Певец Алексей Хлестов рассказал, что мешает коллегам по цеху зарабатывать миллионы и почему ему обидно за державу

Что мешает коллегам по цеху зарабатывать миллионы, почему недоволен появлением десятков нелегальных кавер-бендов и зачем пересел на велосипед, рассказал главный романтик отечественной эстрады певец Алексей Хлестов.

– Алексей, лет пять назад вы давали многочисленные интервью, где рассказывали о том, что на сцене выступаете уже пятнадцать лет. Нехитрые подсчеты подсказывают, что, похоже, в этом году стукнул второй десяток творческой деятельности. Так ли это?

– Если быть совсем точным, то первый раз на профессиональную музыкальную сцену я вышел 23 года назад. Это был сознательный выход, первые концертные поездки. Уже тогда я ощущал себя полноценным музыкантом, выступавшим с заслуженными артистами нашей страны. Кстати, сейчас эти люди уже народные (смеется).

– Кого не спросишь, все говорят: «А, Леша Хлестов – знаю его!» Как думаете, это самая большая заслуга за минувшие годы?

– Мне нравится рассматривать артиста как предприятие, порой успешное, а слушателей называть клиентами. И я рад, что клиенты довольны (улыбается). Цель любого артиста – получить признание людей. Это и есть нематериальная плата за многолетний труд и за то музыкальное направление, которое было выбрано когда-то для работы. Не скрою, я считаю себя романтиком на сцене. И авторы, которые со мной работают, знают это и стараются подобрать для меня композиции о любви. Ведь эта тема будет актуальна всегда!

– Читал, что когда вы 11 лет назад вернулись в Беларусь, то занялись анализом музыкального рынка в поисках свободной ниши. И выбрали образ певца-романтика, который поет о любви. Неужели настоящий артист может петь только об этом?

– Артист может петь на любые темы, но многое зависит как от внутреннего мира исполнителя, так и от продюсера (если таковой есть) или творческой команды. Мне нравится, как поет «не только о любви» группа «Леприконсы». Их сатира в песнях выстреливает в слушателей. Но я начал с романтики, и люди восприняли меня именно так. Думаю, большинство людей приходят на мои концерты послушать истории любви, порой несчастные. Ведь у каждого из нас был период в жизни, когда мы любили, расставались, плакали от невероятного чувства тоски.

– В известном российском фильме «Ландыш серебристый» продюсер учит свою подопечную, что петь о любви всю жизнь надо только для одного человека. Для кого поете вы?

– Я просто вспоминаю определенные отрезки своей жизни и проживаю каждую песню снова и снова. Но верно подмечено, артист, как актер, не просто должен вжиться в роль, а прожить эту жизнь. И так каждую композицию. Например, в каждом своем концерте я сейчас исполняю песню на слова Максима Богдановича и музыку Игоря Лученка «Веранiка». Эта песня моя по-настоящему! Для меня огромная честь коснуться нашей истории.

– Слышал, что на жизненном пути Богданович вам уже встречался…

– Это правда, ведь, поступая в институт, я завалил сочинение на тему творчества белорусского поэта. Тогда мне не повезло, а сегодня это дань памяти Богдановичу. Ну, или карма, чтобы хоть как-то спустя время приблизиться к этому человеку.

– Возвращаясь к началу разговора, все же пиком карьеры стоит считать признание зрителей или что-то другое?

– Трудно сказать, поскольку каждый год я продолжаю изучать премудрости профессии. Думаю, придется учиться до конца карьеры. В современном мире все так быстро меняется – появляются новые музыкальные направления и сам шоу-бизнес стремительно трансформируется. Конечно, до сих пор в Беларуси есть люди, которые утверждают, что у нас его нет. Для меня лично он есть. Может, не на уровне Америки и России, но у нас есть приличные шоу, а значит, есть и бизнес. Возвращаясь к термину «предприятие» (читай – артист), они у нас есть, но вот инвестиций в такие проекты, к сожалению, нет. При этом, чтобы сделать очень хорошее шоу, нужны не только деньги на его создание, но и уверенность, что оно окупится. Не только для артиста, но и для всей команды, которая создаст продукт.

– Похоже, начался разговор уже не с артистом, а с бизнесменом Хлестовым?

– Я считаю себя как артистом, так и музыкальным бизнесменом. Стараюсь контролировать все процессы самостоятельно. Это моя работа, а не просто стиль жизни. За мной семья, музыкальная команда, композиторы и аранжировщики. Песни приходится покупать не в Беларуси, зато этот продукт выстреливает тут по максимуму. Этим, думаю, я отличаюсь от некоторых коллег по цеху, которые стремятся получить тут песню, а потом укатить за рубеж. Я люблю свою страну и никуда не хочу уезжать. Были возможности, но, к счастью, я остался и сегодня рассматриваю это как добрый знак и благословение на труд дома.

– Многие артисты могут сказать, что у Хлестова бизнес, может, и есть, а у нас – нет! Часто сталкиваетесь с завистью и нытьем?

– Признаюсь, иногда приходится констатировать, что шоу-бизнеса в Беларуси нет. Временно. Например, последние два года всем (!) белорусским артистам очень трудно работать. Почему? Музыкальный рынок просел из-за появления огромного количества кавер-бендов, которые играют все! Со сцены буквально вытесняют тех, кто занимается самопроизводством. Конечно, не всех, но толчок в спину оказался очень болезненным, в том числе для меня. Ведь я покупаю дорогие песни, плачу налоги и авторские отчисления. Одним словом, честно играю на музыкальном рынке. А большинство групп-перепевок ничего никому не платят. Эта каста (большинство групп, но не все) даже юридически не узаконена.

– А как быть? Может, создать манифест белорусских эстрадных исполнителей?

– Дело даже не в манифесте, а в том, что следует проинформировать Министерство культуры и предложить разработать законодательную базу по борьбе с нелегальными группами. Это мое личное мнение. Просто в то время как одни люди играют по правилам, другие люди на это плевать хотели. Хочется здоровой конкуренции, а не демпинга цен от пяти музыкантов, которые играют вместе три месяца и уже называются кавер-бендом. Конечно, мне грех жаловаться, мои песни подпевают на всех концертах (выступлений достаточно!), но за других артистов и за державу обидно.

– На какие вопросы вы устали отвечать поклонникам и журналистам?

– Скажу честно, люблю пообщаться. На концертах постоянно прошу зрителей, чтобы мне писали записки с вопросами. Диалог – это великолепно. За лучшие ремарки дарим людям майки. Да и с журналистами я тоже всегда открыт. Правда, не люблю негатива в разговорах, его и так хватает в жизни: за рулем, в магазинах, где ходят люди-тучки.

– К слову, о руле. Увидел в социальных сетях, что вы активно осваиваете двухколесный транспорт. Следуете городской моде?

– Не совсем. Во-первых, мой сын хорошо закончил учебный год, и я подарил ему велосипед, а заодно купил и себе. А чуть позже мой тренер Дмитрий рассказал, что двухколесный транспорт очень хорош для кардионагрузки. И велосипед стал для меня дополнительным средством тренировки. Правда, пришлось серьезно подойти к вопросу – купить не только байк, но и всю экипировку для долгой езды. Ну что делать, я педантичный человек и люблю безопасность и комфорт. Может, это и выглядит со стороны смешно, но мне так удобно. Сначала катались с сыном возле дома, а позже узнали про велодорожку, по которой сейчас вместе и колесим. В будущем надеюсь привлечь к этому занятию жену и дочку.

– Для настоящего артиста на первом месте семья или сцена?

– Тут кроме артиста и бизнесмена появляется мое третье я – отец. Конечно, приходится лавировать между работой и семьей, но они понимают. Порой стресс снимаю дома, просто наблюдая, как веселится моя любимая дочка. Семейная жизнь – это компромиссы, к которым порой приходится идти не один день. Надеюсь, в будущем я стану очень примерным семьянином, а работа станет, как когда-то в детстве, любимым увлечением.

 

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ