ПЕШКОМ ПО ГОРОДУ. В Лошицком парке может появиться настоящая пасека

На территории болотистой поймы у Свислочи шириной более километра в Лошицком парке активисты предлагают сделать тропинки для пешеходов и установить улья с пчелами. Что нужно для воплощения этой идеи, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказал член правления Союза пчеловодов Беларуси Михаил Дударевич.

Та самая пойма

Прогуливаясь по Лошицкому парку, мой спутник Михаил Дударевич его красотам не удивляется. Внимательно оглядывает только яблоневый сад и направляется к спрятанной в пожухлых камышах Свислочи. Попутно сообщает, что еще до армии, которой отдал четверть века и вышел в отставку майором войск связи, в начале 50-х годов прошлого века учился в Марьиногорском сельхозтехникуме на пчеловода. Практику проходил в этом самом парке, где располагалась пасека почти из 100 ульев.

— И что удивительно, — говорит собеседник,  в неухоженном старом парке каждый день гуляли сотни людей. По выходным было еще больше народу. Приходили с детьми, расстилали скатерть прямо на траве и устраивали обед. А вокруг жужжали пчелы и никому не мешали, никого не кусали…

— Прямо Париж, — поддерживаю разговор,  там ульи на крыше оперного театра стоят.

— Есть ульи на крышах в Лондоне, Нью-Йорке, Дублине… В Праге институт пчеловодства сам себя окупает, производит мед, медовые настойки, лекарственные препараты… Да и в Минске на крыше Красного костела настоятель Владислав Завальнюк держит пчел и угощает прихожан медом.

— Но в городах с экологией вроде как проблемы. Не вреден ли мед, здесь добытый?

— Это одна сторона медали, — парирует Михаил Антонович,  зато в городе не применяют пестициды, идет постоянная смена растений с разными периодами цветения. Тем более мед без добавок со стороны человека, как правило, чист.

Мне вспомнилось, как сотрудники Академии наук в 1980-е годы удивлялись и не находили объяснения тому, что среди загрязненных продуктов, доставляемых на анализ из чернобыльской зоны, мед был почти без радионуклидов. Каким чутьем или фильтром обладали пчелы, тогда было неизвестно. И если города мира становятся островком спасения для вытесняемых из привычных мест соколов, енотов, медведей, лосей, если животным, которым грозит исчезновение, именно городские зоопитомники дают шанс на спасение и сохранение вида, то почему бы и пчелам не поселиться здесь? Тем более в этом году на крылатых тружениц навалился невиданный мор, они миллионами гибли в разных местах планеты.

— Вот! — мой спутник обвел рукой текущую под мостиком Свислочь, уток в воде, бесконечные заросли крапивы, лопуха, камыша в пойме.  Я хочу показать минчанам и городским властям простор между парком и Серебрянкой. Эту болотистую пойму шириной более чем километр хорошо бы присоединить к парку, сделать на ней тропинки для пешеходов или дощатые мостки, засеять болотными медоносами. Есть такое растение эскулапова трава. Оно высотой в полтора метра, с гроздьями медовых розовых цветов с прекрасным ароматом. Заменим ею пару соток камыша, и люди будут приходить и любоваться качающимися от пчел соцветиями, вдыхать запах меда. Некоторые газоны в парке можно засеять мелким диким клевером, на клумбах высаживать медоносы. Я член правления Союза пчеловодов Беларуси и знаю, что многие наши пасечники могут установить здесь стеклянные ульи с пчелами карпатской породы, которые отличаются спокойным и дружелюбным характером. Через стенки можно будет наблюдать за их работой. Для экзотики можно установить колоды. Пойдет дело — можно организовать и продажу меда, и чайную с медовыми пряниками. В Беларуси чаще всего употребляют мед, а еще прополис. Но не все знают, что целебен и воздух улья, и даже воск, переработанный восковой молью. На стыке парка с поймой можно разместить деревянные бани, где люди будут париться с медом, апидомики. Ну и, конечно, кружок юных пчеловодов с небольшой мастерской и библиотекой, которую охотно соберут члены нашего Союза.

Пчелы на крыше Красного костела в Минске

Свой проект пасеки в пойме Свислочи М. Дударевич подготовил давно и неоднократно обращался с ним к властям. Три года назад администрация Ленинского района очень вежливо и внятно объяснила энтузиасту, что на территории охранной зоны парка «запрещается хозяйственная деятельность, строительство зданий и сооружений, проведение земляных работ без археологического надзора». И на основании этого было отказано в благоустройстве.

Я слушаю Михаила Антоновича и не нахожу в его проектах ничего крамольного или утопического. Действительно, от города требуются разрешение и небольшая помощь в облагораживании запущенного болота. Все остальное — ульи, пчелы, медоносы — организуют пчеловоды, которых в Минске немало. В парке запрещена хозяйственная деятельность? Но кто сказал, что ульи и беседки подходят под категорию зданий и сооружений? Кто сказал, что археологи не дадут разрешение на упорядочение приречных зарослей? К тому же речь идет не о территории парка, а о прилегающем к нему заросшему болоту. И проект этот скорее культурно-познавательный, а не хозяйственный. Хотя пасека может и должна приносить доход пчеловодам и парку от продажи семян медоносов, от желающих «поспать с пчелами».

***

От автора. Лет 30 назад я сопровождала китайских коллег в поездке по Беларуси. Они часто просили остановиться у цветущего луга и с удивлением и восхищением любовались ковром травы и цветов: их страна распахана до предела, там редко увидишь такую роскошь. В Минске каждый из них купил себе картину с видом белорусских просторов.

Теперь и в Беларуси таких лугов мало — они или распаханы и засеяны монокультурами, или заросли кустами. Почему бы не возродить первозданный травяной участок в Минске, где парков достаточно, а о солнечных, усыпанных цветами, уставленных душистыми копнами лугах молодежь не имеет представления?

Согласна: естественное возрождение травостоя — процесс длительный. Но если уменьшить заросли крапивы и осоки, открыть солнцу сохранившиеся луговые растения, призвать на помощь минчан, то можно привезенными с дачи семенами, рассадой, корневищами очень быстро засеять пойму. Я лично взялась бы создать куртины эскулаповой травы, девясила, присовокупив ко всему окультуренную эхинацею, на цветах которой сотни бабочек дерутся с пчелами за нектар на потеху детям. Думаю, многие жители Серебрянки не поскупились бы принести пакетики с недорогими семенами василька, шалфея, донника… Молодые пары смогли бы засевать свои полянки незабудок…

Ну что, уважаемые земляки, поддержим инициативу Михаила Антоновича? Сделаем ему подарок к 90-летию? Ждем предложений. Почтовый и электронный адреса газеты известны, телефон автора 224-28-31.

Сон «на пчелах»

— У меня недалеко от известного горнолыжного комплекса размещаются несколько ульев. Они установлены в небольшом помещении по три у каждой стенки. Ульи находятся внутри домика, а летки выходят наружу, то есть насекомое в домик доступа не имеет, — рассказал главный инженер спорткомплекса Александр Хозяев. На трех ульях устраивается нечто похожее на топчан, там человек может отдохнуть, вдыхая аромат меда и воска. Гудение пчел создает вибрации, придающие человеку бодрость, хорошее настроение. В апидомик любят приходить друзья, соседи, молодожены в медовый месяц.

Справочно

Мед является наиболее чистым продуктом, содержание в нем цезия-137 в 1980-е годы было в 2,4 раза меньше, чем в цветочной пыльце, цинка — почти в 153 раза, меди — в 43 раза, кадмия — в 19 раз, свинца — в 2,4 раза. (Из диссертации кандидата сельскохозяйственных наук Евгении Мурашовой.)

Фото Тамары Хамицевич, БелТА

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ