жили шесть известных архитекторов. Позже семья переехала в дом у цирка, где мы соседствовали с писателями Пименом Панченко и Владимиром Карповым, семьей Аладовых, актрисой Зинаидой Броварской, композитором и ректором консерватории Владимиром Оловниковым, олимпийскими чемпионками Марией Иткиной и Елизаветой Ермолаевой. Окружение было интересное, творческое. Сейчас живу в доме напротив, по другую сторону проспекта Независимости.

Эта территория — не только малая родина моего собеседника, но и особое место для зодчего.

Центр современного Минска застраивали после войны, когда не хватало денег. Тем не менее, отказывая себе во многом, смогли создать эту красоту. Наша задача — сохранить ее, донести следующим поколениям хотя бы в таком же виде. А с этим есть проблемы. К сожалению, центр города непоправимо меняется в последнее время, потому что появился ряд зданий, сделанных непрофессионально либо расположенных не на своем месте. Эти объекты у всех на устах. Что сделать, чтобы подобное не повторялось? На мой взгляд, есть способ повлиять на ситуацию. Архитектурным органам (и в первую очередь их руководителям) надо настойчивее и тщательнее работать с заказчиками. Как правило, даже самые крупные инвесторы прислушиваются к мнению профессионалов, если видят, что оно направлено на улучшение объекта, а не на его уничтожение.

Второй момент. Надо узаконить размещение объектов в сложившейся застройке в центре города только на основе архитектурных конкурсов.

Не исключаю, что конкурс не всегда даст с первой попытки идеальное решение, но при этом он покажет возможные проблемы и ошибки, которые надо учесть в дальнейшем при разработке концепции. И если уж невозможно выбрать другую площадку для строительства, то нужно хотя бы запроектировать на конкретном месте достойное здание.

«В процессе эксплуатации утрачены…»

Мы идем по проспекту Независимости, и А. Петров поднимает вторую проблему сохранения архитектурного наследия, но уже с точки зрения эксплуатации зданий:

Если проектирование и строительство находятся под контролем Министерства архитектуры и строительства, то за эксплуатацию зданий, то есть их обслуживание и ремонт, отвечают структуры, подведомственные Минжилкомхозу, либо компании и предприятия, являющиеся их собственниками. К сожалению, профессиональный уровень в этом деле не всегда выдерживается. В итоге мы утрачиваем лепнину, декор, теряем элементы благоустройства, которые потом проблематично восстановить.

Александр приводит пример: в 1972 году в парке Я. Купалы был поставлен памятник поэту, а прилегающий сквер преобразился и стал произведением ландшафтного искусства. Там хорошо поработали с рельефом архитекторы Л. Левин и Ю. Градов: сделали систему подпорных стенок, понизили площадь, где находился памятник, продумали большое количество альпинариев, цветников. Это было очень красиво, торжественно.

— Но в процессе эксплуатации за пару десятилетий были утрачены почти все альпинарии, декоративные цветники вдоль центральной аллеи. Теперь там даже не газон, а просто стриженая трава. Обидно, что все это пропало, — говорит экс-главный архитектор города.

Еще пример — набережная Свислочи в районе телецентра. Великолепный пример ландшафтной архитектуры с использованием различных малых форм: беседки-ротонды, спусков к воде и так далее. Уголок Минска, узнаваемый во многих кинофильмах. К сожалению, объект находится в неудовлетворительном состоянии, необходимы срочные меры для его спасения.

Останавливаемся у дома № 28-30 на проспекте Независимости, где раньше жил А. Петров. Он по ходу делает замечания: висит мемориальная доска, а рядом по фасаду сверху вниз идет толстая ржавая проволока, видимо, заземление, молниезащита. Через несколько метров еще и еще такая же. Здание это не украшает. А вот непродуманный вход в недавно появившийся магазинчик: в дождь вода будет течь прямо под ноги входящим — не подумали, как ее отвести. Поднимаем глаза выше — лепнина на фасаде трескается и осыпается, восстановить ее сложнее, чем поддерживать в порядке.

По другую сторону проспекта в здании № 29 нижняя часть фасада покрашена масляной краской поверх терразитовой штукатурки.

— Такая штукатурка — дорогое удовольствие, но главное — мало специалистов, которые умеют ее делать, — отмечает собеседник.  А здесь ее додумались покрасить масляной краской, которую потом удалить невозможно, так как она впитывается. Под ней начинаются необратимые процессы.

Еще несколько примеров — на домах на улицах К. Маркса, Комсомольской. В одном случае под балконами должны находиться лепные кронштейны. Из четырех элементов остался лишь один.

— Это вовсе не мелочи, это архитектурный облик города, — резюмирует зодчий.

— Какой выход?

— Считаю, что предприятие или компания, на балансе которых находится объект, должны обеспечить его безусловную сохранность и за свой счет восстанавливать все, что утрачено в ходе эксплуатации. Если, к примеру, разрушается лепнина из-за неправильной организации отвода воды, привести ее в первоначальный вид за счет средств предприятия.

— Тогда нужен паспорт здания, который зафиксирует состояние постройки после ее возведения.

— В конце 1990-х мы подняли этот вопрос. Речь шла о том, что каждый дом должен иметь «судовой журнал», чтобы любой управляющий мог видеть всю информацию о строении. Когда вы покупаете бытовую технику, есть подробная инструкция, как с ней обращаться. А здесь целое здание. После этого ввели эксплуатационный паспорт, но, на мой взгляд, он носит формальный характер, там типовые рекомендации.

— Даже если паспорт будет, возникнет вопрос: кому контролировать?

«Стройнадзор» отвечает за новое строительство, реконструкцию, а к капремонту уже не имеет отношения. Текущий ремонт и вовсе выпадает из поля зрения компетентных специалистов. Необходимо создать реально действующую службу надзора за эксплуатацией, своего рода строительную полицию, которая бы занималась таким контролем.

О развитии города

— Если говорить о развитии города, надо понимать: рост населения и увеличение жилого фонда — это не одно и то же. Дело в том, что для удовлетворения потребностей даже нынешних жителей Минска необходимо построить более миллиона квадратных метров жилья. Повторяю — только для уже проживающих в городе! Территориальное ограничение Минска приведет к тому, что пригородная зона будет застраиваться Минским районом для тех же жителей столицы. Это уже происходит, растут дома в Ратомке, Копище.

Если учесть мировой опыт, то в подобных случаях в Европе создаются агломерации (город и пригороды) с единой функцией управления. Например, Большой Париж, Большой Лондон и так далее. Но у нас пока такое решение не рассматривается.

Вместе с тем дефицит территорий для строительства в столице неизбежно приведет к уплотнению застройки, увеличению этажности, сокращению зеленых насаждений. Увеличится интерес застройщиков к сносу частного сектора, и недалек тот час, когда мы с вами увидим демонтаж первых панельных пятиэтажек, — говорит собеседник.  Найдется и механизм отселения людей — в новые дома на этих же площадках. Это объективная реальность, через которую проходили многие города.

Фото автора и Анатолия Дрибаса

ТОП-3 О МИНСКЕ